Вирусная нагрузка при гепатите с низкая: HCV, РНК количественно [реал-тайм ПЦР]

Содержание

Высокая вирусная нагрузка при гепатите С — ГепаГид

Поделиться статьей

Вирусная нагрузка – это количество возбудителя инфекции в крови у пациента. Если говорить о гепатите С, то под вирусной нагрузкой имеется в виду общее число вирусной РНК самого вируса в венозной крови пациента. Определение количества вируса у больного является обязательной и очень важной процедурой, потому что в зависимости от количества вирусной РНК в крови гепатолог составляет лечение и подбирает препараты.

Когда пациенту ставят диагноз «вирусный гепатит С», ему необходимо пройти еще несколько проверок, чтобы выявить генотип заболевания и, соответственно, вирусную нагрузку. Как правило, оба эти показателя выявляются при помощи ПЦР-диагностики. Вирусная нагрузка оказывает влияние на течение заболевания, на его агрессивность и даже определяет дальнейший прогноз лечения. Высокая вирусная нагрузка показывает, что вирус содержится в крови в большом количестве. При этом значительно возрастает угроза возникновения фиброза печени высокой степени. В целом, высокая вирусная нагрузка является отрицательным показателем, негативно влияющим на прогноз лечения и значительно увеличивающим его продолжительность.

Низкая вирусная нагрузка, наоборот, является хорошим прогнозом для пациентов, так как чем меньше вируса содержится в крови, тем легче и быстрее сможет выздороветь больной.

Уровень вирусной нагрузки необходимо постоянно отслеживать и контролировать, особенно во время лечения. Если в процессе терапии не наблюдается никаких изменений в уровне содержания гепатита С в крови, это говорит о том, что лечение не действует и его нужно изменить полностью, либо внести какие-то коррективы.

Самым эффективным способом определения количества вирусной РНК в крови человека является ПЦР-диагностика. При помощи данной методики можно выявить вирусный гепатит С даже при минимальном содержании возбудителя в крови. Методика ПЦР включает в себя три разных обследования, на определение вирусной нагрузки направлен качественный анализ. Если пациент не заражен, его результат: «не обнаружен», однако может быть и результат «ниже диапазона измерений» в том случае, когда вирусная РНК была найдена, но ее точное количество установить не удалось.

Расшифровкой результатов анализа занимается непосредственно лечащий врач. Как правило, результаты представлены на бланке в виде таблицы с указанными значениями по каждому показателю. Высокой вирусной нагрузкой считается более 800 000 МЕ/мл, а низкой вирусной нагрузкой принято считать до 400 000 МЕ/мл. При высокой вирусной нагрузке существует большая вероятность развития опасных заболеваний печени – цирроза, рака, поэтому начинать лечение необходимо как можно скорее. Если во время лечения не наблюдается снижение уровня РНК в крови, следует приостановить терапию, повторно сдать анализы и разрабатывать курс лечения, исходя из новых результатов.

Определение вирусной нагрузки у пациента играет очень важную роль. В случае, когда она минимальная, с лечением можно повременить, если, к примеру, у пациента нет возможности или желания лечиться. Что касается высокой вирусной нагрузки, то ее нужно лечить сразу, потому что вирус, присутствуя в организме в большем количестве, в несколько раз быстрее воздействует на клетки и ткани печени, провоцируя развитие различных патологий, которые в итоге могут стать причиной летального исхода у пациента.

Вирусный гепатит С (HCV), количественный

Вирусный гепатит С (HCV), количественный

Вирусный гепатит С (HCV), количественный-исследование для выявления возбудителя гепатита C (HCV), в ходе которого с помощью метода полимеразной цепной реакции в реальном времени (РТ-ПЦР) определяется наличие генетического материала (РНК) вируса и его количество (вирусная нагрузка) в образце крови. Вирус гепатита С (HCV) – РНК-содержащий вирус из семейства Flaviviridae, который поражает печень. Он способен размножаться в клетках крови (нейтрофилах, моноцитах и макрофагах, В-лимфоцитах) и вызывать криоглобулинемию, болезнь Шегрена и В-клеточные лимфопролиферативные заболевания. HCV благодаря высокой мутационной активности способен избегать воздействия защитных механизмов иммунной системы. Существует 6 генотипов и множество субтипов вируса, которые имеют разные значения для прогноза развития заболевания и эффективности противовирусной терапии. Выявление РНК HCV свидетельствует о размножении вируса в организме и является методом диагностики заболевания. Генетический материал вируса можно обнаружить с помощью ПЦР через 10-12 дней после инфицирования – в этот период специфические антитела, которые образуются через несколько месяцев после заражения, отсутствуют и биохимические показатели функции печени находятся в пределах референсных значений.

Посредством ПЦР выявляют РНК вируса качественно или количественно. Благодаря качественному методу подтверждается присутствие вируса гепатита С и его активное размножение. Количественное определение вирусной нагрузки с учетом генотипа HCV позволяет контролировать проводимую терапию и прогнозировать течение болезни.

Эффективность лечения оценивается по количеству РНК до и во время терапии. Обычно вирусная нагрузка крови снижается в несколько раз за первые три месяца успешного лечения. При эффективной терапии виремия уменьшается на два порядка в первые 4-12 недель лечения и после окончания курса терапии генетический материал вируса в крови не обнаруживается. Отсутствие снижения виремии через 12 недель с начала лечения указывает на его неэффективность. Рекомендовано проводить анализ до начала терапии, на 4-й, 12-й и 24-й неделях лечения и через 24 недели после окончания курса. Длительность терапии и периодичность количественного определения РНК вируса гепатита С зависит от генотипа вируса и степени повреждения печени.

Подготовка к исследованию

Специальной подготовки не требуется.

Показания к исследованию

Для подтверждения диагноза «вирусный гепатит С».

Для прогнозирования течения вирусного гепатита С. 7 МЕ/мл).

На результаты могут влиять

загрязнение биоматериала;

наличие в образце ингибиторов – химических и белковых субстанций, влияющих на различные компоненты ПЦР;

присутствие в крови гепарина.

Уровень вирусной нагрузки крови не указывает на степень повреждения печени и тяжесть заболевания. Для их оценки необходимо исследовать биохимические показатели и материалы биопсии.

При планировании лечения очень важно определить генотип вируса гепатита С.

Назначается в комплексе с

Anti-HCV, антитела

HCV – подтверждающий тест (антитела к структурным и неструктурным белкам вируса гепатита)

HCV, РНК [качетсвенный ПЦР]

HCV, генотипирование, РНК [ПЦР]

Биохимический анализ крови при заболеваниях ЖКТ

Коагулограмма базовая

 

 

HCV, РНК количественно [реал-тайм ПЦР]


Исследование для выявления возбудителя гепатита C (HCV), в ходе которого с помощью метода полимеразной цепной реакции в реальном времени (РТ-ПЦР) определяется наличие генетического материала (РНК) вируса и его количество (вирусная нагрузка) в образце крови.


РНК HCV может быть обнаружена в концентрации, находящейся за нижней границей линейного диапазона концентраций. Линейный диапазон концентраций – это диапазон, в котором можно точно посчитать количество копий возбудителя. Для данного анализа линейный диапазон концентраций ДНК HCV, определяемых детектирующим амплификатором, составляет 7,5×102 – 1,0×108копий/мл образца.


Услуги по взятию (сбору) биоматериала


Венозная кровь 


Срок выполнения


до 2 суток


Синонимы русские


Вирус гепатита С (ВГС), количественное определение РНК.


Синонимы английские


Hepatitis C Virus RNA, Quantitative, Real-Time PCR, Blood, HCV Viral Load, Hepatitis C Virus RNA Quant.


Метод исследования


Полимеразная цепная реакция с обратной транскрипцией в режиме реального времени.


Какой биоматериал можно использовать для исследования?


Венозную кровь.


Как правильно подготовиться к исследованию?


Не курить в течение 30 минут до сдачи крови.


Общая информация об исследовании


Вирус гепатита С (HCV) – РНК-содержащий вирус из семейства Flaviviridae, который поражает печень. Он способен размножаться в клетках крови (нейтрофилах, моноцитах и макрофагах, В-лимфоцитах) и вызывать криоглобулинемию, болезнь Шегрена и В-клеточные лимфопролиферативные заболевания. HCV благодаря высокой мутационной активности способен избегать воздействия защитных механизмов иммунной системы. Существует 6 генотипов и множество субтипов вируса, которые имеют разные значения для прогноза развития заболевания и эффективности противовирусной терапии.


Основной путь передачи инфекции – через кровь (препараты для переливания элементов крови и плазмы, донорские органы, нестерильные шприцы, иглы, инструменты для татуирования, пирсинга). Вероятно заражение при половом контакте и ребенка от матери во время родов, но это случается нечасто.


Острый вирусный гепатит, как правило, характеризуется бессимптомным течением и остается невыявленным в большинстве случаев. Только у 15 % инфицированных заболевание протекает остро – с тошнотой, ломотой в теле, отсутствием аппетита и потерей веса (редко сопровождается желтухой). У 60-85 % инфицированных развивается хроническая инфекция, что в 15 раз превышает частоту хронизации при гепатите В. Хронический вирусный гепатит С протекает с повышением печеночных ферментов и скудным проявлением симптомов. У 20-30 % больных заболевание приводит к циррозу печени, увеличивая риск развития печеночной недостаточности и гепатоцеллюлярной карциномы.


Выявление РНК HCV свидетельствует о размножении вируса в организме и является методом диагностики заболевания. Генетический материал вируса можно обнаружить с помощью ПЦР через 10-12 дней после инфицирования – в этот период специфические антитела, которые образуются через несколько месяцев после заражения, отсутствуют и биохимические показатели функции печени находятся в пределах референсных значений.


Посредством ПЦР выявляют РНК вируса качественно или количественно. Благодаря качественному методу подтверждается присутствие вируса гепатита С и его активное размножение. Количественное определение вирусной нагрузки с учетом генотипа HCV позволяет контролировать проводимую терапию и прогнозировать течение болезни.


Эффективность лечения оценивается по количеству РНК до и во время терапии. Обычно вирусная нагрузка крови снижается в несколько раз за первые три месяца успешного лечения. При эффективной терапии виремия уменьшается на два порядка в первые 4-12 недель лечения и после окончания курса терапии генетический материал вируса в крови не обнаруживается. Отсутствие снижения виремии через 12 недель с начала лечения указывает на его неэффективность. Рекомендовано проводить анализ до начала терапии, на 4-й, 12-й и 24-й неделях лечения и через 24 недели после окончания курса. Длительность терапии и периодичность количественного определения РНК вируса гепатита С зависит от генотипа вируса и степени повреждения печени. 7 МЕ/мл).


Что может влиять на результат?


Недостоверный результат может быть получен при:


  • загрязнении биоматериала;

  • наличии в образце ингибиторов – химических и белковых субстанций, влияющих на различные компоненты ПЦР;

  • присутствии в крови гепарина.

Важные замечания

  • Уровень вирусной нагрузки крови не указывает на степень повреждения печени и тяжесть заболевания. Для их оценки необходимо исследовать биохимические показатели и материалы биопсии.

  • При планировании лечения очень важно определить генотип вируса гепатита С.

Также рекомендуется

Кто назначает исследование?


Инфекционист, гепатолог.


Тип биоматериала и способы взятия




Тип


На дому


В Центре


Самостоятельно


Венозная кровь


да


да


 


На дому: возможно взятие биоматериала сотрудником мобильной службы.


В Диагностическом центре: взятие, либо самостоятельный сбор биоматериала осуществляется в Диагностическом центре.


Самостоятельно: сбор биоматериала осуществляется самим пациентом (моча, кал, мокрота и т.п.). Другой вариант – образцы биоматериала предоставляет пациенту врач (например, операционный материал, ликвор, биоптаты и т.п.). После получения образцов пациент может как самостоятельно доставить их в Диагностический центр, так и вызвать мобильную службу на дом для передачи их в лабораторию.


Литература

  • Возианова Ж.И. Инфекционные и паразитарные болезни: В 3х т. — К.: Здоровье, 2000. – Т.1.: 600-690.

  • Кишкун А.А. Иммунологические и серологические исследования в клинической практике. — М.:ООО МИА, 2006. – 471-476 с.

  • Harrison’s Principles of Internal Medicine. 16th ed. NY: McGraw-Hill; 2005: 1822-1855.

  • Lerat H, Rumin S, Habersetzer F, and others. In vivo tropism of hepatitis C virus genomic sequences in hematopoietic cells: influence of viral load, viral genotype, and cell phenotype. Blood. 1998 May 15;91(10):3841-9.PMID:9573022.

  • Revie D, Salahuddin SZ. Human cell types important for hepatitis C virus replication in vivo and in vitro: old assertions and current evidence. Virol J. 2011 Jul 11;8:346. doi: 10.1186/1743-422X-8-346. PMID:21745397.

Лечение вирусных гепатитов

Ольга Беклемищева: Мы сегодня говорим о гепатитах – о гепатитах В и С. Не так давно прошел Международный конгресс по СПИДу, в котором приняли участие более 20 тысяч человек, и он традиционно привлек большое внимание прессы. А между тем вирусными гепатитами страдает гораздо больше людей. Считают, что гепатитом В болеют около 350 миллионов человек во всем мире, а гепатитом С – от 170 до 200 миллионов человек. Так что проблема актуальна, и привлечь к ней внимание, наверное, следует.

Сегодня у нас в студии — Алексей Буеверов, член экспертного совета Министерства здравоохранения и социального развития, гастроэнтеролог, гепатолог, старший научный сотрудник Клиники имени Василенко при Московской медицинской академии, и Павел Богомолов, гастроэнтеролог-гепатолог, заведующий отделением гепатологии МОНИКИ. И в нашем разговоре традиционно примет участие наш постоянный американский медицинский эксперт — профессор Даниил Борисович Голубев.

Господа доктора, самый актуальный вопрос современности по отношению к гепатитам – это лечить их все-таки или не лечить. Ведь не секрет, что многие из них проходят сами. Доктор Буеверов, как вы считаете?

Алексей Буеверов: На самом деле сначала надо разобраться, какие гепатиты переходят в хроническую форму, а какие не переходят. Те гепатиты, о которых сегодня пойдет разговор, — это гепатиты В, С, ну, к этому еще можно отнести гепатит D , он передается только с вирусом В – они могут переходить в хроническую форму с определенной частотой.

Ольга Беклемищева: Какой?

Алексей Буеверов: Эта частота весьма велика для вируса гепатита С – превышает 80 процентов. Для гепатита В она существенно меньше – 5-10 процентов человек становятся хроническими носителями инфекции. Но надо сказать, что даже среди этих хронических носителей лечению подлежат только те больные, у которых наиболее велик риск перехода в прогрессирующую стадию гепатита, который может закончиться циррозом и раком печени.

Ольга Беклемищева: Доктор Богомолов, а вы как считаете, сколько приблизительно больных с гепатитом С, например, нуждаются в серьезной терапии?

Павел Богомолов: Я, во-первых, хотел бы немножечко поправить вашу статистику. На сегодняшний день можно говорить смело не о 350 миллионах человек, болеющих гепатитом В, — это данные 80-х годов, а на порядок больше. Сейчас, с учетом новых технологических возможностей в диагностике, можно смело говорить о миллиардах людей, в той или иной степени инфицированных вирусом гепатита В.

Ольга Беклемищева: Инфицированные, но не болеющие.

Павел Богомолов: Совершенно верно. И вот в этой связи я абсолютно согласен с Алексеем Олеговичем. Действительно, лечить в случае инфекции вирусом гепатита В нужно очень немногих. Я полагаю, что таковых от общей массы пациентов не более 15-20 процентов. Для того чтобы определиться с этим, необходимо выполнять целый комплекс диагностических процедур. Об этом мы, наверное, позже поговорим.

Ольга Беклемищева: А визуально как-то можно определить: вот у этого человека высока вероятность перехода гепатитов в хроническую форму, а у этого – нет?

Павел Богомолов: Визуально это могут определить только, наверное, в Институте кибернетической медицины. А все остальное, конечно, — это удел серьезных исследований в медицинских учреждениях.

Ольга Беклемищева: Хорошо. Тогда давайте их перечислим. Вот если человек выяснил, что у него есть вирус В либо С. Что ему нужно делать дальше? Доктор Буеверов, пожалуйста.

Алексей Буеверов: Дальше такому пациенту нужно, безусловно, обратиться в специализированную клинику, которая имеет опыт ведения таких пациентов. Таких клиник относительно немного. Но, по-видимому, в каждом крупном городе, а тем более в Москве или в Петербурге, их можно найти. И такие клиники не в единичном количестве присутствуют. Обычно врач назначает биохимическое исследование крови, которое по косвенным признакам позволяет выявить наличие воспаления печени, и в тяжелых случаях – признаки печеночной недостаточности. Затем проводится развернутое вирусологическое исследование, которое показывает не только наличие вируса в организме, но и характеристики этого вируса, а также фазу его жизнедеятельности. И затем, по мере необходимости, не всем, но многим пациентам предлагается биопсия печени, то есть исследование непосредственно тканей печени после специальной окраски под микроскопом. И только по совокупности всех этих исследований принимается решение о виде вирусного гепатита, о его фазе, о степени прогрессирования. Ну и, соответственно, как результат, — о необходимости активной терапии.

Ольга Беклемищева: И мы специально на этом так подробно останавливаемся, потому что, просматривая некоторые сайты, где общаются люди, обнаружившие у себя вирусы гепатита В или С, часто можно встретить такую фразу: «Пришел к врачу. Врач сказал, что надо немедленно лечиться». Или наоборот, пришел к врачу, а тот сказал: «Пей «Эссенциале Форте» — и живи спокойно». Вот чем вызвана эта разница? Если все так серьезно, если, действительно, только такие длительные и дорогостоящие лабораторные исследования могут позволить врачу принять ответственное решение, почему же сложился такой разнобой во мнениях врачей, как вы думаете? Павел Богомолов, пожалуйста.

Павел Богомолов: Это больше философский вопрос. Мы не так давно на экспертном совете одной общественной организации обсуждали, почему же до двух третей или даже до трех четвертей медицинского рынка в этой области занимают организации, типа…

Ольга Беклемищева: Института кибернетической медицины.

Павел Богомолов: Да. Я уже боюсь повторять название этого учреждения.

Алексей Буеверов: А то сочтут, что это реклама.

Павел Богомолов: Да. И еще платить заставят (или, наоборот, заплатят).

Вот почему это так? С одной стороны, конечно, это недостаток информации у населения. Народ наш по-прежнему верит больше возможностям излечения у бабушек чудодейственными капельницами и так далее. А во-вторых, это возможность быстрого, не очень приличного, наверное, но быстрого зарабатывания денег немалых. Поэтому это действительно так. Сейчас международная точка зрения о том, что все пациенты, страдающие вирусным гепатитом С, подлежат противовирусной терапии, она на нашей почве дала неожиданные всходы. Я уж не говорю об этой супердиагностике в учреждениях невероятных — алогичные какие-то невероятные схемы лечения, не апробированные, не изученные совершенно, не подвергающиеся никаким трезвым оценкам. Ну и еще раз повторюсь, это сочетание своеобразной настроенности населения на получение неадекватной медицинской помощи и разнородность в самой медицинской среде.

Ольга Беклемищева: Эта разнородность в медицинской среде, очевидно, прежде всего, проблема медицинской среды.

Павел Богомолов: Да.

Ольга Беклемищева: Вот есть ли какие-то принятые… ну, не будем говорить о международном опыте, если вы утверждаете, что у России свой путь, но хотя бы общероссийские рекомендации…

Павел Богомолов: Вообще мы стремимся соответствовать мировым стандартам. И у нас есть стандарты диагностики и лечения практически всех заболеваний. Это так, Алексей Олегович?

Алексей Буеверов: Да, есть. Но, к сожалению, они устаревают. И часто в коридорах министерства они приобретают несколько другой вид, нежели предполагали их разработчики.

Павел Богомолов: Да. Это первая сторона вопроса. А во-вторых, у нас, к сожалению, до сих пор отсутствует юридическая подоплека исполнения вот этих стандартов. По сути, каждый человек, имеющий врачебный диплом, может лечить пациента так, как считает нужным, исходя из своих представлений об особенностях этого заболевания. Поэтому есть совершенно ортодоксальные представители, которые всех и вся лечат с применением самых серьезных, современных, высококлассных препаратов, и противоположные им коллеги, которые считают, что вообще никого лечить не нужно, и все это выдумали империалисты для того, чтобы загубить нас. Но истина, как всегда, где-то посередине.

Ольга Беклемищева: Доктор Богомолов, какие цифры в этих биохимических анализах, если человек их все-таки провел, должны насторожить?

Павел Богомолов: В первую очередь это так называемые гепатоспецифические ферменты или функциональные показатели печеночные — аланиновая трансаминаза (АЛТ), аспарагиновая трансаминаза (АСТ), уровень билирубина, щелочной фосфатазы, гамма-глютамил транспептидазы. Сейчас будем пугать народ сложными словами.

Ольга Беклемищева: Не надо пугать народ. АЛТ, АСТ – это, наверное, знают все, кто, так или иначе, сталкивался с этой проблемой. Вот какие именно цифры считаются нормальными, а какие уже свидетельствуют о патологическом процессе в печени?

Павел Богомолов: Я работаю в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте. У нас лаборатория соответствует мировым стандартам, и, соответственно, у нас международные единицы оценки активности той же АЛТ – 0-40 международных единиц на литр. Но в Московской области (у меня табличка на столе лежит) примерно 9 различных референсных значений, то есть 9 видов норм анализов. Поэтому если сейчас говорить: «Граждане, если у вас будет АЛТ – 43, то бегите к доктору», — это будет не совсем адекватно. Вообще направление на анализы крови дает доктор. И именно доктор должен интерпретировать эти результаты. Как можно сейчас давать какие-то рекомендации всем?

Ольга Беклемищева: А вот этот разнобой в лабораторных исследованиях, в том числе и по Московской области, он как-то ведь должен быть преодолен, мне кажется. Должна же быть какая-то единая сеть, единый подход.

Павел Богомолов: Ну, возможно, да.

Ольга Беклемищева: Или слишком недавно занялись этим заболеванием, и этот подход еще не выработан?

Павел Богомолов: Есть просто различные методы определения активности тех или иных ферментов. Поэтому в одной лаборатории это 0-190, в другой – это 0,1-0,68. У нас – 0-40. И так далее. То есть мы знаем нормы этих лабораторий. Ну, хотелось бы… И я думаю, что сейчас в рамках национального проекта, серьезного проекта, как выясняется, у нас в Московской области уже начинаются какие-то серьезные перемены, сдвиги. И, может быть, в ближайшие годы у всех будет все единообразно.

Ольга Беклемищева: Но в ожидании этого замечательного момента все-таки хотелось бы немножко рассказать нашим слушателям о следующем шаге. То есть определение вируса или антител к вирусу в крови – то, что делает цепная полимеразная реакция.

Алексей Буеверов: Иммуноферментный анализ.

Ольга Беклемищева: Вот доктор Буеверов, прошу вас, расскажите, что значит вот эта вирусная нагрузка, как ее определяют. И значит ли, что человек с большей вирусной нагрузкой болеет больше, или не значит? Более ли он опасен для окружающих или менее? Вот что это значит?

Алексей Буеверов: Вообще-то, это тема большой лекции, в том числе и для населения. Дело в том, что обычно к врачу приходят пациенты с вирусными гепатитами В и С даже не с биохимическим анализом крови, который вот сейчас Павлом Олеговичем активно обсуждался, а с так называемыми скрининговыми маркерами вирусных гепатитов, то это либо HBs -антиген, или его старое название «австралийский антиген», для вируса гепатита В, либо это антитела к вирусу гепатита С. То есть это те маркеры, которые косвенно свидетельствуют, предварительно, так скажем, о наличии вируса в организме. Они определяются практически в любом учреждении. А вот дальше уже начинается «раскрутка» пациента, так скажем, в смысле состояния его здоровья. То есть в отношении вирусологических характеристик применяются исследования всех известных на сегодняшний день вирусных маркеров. Потому что их сочетание может свидетельствовать о самых разных клинических ситуациях – от перенесенной инфекции с полным выздоровлением, что нередко бывает при гепатите В, до заболевания с активным размножением вируса.

Ну, если уж зашел разговор о вирусной нагрузке, то что это такое. Это количественное содержание, как правило, вирусной нуклеиновой кислоты – это ДНК для вируса гепатита В, и РНК – для вируса гепатита С и D в крови.

Ольга Беклемищева: Я хотела бы пояснить нашим слушателям, что вирусы, они в норме живут внутри клетки человека. И только в период, когда они, так сказать, размножились, выходят и заражают другие клетки, они обнаруживаются в крови. Правильно?

Алексей Буеверов: Ну да, что-то вроде того. На самом деле это частая ситуация. Больной приходит, ему сделали анализ на количественное содержание вируса – там какие-то пугающие воображение цифры, например, 2 на 10 в седьмой степени, то есть 20 миллионов копий в микролитре, и он уже хочет писать завещание. Это неправильно. Этот показатель имеет значение, но он имеет значение в первую очередь для определения прогноза противовирусной терапии.

Ольга Беклемищева: Но не прогноза самого больного?

Алексей Буеверов: Нет. Высокая вирусная нагрузка не свидетельствует о том, что его заболевание прогрессирует быстрее или более активно в отношении воспаления по сравнению, скажем, с его товарищем по несчастью, у которого вирусная нагрузка низкая. Это оценивается по комплексу исследований биохимических, гистологических параметров и так далее.

Павел Богомолов: Я бы хотел как раз чуть более жестко прокомментировать для радиослушателей, что количество вируса или вирусная нагрузка ни коим образом не связана, не коррелирует со степенью тяжести поражения печени при гепатите С. Такая зависимость есть только при гепатите В. Поэтому многочисленные рекламные проспекты разных чудодейственных снадобий, которые гарантируют снижение вирусной нагрузки, они основаны просто на незнании.

Ольга Беклемищева: То есть именно для гепатита С вирусная нагрузка не имеет такого значения при определении тяжести заболевания?

Павел Богомолов: Совершенно верно. Только для определения прогноза лечения.

Ольга Беклемищева: Замечательно! И вот после того, как человек определил свои биохимические показатели в печени, посмотрел свою вирусную нагрузку, может быть, определил, или следует ему определить, тип вируса и подтип вируса, которым он заражен, дальше что?

Алексей Буеверов: Я еще раз хочу акцентировать внимание на том, что анализы должен назначать врач, а не делать этого самостоятельно. Хотя бы потому, что лабораторий таких, которые исследуют эти параметры, огромное количество, но не все они, к сожалению, равнозначны по качеству выполнения своей работы.

А дальше врач садится с больным один на один, либо с его родственниками, и выбирают оптимальную тактику ведения. Дело в том, что если пациенту показано противовирусное лечение, а я повторю, показано оно тем лицам, у которых высокий риск развития цирроза печени, то, соответственно, больному должны назначаться противовирусные препараты. Но противовирусных препаратов огромное количество на рынке. Я даже не беру псевдопрепараты, псевдочудодейственные, которых существенно больше. Но даже среди официально зарегистрированных противовирусных препаратов, в общем-то, большое разнообразие. Причем они очень серьезно различаются в первую очередь по цене. И не всегда цена соответствует качеству.

Ольга Беклемищева: Ну, мы об этом все равно поговорим, правда, немножечко позже. Потому что, к сожалению, лекарственная терапия таких больных, как правило, проходит за их счет, если они не инвалиды. И вопрос, действительно, актуальный.

А сейчас я хотела бы спросить нашего американского медицинского эксперта – профессора Голубева – о том, насколько широко распространены в США гепатиты В и С?

Даниил Голубев: К сожалению, достаточно широко. Особенно тревожно обстоит дело с гепатитом С. По самым скромным подсчетам, им поражены более 4 миллионов американцев, подавляющее большинство которых годами и не подозревает о своем заболевании, протекающем латентно.

Рост случаев гепатита С в Америке относится к 60-ым, и особенно к 70-ым годам, и связан с переливанием недостаточно проверенной крови. Собственно, о вирусе гепатита С тогда не было никаких отчетливых представлений, и, соответственно с этим, не было никаких методов его обнаружения в крови. Такие методы появились только после 1992 года.

Кроме того, вирус гепатита С распространяется среди лиц, употребляющих наркотики и пользующихся для этих целей общими шприцами и иглами. Считается также, что этот агент распространяется, как и вирус гепатита В, при половых контактах. Как видите, источников передачи и путей распространения инфекции более чем достаточно, но при этом в половине случаев врачи так и не знают, что явилось истинной причиной заболевания.

Но и о гепатите В забывать не приходится. Несмотря на все успехи в его лечении и профилактике с помощью специфических вакцин, в Америке ежегодно диагностируется до 200 тысяч свежих случаев этого заболевания.

Прямое отношение к вашему вопросу имеют и сведения о частоте распространения рака печени. На фоне некоторого снижения первичных форм злокачественных новообразований в Америке (к сожалению, не очень существенного, но все же статистически достоверного), особенно огорчительными являются сведения об учащении отдельных форм рака и, в частности, рака печени. С середины 70-ых и до середины 90-ых годов количество случаев рака печени, в частности, так называемых гепатоцеллюлярных карцином, возросло в Америке на 70 процентов. В 2004 году, зарегистрировано более 15 тысяч «свежих» случаев первичного рака печени — более чем на треть больше, чем десять лет тому назад. Все данные говорят о том, что увеличение числа случаев злокачественных новообразований печени зависит в основном и главным образом от увеличения числа заболевших вирусными гепатитами, в первую очередь гепатитом С и — в меньшей степени — гепатитом В.

Ольга Беклемищева: Даниил Борисович, я хотела бы уточнить. Как нам сказали наши доктора, гепатит В, в общем-то, в большинстве случаев можно и не лечить. А вот как лечат в США гепатит С?

Даниил Голубев: Поражения печени при этой форме гепатита настолько серьезны, что единственным радикальным методом спасения больных в далеко зашедших случаях является только пересадка печени, которая чрезвычайно трудна для осуществления по вполне понятным причинам. Ежегодно от осложнений гепатита С гибнет не менее 10 тысяч американцев. Положение усугубляется еще и тем, что против гепатита С нет ни вакцин (как против гепатита В), ни эффективных методов медикаментозного лечения.

Но вот в последнее время врачи получили в руки комбинацию лекарств, которые оказывают достаточно активный лечебный эффект при гепатите С без сколько-нибудь выраженных побочных реакций. Речь идет о новом варианте универсального антивирусного препарата – Интерферона, так называемом «Пегасисе», обладающим способностью к длительному («пролонгированному») действию. Новая разновидность Интерферона используется в сочетании с Рибавирином, подавляющим вирусную репродукцию. Другим перспективным направлением является комбинация нового варианта Рибавирина с так называемым «Пег-интроном». По данным наблюдения над более чем тысячей больных гепатитом С в 80 медицинских центрах в разных районах мира, эта комбинация лекарств позволяет быстро и полностью очистить организм даже от следов вируса. Исследования по разработке еще более совершенных методов лечения гепатита С продолжаются.

Ольга Беклемищева: А теперь я предлагаю послушать медицинские новости от Евгения Муслина.

Многие пожилые американцы часто проверяют свой вес, пульс, кровяное давление, сердечные шумы, наполнение легких и другие важные жизненные показатели с помощью автоматической электронной аппаратуры, установленной в фойе домов престарелых или в их собственных квартирах. Результаты замеров по телефонным или радиолиниям передаются в медицинские центры, где их анализируют диагностические компьютеры, медицинские сестры или врачи-специалисты, обращающие внимание на опасные отклонения от нормы. Такая «телемедицина» облегчает и удешевляет массовую профилактику болезней и резко повышает производительность медицинского персонала. В состав электронно-диагностической аппаратуры все чаще включаются видеокамеры, позволяющие, например, пациенту показать врачу травму и получить совет, как лучше перевязать рану. «Конечно, никакая телеаппаратура, — говорит президент Американской медицинской ассоциации доктор Эдвард Хилл, — не может заменить непосредственного контакта с врачом, однако она способна существенно расширить рамки общения больных с медиками». В частности, электроника помогает рассеять тревоги пожилых пациентов. «Я могу в любой момент убедиться, что я еще жив», — шутит 87-летний житель штата Нью-Йорк Томас ди-Франческо, каждое утро самостоятельно проверяющий у себя все, что можно, на диагностической аппаратуре в своем доме для престарелых. Обследования показывают, что люди, пользующиеся медицинской телеэлектроникой, реже вызывают «скорую помощь» и меньше времени проводят в больницах.

Повышенные дозы противохолестериновых препаратов не только задерживают развитие сердечно-сосудистых болезней, но и позволяют частично их обратить вспять, как показывает обширное исследование, проведенное кливлендским кардиологом Стивеном Ниссеном и его коллегами. Так, у 230 больных из 350, принимавших максимально допустимые дозы Крестора – самого действенного противохолестеринового лекарства – жировые отложения в артериях не только не увеличились, но даже уменьшились. То есть, «кардиологические часы» как бы пошли назад. А это принципиально важно, считает директор Национального института сердца, крови и легких доктор Элизабет Нэйбел. Ведь бляшки и тромбы в кровеносных сосудах – основная причина сердечных приступов и инфарктов. Их можно лечить шунтированием или ангиопластикой, но кардиологи давно уже ищут более безопасные и менее инвазивные методы. Похоже, что таким методом и сможет стать лечение Крестором, не только резко снижающим содержание «плохого» холестерина низкой плотности – виновника образования тромбов, но и способствующим повышению уровня «хорошего» холестерина высокой плотности. Этим двойным эффектом, видимо, и объясняется частичное восстановление проходимости артерий, подтвержденное ультразвуковым просвечиванием спустя два года после начала лечения Крестором.

По данным Международной организации здравоохранения и Детского Фонда ООН, глобальная кампания по иммунизации снизила смертность детей от кори за прошедшие шесть лет вдвое. Число смертей в 47 странах от этой высокоинфекционной болезни уменьшилось с 871 тысячи в 1999 году до 454 тысяч в 2004 году. «Это исключительный успех общественного здравоохранения», — говорится в специальном заявлении генерального директора ВОЗ доктора Ли Джонг-вука. Дешевая, безопасная и эффективная вакцина от кори была разработана уже в 60-х годах, но она еще не всегда доступна детям в бедных странах. Без этой вакцины слабая иммунная система детей часто не справляется с диареей и пневмонией, сопутствующими кори. У переболевших этой болезнью детей нередко возникают тяжелые пожизненные осложнения, включая слепоту.

Ольга Беклемищева: И я возвращаюсь к нашей теме. Дело в том, что хотя мои гости категорически, как я понимаю, настроены против непроверенных и международно не признанных средств, тем не менее, постоянно хочется чуда, и не только мне. Или какого-то другого, более щадящего по отношению к пациенту режима лечения. Действительно, антивирусная терапия, она во всех случаях тяжела для правильного применения. И вот я с удовольствием поговорила с заместителем директора по науке Московского института вирусологии Российской Академии медицинских наук Петром Григорьевичем Дерябиным об одном из препаратов, который они у себя исследуют на противовирусную активность гепатита В и С.

— Петр Григорьевич, вот вы проводили исследования, посвященные выяснению противовирусной активности стабилизированного водного раствора с восстановительными свойствами. Что показали ваши исследования?

Петр Дерягин: Вирусный гепатит С поразил, по крайней мере, в пять раз больше населения всего мира, чем вирус иммунодефицита человека. В настоящее время очень насущной проблемой является поиск новых, достаточно эффективных препаратов. В нашем институте есть возможность для исследования огромного количества препаратов, которые в настоящее время могут быть рекомендованы для лечения вирусного гепатита С. Но чтобы это проверить, нужны модели экспериментальные этой инфекции. В мире их нет. Они разработаны в нашем институте.

Результаты, которые были получены, они были получены как при исследовании свойств вот этого препарата в клеточных культурах, зараженных вирусом гепатита С, так и при исследовании его противовирусной активности в организме инфицированных лабораторных животных. И мы получили, скажем, результаты, которые свидетельствуют о перспективности дальнейшего использования этих препаратов в каких-то лечебных целях. Потому что мы сейчас не можем рекомендовать для лечения эти препараты потому, что есть еще очень большой период прохождения этих препаратов через различные инстанции – Фармкомитет и так далее. Но, по крайней мере, те данные, которые мы получили, они обнадеживают.

— Вот вы сказали о том, что модели, которые были предложены вашим институтом, уникальны. То есть в мире нет других моделей?

Петр Дерягин: Дело в том, что вирус, он был открыт относительно недавно – в 1989 году. Тут же пытались получить такую экспериментальную модель. Это ведь понятно, потому что эта модель нужна не только для скрининга противовирусных препаратов, то есть для исследования возможностей разных препаратов подавлять размножение вирусов в организме или в клеточных культурах, но, скажем, и для разработки вакцины против гепатита С, которой до сих пор, как вы знаете, тоже нет. Многие пытались получить эту модель, заражая клеточные культуры печеночного происхождения, поскольку первые наши данные: вирус поражает печень. Но если эти клетки растут « in vitro» , то есть на стекле, то этот вирус их не разрушает.

Мы же пошли по другому пути, потому что мы знали, что вирус гепатита С по структуре генома очень похож на такие вирусы, как вирус японского энцефалита, клещевого энцефалита, желтой лихорадки, лихорадки Денге. Это так называемые флавивирусы. Для того чтобы выделять или получать модели экспериментальные с помощью вот этих вирусов, о которых я вам говорил сейчас, самой чувствительной моделью является головной мозг новорожденных мышей. И когда мы получили культуры клеток из мозга новорожденных мышей, и инфицировали эти клетки сывороткой крови человека, то вирус там стал активно размножаться, вызывать гибель этих клеток, и мы стали получать большие урожаи этого вируса. То есть это были уже удобные модели для изучения противовирусной активности препаратов. В данной ситуации речь идет, конечно, о модифицированной воде, которая оказалась достаточно высокоэффективна, подавляющая репликацию вируса в этих клеточных культурах. Где-то в тысячи, десятки тысяч раз снижается уровень концентрации вирусов в среде. Это очень серьезные результаты.

— А если, скажем, просто в эту же культуру закапать Интерферон или пегилированный Интерферон?

Петр Дерягин: Вы правы. Дело в том, что поначалу для того, чтобы понять, будут ли работать наши модели как средство для изучения различных нового действия препаратов, мы проверили действие в этих клеточных культурах Интерферона, Интерферона с Виразолом в комбинации. То есть именно тех препаратов, которые используются для лечения людей. И мы получили данные, свидетельствующие о том, что Интерферон подавляет репликацию вирусов в этих клеточных культурах, вируса гепатита С, но недостаточно высоко – где в 100, ну, иногда в тысячу раз.

— То есть можно сказать, что вот эта модифицированная вода действовала сильнее, чем Интерферон?

Петр Дерягин: Да, в ряде случаев она действовала сильнее, чем Интерферон.

Ольга Беклемищева: И я, пораженная таким заявлением, поговорила даже с изобретателем этой воды Владимиром Мироновичем Дворниковым.

Владимир Дворников: Эта история началась в 80-х годах. Появилась статья об изобретении щелочной, ионизированной воды, которая отличалась очень интересными свойствами. Срок сохранности щелочной ионизированной воды составляет не более нескольких часов. С этого момента началась работа по попытке стабилизировать эту воду, с тем, чтобы сохранить ее полезные свойства. И закончилась эта работа в 2002 году. Удалось удержать отрицательный окислительно-восстановительный потенциал этой воды на срок не менее двух лет. Оказалось, что эта вода обладает рядом положительных свойств, в частности, противовирусными. Сейчас мы предлагаем ее потребителям как напиток «Ваше здоровье». Исследования продолжаются.

Ольга Беклемищева: И у нас уже достаточно много звонков от слушателей. Первым дозвонился Константин Иванович из Москвы. Здравствуйте, Константин Иванович.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот разговор идет в основном о гепатитах В и С, и немножко упоминался гепатит D . А вот в части гепатита А, сколь чревата, так сказать, эта вирусная инфекция?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Константин Михайлович, за вопрос.

Алексей Буеверов, пожалуйста.

Алексей Буеверов: Гепатит А – это гепатит, который передается так называемым фекально-оральным путем, обычно через зараженную воду. И его особенность заключается в том, что он не переходит в хроническую форму. То есть хронического гепатита А просто не бывает.

Ольга Беклемищева: И это хорошо, потому что именно у хронического гепатита исходом может быть цирроз и прочие неприятности.

Алексей Буеверов: Конечно, это хорошо. Еще одним хроническим гепатитом меньше.

Но, конечно, это проблема. И эта проблема замкнутых коллективов, а особенно там, где не соблюдают санитарно-эпидемический режим. Нередко он возникает в детских учреждениях, в воинских частях и так далее. Но помимо того свойства, о котором я сказал, что он в хроническую форму не переходит, практически всегда он заканчивается выздоровлением. Смертельные случаи исключительно редки. И кроме того, против гепатита А существует вакцина и иммуноглобулин, которые позволяют провести профилактику заражения уже после контакта.

Ольга Беклемищева: То есть если вы когда-то выздоровели от гепатита А, то можно сказать, что вы совершенно в этом смысле здоровы.

Алексей Буеверов: Да, как правило, это пожизненный иммунитет.

Ольга Беклемищева: И следующий слушатель – это Игорь из Москвы. Здравствуйте, Игорь.

Слушатель: Добрый день. У меня два вопроса. Следует ли вакцинироваться против гепатита В? И вот если у пациента повышен уровень трансаминазы, а при этом антитела ни к вирусу А, В, С, D , G , TTV не обнаружены, какие дальше следует делать исследования?

Ольга Беклемищева: Спасибо, Игорь.

Доктор Богомолов, пожалуйста.

Павел Богомолов: Что касается вакцинации от гепатита В, то, конечно, это обязательно для всех. И благодаря внедрению, что называется, поголовной вакцинации в Европе, сейчас новых случаев инфицирования вирусом гепатита В практически там нет. Это абсолютная гарантия на длительный период времени, а у женщин еще более длительный, чем у мужчин, от инфицирования и, соответственно, развития хронического гепатита В и всех его последствий. То есть это нужно делать обязательно. Притом, что нынешние вакцины, даже те, которые производятся в России, очень эффективны, хорошо переносятся. И я вот лично с настороженностью воспринял такую информационную бурю о связи роста частоты рассеянного склероза в Европе якобы на фоне внедрения вакцины от гепатита В. Это не так. Это безопасная вакцина, которую нужно делать всем. И сейчас, я полагаю, встретив человека, не вакцинированного от гепатита В, можно удивиться: где же он живет, если до сих пор, в общем-то, ему этого не предложили и он этого еще не сделал?

Ольга Беклемищева: Но, к сожалению, людям старшего возраста (я просто знаю об этом) даже в московских поликлиниках вакцинацию редко предлагают.

Павел Богомолов: Ну, слава Богу, что всем детям новорожденным, школьникам, студентам сейчас это делается автоматически. А по существующим правилам все медицинские работники должны быть обязательно вакцинированы от гепатита В. И вот у меня все сотрудники отделения вакцинированы, в том числе и я.

Ольга Беклемищева: Замечательно! И ответьте, пожалуйста, на второй вопрос.

Павел Богомолов: Что касается второго вопроса, то, конечно же, надо обращаться к врачу. Потому что если посмотришь классификацию болезней печени, то вирусные поражения печени, они только один пункт занимают из весьма обширного списка поражений. Это и алкогольные, и метаболические, и токсические, и иммунные, и так далее… К доктору надо идти.

Ольга Беклемищева: И я опять обращаю внимание наших слушателей на то, о чем говорил уже доктор Буеверов, что гепатиты В и С – это достаточно сложная патология. Принять решение о необходимости антивирусной терапии нужно ответственно. Поэтому это не та болезнь, которую можно лечить в поликлинике. Нужно все-таки обращаться в специализированную клинику. Я правильно поняла?

Павел Богомолов: Да. Но я хотел бы еще добавить по поводу прозвучавших в вопросе вирусов G , TTV . Не помню, SEN звучал или нет.

Алексей Буеверов: Нет, SEN не звучал, слава Богу.

Павел Богомолов: В мире уже года как три совершенно устоявшаяся точка зрения, что хронических гепатитов, вызванных этими вирусами не бывает. Надо искать реальную причину поражения печени.

Ольга Беклемищева: То есть из вирусов гепатитов хронический гепатит вызывают только В и С?

Павел Богомолов: Совершенно верно, В, С и дельта. Ну, В вместе с дельтой. Поэтому и говорят: В с дельта-агентом, В без дельта-агента. То есть В и С.

Ольга Беклемищева: А остальные, в общем-то, в плане хронизации процесса безопасны, да?

Павел Богомолов: Абсолютно точно.

Ольга Беклемищева: И следующий слушатель – это Эрих Эдуардович, Краснодарский край. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Первый вопрос в отношении гепатита. Насколько я понимаю, вы не отметили инъекционный вирусный гепатит. Были опубликованы такие цифры. Например, по Москве в среднем в год где-то 60-70 тысяч заболеваемость.

Ольга Беклемищева: Эрих Эдуардович, мы пока пути передачи даже не обсуждали. Конечно, есть и инъекционный.

Слушатель: Еще Пастер писал о том, что даже инфекционное заболевание начинается с изменения нервной системы. А Давыдовский писал, что дело не в инфекте, а дело в том, как организм реагирует на него. Можно разрабатывать уникальную медикаментозную терапию, но если не учитывать степень реагирования резистентности самого организма… то есть это экстрафармакологический эффект препаратов по Вотчалу, есть такое понятие. Вот в этом плане взаимосвязь современного состояния человека и его организма, резистентности, и насколько это учитывается в современной терапии гепатита? Спасибо.

Ольга Беклемищева: Спасибо, Эрих Эдуардович.

Доктор Буеверов, пожалуйста.

Алексей Буеверов: Я отвечу коротко. Судя по всему, уважаемый Эрих Эдуардович имеет медицинское образование, или, скажем так, парамедицинское. Инъекционной гепатит – по-видимому, имеются в виду гепатиты, которые передаются парентеральным путем, то есть не через рот. Это те самые В, С и D , о которых мы и говорим.

И вторая часть вопроса. Уважаемый Эрих Эдуардович, если вы врач, то когда вы лечите пневмонию, вы, наверное, почему-то назначаете антибиотики. Вот точно так же и в отношении вирусных гепатитов. Нужно бороться с инфекционным агентом в первую очередь, а не давать жаропонижающие препараты при пневмонии или не давать так называемые индукторы Интерферона или похожие препараты при вирусном гепатите. Другой вопрос, что в качестве дополнительных методов лечения могут быть использованы средства, каким-то образом влияющие на иммунитет. Но они ни в коей мере не должны заменять собой этиотропные методы лечения. То есть поясню для слушателей: направленных на причину болезни.

Ольга Беклемищева: И доктор Богомолов хотел бы добавить.

Павел Богомолов: Я хотел бы сказать, что коллега, по-видимому, Эрих Эдуардович совершенно правильно, по сути, акцентировал внимание на реакции организма на вирус. Но это должно реализовываться не в лечении, в меньшей степени в лечении, а это как раз исследуется в нашем диагностическом поиске, когда мы определяем, этот пациент – носитель вируса гепатита В, или страдающий минимально активным гепатитом В, без риска развития фиброза и цирроза печени, или это человек, страдающий активным гепатитом, которому обязательно показана противовирусная терапия. Вот на этой стадии, действительно, имеет смысл изучать взаимоотношения инфекционного агента и макроорганизма. Когда речь заходит о лечении, ну, наверное, не стоит открывать Америку – она уже давно открыта.

Ольга Беклемищева: В данном случае доктор сказал, что надо принимать, значит, надо принимать.

И следующий слушатель звонит из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Евгений.

Слушатель: Добрый день. Спасибо за передачу. И у меня очень простенький вопрос. Прошла информация в газете «Новый Петербург» о том, что ранняя вакцинация против гепатита В вакциной, содержащей соль ртути — Тимеросал, ведет к детскому аутизму, который не лечится. И Запад давно от нее отказался. Вот ответьте, пожалуйста, что у нас за вакцина?

Ольга Беклемищева: Спасибо за вопрос, Евгений. Но на самом деле это то, о чем уже говорил доктор Богомолов. На самом деле это некая «утка». Были некоторые данные по Франции, что прививание гепатита В может влиять на частоту появления детской шизофрении: где-то вместо одной десятитысячной процента – две десятитысячных процента. Но эти данные не подтвердились.

Павел Богомолов: И я бы хотел сказать, что буквально пару лет назад еще соли ртути в микроколичествах использовались в качестве стабилизатора вакцин от гриппа.

Ольга Беклемищева: И никто не жаловался.

Павел Богомолов: В структуре моего отделения просто есть кабинет вакцинопрофилактики, поэтому я вынужден это изучать. А что касается гепатита В, то там этого нет. То есть вакцины, которые у нас используются (я не буду называть коммерческие названия), они не используют в качестве стабилизатора соли ртути. Поэтому здесь механизм возможный… В общем, это больше спекуляция, нежели серьезные научные исследования.

Ольга Беклемищева: К сожалению, есть ряд людей, в том числе, наверное, совершенно искренне убежденных в своей правоте, которые посвятили большую часть своей жизни борьбе с вакцинацией населения. И они, к сожалению, до сих пор периодически прорываются к массовому слушателю. Я напоминаю, что в 1992-1994 годах, когда эти группы добились отказа от прививки от дифтерии, в Москве была вспышка дифтерии: на 15 тысяч детского населения умерло почти 500 человек. Так что это крайне опасные «шутки».

Павел Богомолов: И я хотел бы добавить в этой связи по поводу сроков вакцинации. На мой взгляд, на взгляд относительно стороннего наблюдателя, конечно, желательно вакцинацию от гепатита В проводить чуть-чуть позже, то есть не новорожденным, а детям хотя бы с более-менее сформированной иммунной системой.

Ольга Беклемищева: После полугода?

Павел Богомолов: Я не хочу сроки озвучивать, а то сейчас это же будет воспринято как указание к действию.

Алексей Буеверов: За исключением детей, рожденных от матерей-носителей вируса гепатита В.

Павел Богомолов: Совершенно верно. Но это отдельная терапевтическая тактика. А если говорить об эффективности вакцинации для детей с более сформированной иммунной системой, то она, ну, не на порядок, но она гораздо эффективнее, она выше. И тут надо всем понимать абсолютно четко, что вакцинация от гепатита В совершенно необходима, абсолютно и безапелляционно. И никакие возражения тут пока не принимаются, они все не очень корректные.

Ольга Беклемищева: И еще это важно потому, что при сочетании заражения вирусом гепатита В и вирусом гепатита С резко возрастает, насколько я понимаю, вероятность плохого исхода заболевания.

И у нас есть звонок от слушателя – это Татьяна из Москвы. Здравствуйте, Татьяна.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как можно заразиться этими вирусами – капельным путем или еще как-то?

Ольга Беклемищева: Понятно. Спасибо.

И я как раз хочу сейчас наших гостей спросить о том, каковы пути заражения и каковы меры профилактики? Это, по-моему, очень важно. Доктор Буеверов, пожалуйста.

Алексей Буеверов: В общем-то, этот вопрос уже поднимался косвенно. Еще раз хочу напомнить, что есть гепатиты А и Е. Гепатит А – это повсеместно распространенное заболевание. Гепатит Е – это прерогатива Средней Азии, Ближнего Востока и близлежащих стран.

Ольга Беклемищева: И Краснодарского края, насколько я знаю.

Алексей Буеверов: Впервые он был описан нашим соотечественником профессором Балояном среди наших войск в Афганистане. Вот гепатиты А и Е, они передаются фекально-оральным путем, то есть через воду, через пищу, ну и преимущественно в детских коллективах контактно-бытовым путем, то есть через игрушки, через грязные руки. Эти гепатиты не переходят в хроническую форму. Поэтому это прерогативы инфекционистов, если пациент переносит клинически выраженную или, как мы говорим, манифестную форму.

Гепатиты В, С и D передаются так называемым парентеральным путем. То есть этот термин обозначает то, что не через рот, не через желудок, не через кишечник. Они передаются через кровь и – реже – половым путем. Через кровь, да, конечно, большая проблема – это внутривенные наркоманы. Хотя сейчас выясняется, что гепатитом С можно заразиться и через нюхание кокаина, если использовать общие «дорожки» (воспользуемся терминологией этого контингента). Группа риска – это медицинские работники, это лица, которые получают регулярные переливания крови, которые перенесли множественные операции, в том числе и операции стоматологические. Это лица, имеющие беспорядочные половые связи.

Ольга Беклемищева: А также увлекающиеся пирсингом.

Алексей Буеверов: Увлекающиеся пирсингом и татуировками, да, безусловно.

Ольга Беклемищева: То есть те, которые допускают контакт со своей внутренней средой, и прежде всего со своей кровью, с непроверенными, нестерилизованными инструментами.

И я еще хотела бы подчеркнуть, что, тем не менее, нельзя считать, что все, кто больны гепатитом С или В, — это либо наркоманы, либо жертвы врачей. По-моему, около 40 (или даже больше) процентов – это, что называется, идиопатическая форма, то есть не удается установить эпидемиологически, откуда человек получил свой вирус.

Алексей Буеверов: Ну да, стоматологов хоть раз в жизни все посещают. Поэтому это вполне может оказаться именно такой путь. Или какие-то незащищенные половые контакты. На самом деле это, может быть, и не столь важно, как именно заразился пациент. Главное, как протекает его болезнь (к вопросу о реактивности организма) и что с ним делать – вот это более жизненный вопрос, на мой взгляд.

Ольга Беклемищева: Доктор Богомолов, расскажите, пожалуйста, о мерах профилактики.

Павел Богомолов: Если говорить о гепатитах с фекально-оральным механизмом передачи…

Ольга Беклемищева: Нет, мы про них уже не говорим – тут все понятно.

Павел Богомолов: Что касается гепатитов В и С, я бы ограничился просто информацией о том, что необходимо иметь какие-то личные средства гигиенического ухода – маникюрные наборы, зубные щетки, бритвы, ножницы, в общем-то, и все. Я категорический противник выделения пациенту отдельной кружки, ложки, полотенца – это как-то попахивает дискриминацией. Это обычные люди. Вообще, гепатитом С весьма сложно заразиться. Поэтому как-то выделять особые меры профилактики, кроме того, что я уже упомянул, на мой взгляд, не имеет смысла.

Если говорить о гепатите В, то здесь чуть более актуальна именно индивидуальная гигиена, вакцинация всех окружающих, вакцинация членов семьи инфицированного. Ну, пожалуй, и все.

Ольга Беклемищева: И еще я бы хотела обратить внимание на то, что часто в одной и той же семье, если оба супруга болеют, скажем, гепатитом вирусного происхождения, оказывается, что у них разные подтипы вируса. То есть они заразились независимо друг от друга, и половой путь передачи занимает крайне маленькую долю.

Павел Богомолов: Особенно в гепатите С вообще половой путь передачи, он не то чтобы сомнителен, но он просто очень и очень мал. Это более актуальный путь передачи гепатита В.

Ольга Беклемищева: И Василий Иванович из Москвы хотел бы получить ответ на свой вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, правильно ли я вас понял, что значения по двум позициям — АЛТ и АСТ — бывают только при гепатитах, если они завышены?

Ольга Беклемищева: Доктор Богомолов, пожалуйста.

Павел Богомолов: Нет-нет. Это, действительно, специфические для печени ферменты, но не только для печени. Поэтому я еще раз обращаю ваше внимание, если у вас повышены эти показатели, то обращайтесь к доктору. Доктор найдет, как правильно интерпретировать это.

Ольга Беклемищева: Да, мои гости уже говорили о том, что список болезней печени, он достаточно широк, и эти показатели, они просто показывают, что печень не в порядке. Правильно я понимаю?

Алексей Буеверов: Да, безусловно, но не только в печени. Могут повышаться, например, при инфаркте миокарда, при заболеваниях мышц, при некоторых заболеваниях почек. Поэтому, конечно, здесь требуется вмешательство специалиста для грамотной интерпретации этих показателей.

Ольга Беклемищева: Какой бы вы совет дали нашим слушателям касательно нашей темы? Доктор Буеверов, пожалуйста.

Алексей Буеверов: Наверное, общие советы мы все уже сказали. Я думаю, совет простой – если вас что-то беспокоит, например, были оперативные вмешательства или случайно обнаружены какие-то изменения в анализах крови… Я хочу подчеркнуть, что, как правило, к нам на прием попадают пациенты именно случайно, потому что печень – это такой орган, который, как правило, не беспокоит, он просто тихо-тихо отваливается. Обратитесь к специалисту. Таких клиник несколько. Выбирайте, я могу посоветовать, все-таки государственные медицинские учреждения, имеющие большой опыт работы. Можете следовать рекомендациям ваших знакомых, которые, может быть, уже вылечились от гепатита.

Знайте, что во многих случаях, а особенно это касается гепатита С, гепатит С – это излечимое заболевание. И вот здесь хотелось бы сказать, что даже на стадии цирроза печени, который, в общем-то, у большинства людей ассоциируется со смертным приговором, иногда удается достичь полного выздоровления. Конечно, речь идет о начальных стадиях цирроза.

Ольга Беклемищева: Это замечательная новость, и я ее еще раз повторяю – на начальных стадиях цирроз печени излечим.

На этой мажорной ноте мы завершаем нашу программу. Благодарю всех, кто принял участие в нашей программе. Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.

Количественное определение ДНК вируса гепатита В


Определение концентрации ДНК ВГВ в крови (вирусная нагрузка) при ГВ измеряется в международных единицах на мл (МЕ/мл), может измеряться и в копиях/ мл. Соотношение между копии/МЕ в наборах реагентов разных производителей различно – от 1,5 до 8 (в среднем – 5). В настоящее время границей между высокой и низкой вирусной нагрузкой ВГВ принято считать 2 000 МЕ/мл (10 000 копий/мл).


Определение концентрации ДНК ВГВ в крови используется для определения различных стадий при хронической инфекции, вызванной ВГВ (Табл. 6) и мониторинга эффективности противовирусной терапии (Табл. 7). Поскольку при ХГВ полная эрадикация вируса практически не возможна, целью лечения является снижение риска развития неблагоприятных исходов заболевания (цирроз печени или гепатоцеллюлярная карцинома), что может быть достигнуто при стойком подавлении репликации вируса. Именно поэтому измерение концентрации ДНК ВГВ в крови, которая отражает активность вирусной репликации, становится основным критерием оценки ответа на лечение.


Показания к обследованию

  • Лица, у которых выявлен HBsAg;
  • больные ХГВ до начала противовирусной терапии и во время ее проведения:
    • при использовании препаратов с низким генетическим барьером (ламивудин, телбивудин): на 12, 24, 48 неделях лечения и далее каждые 3 месяца при продолжении терапии;
    • при использовании препаратов с высоким генетическим барьером (энтекавир, тенофовир) или медленным развитием резистентности (адефовир): на 12, 48 неделях лечения и далее каждые 6 месяцев при продолжении терапии;
    • больные ХГВ, находящиеся на противовирусной терапии, с подозрением на вирусологический рецидив, тестируются через 1 мес после возрастания концентрации ДНК ВГВ без отмены противовирусного препарата.

Особенности интерпретации результатов


Диагностика инфицированных ВГВ Вирусная нагрузка в плазме крови в совокупности с другими маркерами позволяет определить стадию хронической инфекции, вызванной ВГВ (Табл.6).


Мониторинг эффективности противовирусного лечения ХГВ Количественное исследование ДНК ВГВ в плазме крови является обязательным исследованием до начала и в процессе противовирусного лечения для оценки его эффективности. В зависимости от полученных результатов (Табл. 7) терапия выбранным препаратом продолжается, или проводится корректировка схемы лечения.

Что такое вирусная нагрузка при гепатите С

Вирусная нагрузка — это просто измерение количества вируса в вашей крови. Измерения вирусной нагрузки обычно используются для мониторинга хронических вирусных заболеваний, таких как ВИЧ, гепатит B (HBV) и гепатит C (HCV).

В случае ВГС для измерения генетического материала (РНК) вируса, обнаруженного в миллилитре крови, используется тест, называемый количественным анализом РНК ВГС.1 Для мониторинга вирусной активности могут быть также использованы другие технологии, большинство из которых делают это с помощью обнаружение вирусной ДНК или РНК.

Почему важна вирусная нагрузка

Врачи используют вашу вирусную нагрузку, чтобы определить, насколько хорошо вы реагируете на противовирусное лечение. Обычно ваша вирусная нагрузка проверяется перед началом терапии (например, для гепатита С), а затем периодически повторяется, чтобы измерить вашу реакцию. Для оценки эффективности лечения необходимы не менее двух результатов вирусной нагрузки.

Значительно сниженная вирусная нагрузка, например 100-кратное снижение вирусной активности, обычно означает, что лечение работает. В идеале человек должен достичь так называемой «неопределяемой» вирусной нагрузки, что означает, что современные технологии тестирования не могут найти никаких доказательств наличия вируса в образцах крови.

Важно понимать, что, хотя этот тест важен для прогнозирования результатов лечения, он ничего не говорит вам о серьезности вашего заболевания печени. Обычно для этого необходимы биопсия печени и визуализирующие исследования (например, УЗИ или МРТ).

Высокая и низкая вирусная нагрузка

Что касается вирусного гепатита С, высокая вирусная нагрузка обычно составляет более 800 000 МЕ / л, а низкая вирусная нагрузка — менее 800 000 МЕ / л. Однако этот диапазон может значительно варьироваться в зависимости от того, что считается средним для конкретного региона или населения.

Однако важно отметить, что вирусная нагрузка 800 000 МЕ / л не означает, что у вас в крови 800 000 реальных вирусов. Скорее, это означает, что лаборатория определила, что в литре крови содержится 800 000 международных единиц (МЕ). МЕ — это стандартное измерение, используемое патологами для обеспечения единообразия от лаборатории к лаборатории, и считается более точным, чем простой «подсчет количества вирусных РНК».

Однако, как правило, 800000 МЕ / л соответствует примерно двум миллионам копий вирусной РНК.

Неопределяемая вирусная нагрузка

Период ремиссии (неопределяемая вирусная нагрузка) через 12 недель после завершения терапии гепатита С известен как устойчивый вирусологический ответ (УВО) или УВО12. Практически все люди, достигшие УВО12, в дальнейшем достигают УВО24, что означает отсутствие вирусной активности через 24 недели после лечения.

Неопределяемая вирусная нагрузка не обязательно означает, что у вас нет вируса в крови или что вы излечились. Однако, если вы в состоянии поддерживать неопределяемую вирусную нагрузку в течение 24 недель (а теперь эксперты считают, что даже 12 недель), вероятность повторного появления вируса (восстановления) считается крайне низкой. Фактически, в этом случае человек технически считается излеченным2.

Хотя тесты могут различаться по чувствительности, что означает их способность обнаруживать вирус, большинство современных тестов чрезвычайно точны.

Слово от Verywell

Хотя тесты, используемые для диагностики и лечения гепатита С, могут показаться сложными, постарайтесь не слишком увлекаться деталями. Если у вас есть гепатит С, сохраняйте активность в отношении здоровья своей печени, обращаясь к врачу, имеющему опыт лечения людей с гепатитом С.

Принимайте лекарства в соответствии с инструкциями и поддерживайте тесный контакт со своим врачом. Хорошая новость заключается в том, что при надлежащем уходе вы можете избавиться от вируса из своего тела (и, по сути, «вылечиться»).

Руководство по обсуждению с врачом по гепатиту С

Получите наше руководство для печати к следующему визиту к врачу, которое поможет вам задать правильные вопросы.

Отправить себе или любимому человеку.


Анализ на гепатит В


 


Гепатит B (ВГВ, HВV)  – острое инфекционное заболевание, вызываемое ДНК-содержащим вирусом HBV с преимущественно парентеральным механизмом характеризующееся в клинически выраженных случаях симптомами острого поражения печени и интоксикацией (с желтухой и без нее) и протекающее с выраженным полиморфизмом клинических проявлений болезни и исходов от выздоровления до возможности развития хронического гепатита В, цирроза печени и гепатоцеллюлярной карциномы. Вирус гепатита В содержит ДНК и чрезвычайно устойчив во внешней среде (к УФ-лучам, температуре, детергентам). 


 


Гепатит В является антропонозом. Источниками инфекции при гепатите B являются больные с различными формами данного заболевания. Вирус у инфицированных лиц содержится в крови, сперме, вагинальном секрете. Механизм инфицирования – гемоконтактный (парентеральный). Пути инфицирования: естественные (половой, бытовой, перинатальный) и искусственные, связанные с парентеральными вмешательствами. Восприимчивость к ВГВ – всеобщая, обусловленная наличием специфических рецепторов к HBs антигену на гепатоцитах. 


 


Ведущее эпидемиологическое значение при парентеральных гепатитах имеют искусственные пути передачи возбудителя, которые реализуются при проведении немедицинских и медицинских манипуляций, сопровождающихся повреждением кожи или слизистых оболочек, а также манипуляций, связанных с риском их повреждения.


Инфицирование вирусами парентеральных гепатитов при немедицинских манипуляциях, сопровождающихся повреждением кожи или слизистых оболочек, происходит при инъекционном введении наркотических средств (наибольший риск 80-100%), нанесении татуировок, пирсинге, ритуальных обрядах, проведении косметических, маникюрных, педикюрных и других процедур с использованием контаминированных инструментов. 


Группу повышенного риска составляют медицинские работники, пациенты, нуждающиеся в гемодиализе или переливаниях крови, заключенные, члены семей HBs-положительных лиц, новорожденные от HBs-положительных матерей.


 


В жизнедеятельности вируса гепатита В различают две фазы: фазу репликации и фазу интеграции.


В фазе репликации происходит воспроизведение (размножение) вируса. ДНК вируса проникает в ядро гепатоцита, где с помощью ДНК-полимеразы синтезируется нуклеокапсид, содержащий ДНК вируса, антигены HBcAg, HBeAg, которые являются основной мишенью иммунной системы. Затем нуклеокапсид мигрирует из ядра в цитоплазму, где реплицируются белки внешней оболочки (HBsAg), и, таким образом, происходит сборка полного вириона. При этом избыток HBsAg, не использованный для сборки вируса, через межклеточное пространство попадает в кровь. Полная сборка (репликация) вируса заканчивается презентацией его растворимого нуклеокапсидного антигена – HBeAg на мембране гепатоцита, где происходит его «узнавание» иммуноцитами. Антиген HBcAg находится в печеночной клетке, серологическими методами не определяется, потому что отсутствует в крови в свободном виде. Определяется наличие в крови антител (anti-HBc) к этому антигену, вырабатывающихся вследствие его высокой иммуногенности.


В фазе интеграции происходит интегрирование (встраивание) фрагмента вируса гепатита В, несущего ген HBsAg, в геном (ДНК) гепатоцита с последующим образованием преимущественно HBsAg. При этом репликация вируса прекращается, однако генетический аппарат гепатоцита продолжает синтезировать HBsAg в большом количестве. Вирусная ДНК может быть интегрирована не только в гепатоциты, но и в клетки поджелудочной железы, слюнных желез, лейкоциты, сперматозоиды, клетки почек. Фаза интеграции сопровождается становлением клинико-морфологической ремиссии. В этой фазе в большинстве случаев формируется состояние иммунологической толерантности к вирусу, что приводит к купированию активности процесса и носительству HBsAg. Интеграция делает вирус недосягаемым для иммунного контроля.


 


Длительность инкубационного периода составляет от 1-4 до 6 месяцев, в среднем – 80 дней. Гепатит В протекает циклически, с различной степенью тяжести: легкая, средняя и тяжелая. 


Преджелтушный период длится 8-12 дней и более. Болезнь начинается постепенно. Характерны астеновегетативный (слабость, утомляемость, разбитость) и диспепсический (снижение аппетита, тошнота, иногда рвота, горечь во рту, тяжесть и тупые боли в правом подреберье) синдромы. Часты головная боль, нарушение сна. Примерно у 20-30% больных наблюдают боли в крупных суставах, уртикарную сыпь, реже кожный зуд. В конце преджелтушного периода увеличивается печень (иногда селезенка), появляются темная моча и ахоличный кал. При лабораторном обследовании в моче обнаруживают уробилиноген, иногда желчные пигменты. В крови повышается активность АЛТ и АСТ, обнаруживается ДНК вируса и специфические маркёры HBV-инфекции (HBsAg, HBeAg, анти-HBcIgM). Преджелтушный период может отсутствовать, тогда потемнение мочи и желтушность склер служат первыми симптомами болезни. 


Желтушный период. С появлением желтухи самочувствие больных ухудшается: нарастает слабость, снижается аппетит вплоть до анорексии, тошнота, сухость и горечь во рту, нередко – головная боль и головокружение, прекращаются артралгии. В желтушном периоде ещё более увеличивается печень. Постепенно нарастает желтуха, достигая максимума на 2-3 неделе. Моча становится тёмной, кал на высоте желтухи становится ахоличным. Продолжительность желтушного периода варьирует от нескольких дней до нескольких недель, чаще составляет 2-6 недель. Повышение активности АЛТ в 30-50 раз регистрируют в течение всего желтушного периода. Белково-синтетическая функция печени при ВГВ нарушается при тяжёлом течении болезни


(снижение содержания альбумина, протромбинового индекса). В периферической крови обнаруживают тенденцию к лейкопении и лимфоцитозу, СОЭ снижается или в норме.


Период реконвалесценции может продолжаться до 6 месяцев. Клинико-биохимические изменения исчезают медленно: содержание билирубина в сыворотке нормализуется в течение 2-4 недель; повышенная активность ферментов сохраняется от 1 до 3 мес. У ряда больных можно наблюдать волнообразный характер гиперферментемии в период реконвалесценции. Рецидив заболевания с клинико-ферментативным обострением и гипербилирубинемией требует исключения HDV-гепатита.


 


Возможны субклиническая и инаппарантная формы (отсутствие жалоб и клинических проявлений, но выявление специфических маркеров гепатита В при повышенном уровне или нормальном уровне АЛТ).


Верификация диагноза гепатита В основана на выявление специфических серологических маркеров и ДНК вируса. Рекомендуется проведение определения ДНК вируса гепатита В методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) качественно и количественно пациентам с подозрением на острым вирусным гепатитом В для ранней диагностики установления уровня вирусной нагрузки. ПЦР позволяет выявить ДНК вируса в сыворотке крови, лимфоцитах, что указывает на репликацию. ДНК ВГВ начинает обнаруживаться в крови в среднем через месяц после инфицирования и является первым диагностическим маркером ВГВ, опережая появление HBsAg на 10-20 дней. Исследование на ДНК ВГВ позволяет проводить раннюю диагностику ОГВ, выявлять скрытые (латентные) формы ГВ и мутантные по HBeAg штаммы вируса. Количественное определение ДНК ВГВ позволяет судить о  вирусологическом ответе при лечении.


 


Положительный результат ПЦР за период более 6 месяцев указывает на хроническую инфекцию. Определение вирусной нагрузки (количество ДНК вируса в крови) позволяет оценить вероятность перехода заболевания в хроническую форму. Повышенные уровни печеночных трансаминаз при положительном результате ПЦР являются показателями необходимости проведения терапии. Во время лечения вирусного гепатита В исчезновение ДНК вируса свидетельствует об эффективности лечения.


 


Показания к назначению:


  • диагностика острого гепатита В;

  • выявление стертых, инаппарантных форм гепатита В;

  • диагностика гепатитов смешанной этиологии — выявление ведущего вируса;

  • определение стадии активной репликации вируса при хроническом течении гепатита В;

  • контроль эффективности проводимой терапии.


Референсные значения: не обнаружено (отрицательный результат).


 


Необходимо воздержаться от приема пищи в течение 2-3 часов.

Очень низкая вирусная нагрузка гепатита С у лиц, не получавших лечение: ставят ли они под угрозу тестирование антигена вируса гепатита С?


Фон:

Тестирование антигена вируса гепатита С (ВГС) дешевле, чем количественная полимеразная цепная реакция с обратной транскрипцией, но имеет более низкую чувствительность при очень низкой вирусной нагрузке (ЛНВП; РНК ВГС ≤3000 МЕ / мл). В настоящее время обсуждаются преимущества тестирования на антигены для скрининга, но данных о распространенности и исходах у лиц с VLVL немного.


Методы:

Мы оценили распространенность и предикторы VLVL с помощью логистической регрессии у участников Швейцарского когортного исследования гепатита C, не получавших лечения. Мы проанализировали, была ли последняя вирусная нагрузка после VLVL низкой, сравнили цирроз и смертность у людей с VLVL и без них и оценили количество образцов с VLVL, которые были реактивными, с помощью тестирования антигена.


Полученные результаты:

Мы включили 2533 человека, не получавших лечения, с доступными количественными результатами тестирования на РНК ВГС.В целом 133 человека (5,3%) имели VLVL. Возраст 18-40 лет, женский пол и коинфекция вирусом иммунодефицита человека были связаны с VLVL. Из 72 человек с вирусной нагрузкой, доступной после VLVL, 14% имели VLVL и 17% имели спонтанный вирусный клиренс. Распространенность и частота цирроза печени и смертность были сопоставимы у лиц с и без VLVL; все 24 человека с VLVL и циррозом имели чрезмерное употребление алкоголя или иммуносупрессию. В целом, 33% образцов с VLVL были реактивными при тестировании на антиген.


Выводы:

Частота VLVL была низкой. Среди людей, которых, вероятно, не заметили при скрининге на антигены, у некоторых было благоприятное течение болезни, но у некоторых наблюдались иммуносупрессия и цирроз печени. Польза тестирования на антиген ВГС для скрининга может быть ограничена риском пропуска пациентов с тяжелым заболеванием печени.


Ключевые слова:

антиген; цирроз печени; гепатит С; скрининг; очень низкая вирусная нагрузка.

6 фактов о вирусной нагрузке гепатита С

Один из способов отследить инфекцию гепатита С — измерить вирусную нагрузку. Это количество вируса в вашем кровотоке. Если у вас гепатит С, вам нужно знать многое. Например, что ваша вирусная нагрузка означает для вашего лечения? И почему вы можете получить положительный результат на гепатит С, даже если вируса больше нет в вашем организме? Вот ответы на эти и другие вопросы.

1. Анализ крови измеряет вашу вирусную нагрузку.

Вирус гепатита С содержит генетический материал, называемый РНК. РНК помогает вирусу копировать себя, чтобы он мог заразить больше клеток в вашей печени. Анализ крови на вирусную нагрузку определяет количество РНК гепатита С в вашей крови. Результатом является либо низкая, либо высокая вирусная нагрузка. Вирусная нагрузка более 800 000 международных единиц на миллилитр (МЕ / мл) является высокой.Вы пройдете этот тест, когда получите диагноз, и еще раз позже, чтобы увидеть, работает ли ваше лечение.

2. Высокая вирусная нагрузка не предсказывает будущее.

Что касается вирусной нагрузки, гепатит С не похож на другие вирусы. Одно из ключевых отличий заключается в том, что количество вируса в крови не всегда указывает на то, как будет развиваться инфекция. Например, высокая вирусная нагрузка гепатита С не означает, что вы заболеете быстрее.Это также не увеличивает риск повреждения печени. Важно то, что вирус присутствует в вашей крови в любом количестве.

3. Ваша вирусная нагрузка не влияет на симптомы.

Симптомы могут развиться в течение двух недель после контакта с вирусом. Но у многих людей с вирусной нагрузкой гепатита С симптомы отсутствуют. Возможные признаки инфекции гепатита С включают темную мочу, усталость, кожный зуд, боль в суставах, тошноту и потерю аппетита.У вас также могут быть боли в мышцах, боли в животе, рвота и пожелтение кожи и глаз. Тем не менее, некоторые люди десятилетиями живут с гепатитом С и не имеют ни одного из этих симптомов.

4. Вирусная нагрузка связана с успехом лечения.

Если у вас высокая или низкая вирусная нагрузка, имеет значение, когда дело доходит до лечения гепатита C. Низкая вирусная нагрузка повышает вероятность того, что ваше лечение подействует.Во время лечения снижение вирусной нагрузки обычно является признаком того, что лечение работает.

5. Вирусная нагрузка, которую невозможно определить, — основная цель лечения.

Вы узнаете, что ваше лечение сработало, если тест на вирусную нагрузку не может обнаружить вирус в вашем кровотоке. Это основная цель лечения. Затем, если ваша вирусная нагрузка остается неопределяемой в течение 6 месяцев после окончания лечения, у вас будет «устойчивый вирусологический ответ» (УВО).SVR означает, что вирус исчез. Однако не исключено, что вирус может вернуться.

6. У вас может быть положительный результат теста на гепатит С при неопределяемой вирусной нагрузке.

Даже если ваша вирусная нагрузка слишком низкая, чтобы ее можно было выявить при анализе крови, в вашей крови все равно могут быть антитела к гепатиту С. Антитела — это признаки того, что вы подверглись воздействию вируса. Ваше тело выпустило эти химические вещества для борьбы с инфекцией.И даже если вирус ушел, антитела остаются в вашей крови. Вот почему базовый тест на гепатит С может дать вам «положительный» результат. Это еще одна причина того, что анализ крови на вирусную нагрузку так важен.

  • У вас будет первый анализ крови на вирусную нагрузку, когда вам впервые поставят диагноз гепатита С.
  • После того, как вы начали лечение, ваша вирусная нагрузка является основным способом определить, работает ли ваше лечение.
  • Конечная цель лечения — довести вирусную нагрузку до уровня, который невозможно определить с помощью анализа крови.

Что такое вирусная нагрузка при гепатите С?

Вирусная нагрузка — это просто измерение количества вируса в вашей крови. Измерения вирусной нагрузки обычно используются для мониторинга хронических вирусных заболеваний, таких как ВИЧ, гепатит B (HBV) и гепатит C (HCV).

BSIP / UIG / Getty Images

В случае ВГС для измерения генетического материала (РНК) вируса, обнаруженного в миллилитре крови, используется тест, называемый количественным анализом РНК ВГС. Для мониторинга вирусной активности могут использоваться и другие технологии, большинство из которых так и поступают. путем обнаружения вирусной ДНК или РНК.

Почему важна вирусная нагрузка

Врачи используют вашу вирусную нагрузку, чтобы определить, насколько хорошо вы реагируете на противовирусное лечение. Обычно ваша вирусная нагрузка проверяется перед началом терапии (например, для гепатита С), а затем периодически повторяется, чтобы измерить вашу реакцию. Для оценки эффективности лечения необходимы не менее двух результатов вирусной нагрузки.

Значительно сниженная вирусная нагрузка, например 100-кратное снижение вирусной активности, обычно означает, что лечение работает.В идеале человек должен достичь так называемой «неопределяемой» вирусной нагрузки, что означает, что современные технологии тестирования не могут найти никаких доказательств наличия вируса в образцах крови.

Важно понимать, что, хотя тест полезен для прогнозирования результатов лечения, он ничего не говорит вам о серьезности вашего заболевания печени. Обычно для этого необходимы биопсия печени и визуализирующие исследования (например, УЗИ или МРТ).

Высокая и низкая вирусная нагрузка

Что касается вирусного гепатита С, высокая вирусная нагрузка обычно составляет более 800 000 МЕ / л, а низкая вирусная нагрузка — менее 800 000 МЕ / л.Однако этот диапазон может значительно варьироваться в зависимости от того, что считается средним для конкретного региона или населения.

Однако важно отметить, что вирусная нагрузка 800 000 МЕ / л не означает, что у вас в крови 800 000 реальных вирусов. Скорее, это означает, что лаборатория определила, что в литре крови содержится 800 000 международных единиц (МЕ). МЕ — это стандартное измерение, используемое патологами для обеспечения единообразия от лаборатории к лаборатории, и считается более точным, чем простой «подсчет количества вирусных РНК».

Однако, как правило, 800000 МЕ / л соответствует примерно двум миллионам копий вирусной РНК.

Неопределяемая вирусная нагрузка

Период ремиссии (неопределяемая вирусная нагрузка) через 12 недель после завершения терапии гепатита С известен как устойчивый вирусологический ответ (УВО) или УВО12. Почти все люди, достигшие УВО12, продолжают достигать УВО24, что означает, что через 24 недели после лечения вирусная активность не обнаружена.

Неопределяемая вирусная нагрузка не обязательно означает, что у вас нет вируса в крови или что вы излечились.Однако, если вы в состоянии поддерживать неопределяемую вирусную нагрузку в течение 24 недель (а теперь эксперты считают, что даже 12 недель), вероятность повторного появления вируса (восстановления) считается крайне низкой. Фактически, в этом случае человек технически считается излеченным.

Хотя тесты могут различаться по чувствительности, что означает их способность обнаруживать вирус, большинство современных тестов чрезвычайно точны.

Слово Verywell

Хотя тесты, используемые для диагностики и лечения гепатита С, могут показаться сложными, постарайтесь не слишком увлекаться деталями.Если у вас есть гепатит С, сохраняйте активность в отношении здоровья своей печени, обращаясь к врачу, имеющему опыт лечения людей с гепатитом С.

Принимайте лекарства в соответствии с инструкциями и поддерживайте тесный контакт с врачом. Хорошая новость заключается в том, что при надлежащем уходе вы можете избавиться от вируса из своего тела (и, по сути, «вылечиться»).

Обсуждение для врачей по гепатиту С

Получите наше руководство для печати к следующему визиту к врачу, которое поможет вам задать правильные вопросы.

Отправить руководство по электронной почте

Отправить себе или любимому человеку.

Зарегистрироваться

Это руководство для обсуждения с доктором было отправлено на адрес {{form.email}}.

Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Вирусная нагрузка гепатита С | aidsinfonet.org

Информационный бюллетень 675

ЧТО ТАКОЕ ВИРУСНАЯ НАГРУЗКА?
КАК ОТЧЕТАТЬСЯ О ВИРУСНОЙ НАГРУЗКЕ?
КАК ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ТЕСТ?
ОТВЕТ ВИРУСНОЙ НАГРУЗКИ НА ЛЕЧЕНИЕ


Существует два основных типа тестов на вирусную нагрузку на ВГС:

Качественные тесты на вирусную нагрузку определяют наличие РНК (генетического кода) ВГС в крови.Этот тип теста обычно используется для подтверждения хронической инфекции HCV. Если вирусная РНК обнаружена,
Сообщается о положительном результате. Если вирусная РНК не обнаружена, результат теста отрицательный.

До 15% людей, инфицированных ВГС, избавляются от инфекции без лечения. У этих людей положительный тест на антитела и отрицательный тест на вирусную нагрузку.
.
Количественные тесты на вирусную нагрузку измеряют количество вируса в одном миллилитре крови. Их часто используют для оценки вероятности того, что лечение интерфероном или интерфероном плюс рибавирин будет
успешно, а затем, если лечение подействует.

Существуют различные методы подсчета вирусов ВГС:

  • Полимеразная цепная реакция (ПЦР). Этот тест измеряет копии генетического кода ВГС. ПЦР-тест очень чувствителен.
  • ДНК с разветвленной цепью (бДНК). Этот тест менее чувствителен, чем тест ПЦР. Однако это дешевле.
  • Транскрипционная амплификация (ТМА). Эта технология чрезвычайно чувствительна. Это становится все быстрее и дешевле.

Различные тесты могут дать разные результаты для одного и того же образца. Поскольку тесты разные, вы должны использовать один и тот же тест для измерения вирусной нагрузки с течением времени.


Вирусная нагрузка обычно указывается как количество копий вируса в одном миллилитре (мл) крови. Однако, поскольку разные технологии тестирования дали разные результаты вирусной нагрузки, вирусная нагрузка ВГС указывается в международных единицах (МЕ) на мл

.

Лучший результат теста на вирусную нагрузку — «неопределяемый.«Это не гарантия того, что в вашей крови нет вируса; это может означать, что их недостаточно для проверки и подсчета. Вирусная нагрузка ниже 800 000 МЕ / мл считается низкой; более 800 000 считаются высокими.

ВГС физически намного меньше ВИЧ и размножается намного быстрее. Вирусная нагрузка HCV может исчисляться миллионами. Но при успешном лечении ВГС можно вылечить.

Изменения вирусной нагрузки часто называют «журнальными» изменениями. Имеется в виду научная запись, в которой используется степень 10.Например, падение на 2 логарифма — это падение в 102 или 100 раз. Снижение с 600 000 до 6000 будет падением на 2 логарифма.


Вирусная нагрузка полезна в нескольких областях:

  • Диагностика. Тест может обнаружить присутствие HCV через несколько дней после инфицирования HCV, прежде чем тест на антитела станет положительным.
  • Подтверждение хронической инфекции . Как отмечалось выше, до 15% людей, инфицированных ВГС, избавляются от инфекции. Этот процесс может занять до 6 месяцев.Но тесты на антитела у этих людей все равно покажут положительный результат. Тест на вирусную нагрузку используется, чтобы определить, есть ли у них хроническая инфекция.
  • Прогнозирование успеха лечения . Люди с вирусной нагрузкой ниже 400000 до начала лечения обычно имеют лучшие результаты лечения.
  • Управляющая терапия. Тест показывает, контролирует ли лечение вирус.

Есть несколько показателей вирусной нагрузки ответа на лечение.Они описаны ниже.
Вирусную нагрузку ВГС нельзя использовать так же, как вирусную нагрузку ВИЧ (см. Информационный бюллетень 125).
Это не лучший показатель того, насколько серьезен гепатит или насколько быстро он будет прогрессировать. Его также сложнее использовать для оценки ответа на лечение.

в прошлом более низкая вирусная нагрузка ассоциировалась с лучшим ответом на терапию ВГС, но это уже не относится к современным препаратам для лечения ВГС. Кроме того, более высокая вирусная нагрузка связана с более высоким риском передачи ВГС, по крайней мере, от беременных матерей их новорожденным.


Существует несколько типов ответа вирусной нагрузки ВГС на лечение: ETR (ответ в конце лечения):
Это означает наличие неопределяемой вирусной нагрузки ВГС в конце лечения ВГС.

  • РВО (ранний вирусологический ответ) : это снижение вирусной нагрузки на 99% (2 логарифма, известное как частичный РВО) или до неопределяемого уровня (полный РВО) после 12 недель лечения. Пациенты, у которых нет РВО, имеют очень низкую вероятность достижения устойчивого вирусологического ответа (см. Ниже.) Большинство врачей прекращают лечение ВГС, если у пациента нет РВО.
  • RVR (быстрый вирусологический ответ): Это относится к пациентам, у которых вирусная нагрузка HCV становится неопределяемой после 4 недель лечения.
  • УВО (устойчивый вирусологический ответ) означает, что ВГС не определяется через 6 месяцев после завершения лечения. Большинство экспертов считают УВО лекарством.
  • Вирусный прорыв : вирусная нагрузка ВГС, не определяемая во время лечения, снова становится обнаруживаемой во время лечения.
  • Вирусный рецидив: Это относится к вирусной нагрузке, которая стала неопределяемой во время лечения, но снова стала определяемой после завершения лечения.

Клиническое влияние вирусной нагрузки на развитие гепатоцеллюлярной карциномы и смертность от заболеваний печени у пациентов с вирусной инфекцией гепатита С

Цель . Это исследование было направлено на оценку клинического воздействия вирусной нагрузки гепатита С на развитие гепатоцеллюлярной карциномы (ГЦК) и связанную с печенью смертность у пациентов, инфицированных ВГС. Методы . Всего в эту ретроспективную когорту были включены 111 субъектов с хронической инфекцией ВГС, которые были доступны для количественного определения РНК ВГС в сыворотке. Модели пропорциональных рисков Кокса использовались для расчета отношения рисков (HR) развития ГЦК и связанной с печенью смертности в соответствии с титрами сывороточной РНК ВГС. Результатов . За период наблюдения ГЦК развился у 14 пациентов. Кумулятивный риск развития ГЦК был выше у субъектов с высоким титром РНК ВГС (log IU РНК HCV / мл> 6), чем у субъектов с низким титром (log IU РНК HCV 6) (HR = 4.63,), что дает коэффициент заболеваемости 474,1 и 111,5 на 10 000 человеко-лет соответственно. Другими независимыми факторами риска развития ГЦК были пожилой возраст (HR = 9,71), сопутствующий цирроз печени (HR = 19,34) и низкое количество тромбоцитов (HR = 13,97). Смерть от печени наступила у 7 пациентов. Сопутствующий цирроз печени (HR = 6,13) и низкий уровень альбумина (HR = 9,17), но не титр РНК HCV, были значительными факторами риска, связанными с летальностью, связанной с печенью. Заключение . Титр сывороточной РНК HCV может рассматриваться как независимый фактор риска развития ГЦК, но не смертность, связанная с печенью.

1. Введение

Инфекция, вызванная вирусом гепатита С (ВГС), является одной из ведущих причин хронического гепатита во всем мире, а также основным фактором риска прогрессирования заболевания до запущенных состояний, таких как цирроз печени, печеночная декомпенсация и гепатоцеллюлярная карцинома ( HCC) [1, 2]. По оценкам ВОЗ, приблизительно 3% населения мира или 170 миллионов человек могут быть инфицированы ВГС [3, 4]. После введения программы вакцинации против вируса гепатита B (HBV) бремя болезней, связанных с HCV, постепенно увеличивалось в эндемичных по HBV районах [5, 6].В Корее на хронические заболевания печени, включая хронический гепатит, цирроз печени и ГЦК, приходилось примерно 7,1% от общего числа смертей в 2010 году при уровне смертности 46,3 на 100 000 человек. Это основная причина смерти мужчин в возрасте от сорока до пятидесяти лет, а смертность от ГЦК составляет 15,6% от общего числа смертей от рака [7]. Есть несколько факторов, влияющих на клиническое течение пациентов, инфицированных вирусом гепатита: факторы хозяина, вирусологические факторы и факторы окружающей среды. Среди них вирусологические факторы в значительной степени исследованы в случаях цирроза печени или ГЦК, связанного с вирусом гепатита.У HBV-инфицированных пациентов клинических последствий сывороточных уровней ДНК HBV для прогрессирования заболевания печени достаточно, чтобы их можно было распознать. Было установлено, что ступенчатое повышение уровня ДНК HBV в сыворотке крови связано с соответствующим линейным увеличением кумулятивной заболеваемости HCC, а также с прогрессированием связанного с HBV заболевания печени до цирроза печени или печеночной декомпенсации, независимо от активности трансаминаз в сыворотке, гепатита. Серостатус B e-антигена (HBeAg) и текущее наличие цирроза [8–10].Также хорошо известно, что неактивные носители HBV по-прежнему подвержены риску ГЦК и смерти, связанной с печенью [11]. Кроме того, известно, что спонтанное серологическое очищение ДНК HBV является наиболее значительным фактором снижения риска развития ГЦК в будущем [12]. А именно, уровень ДНК HBV в сыворотке крови сам по себе является основным независимым фактором риска, влияющим на развитие ГЦК и смертность, связанную с печенью. Однако влияние ВГС на развитие ГЦК и смерть, связанную с печенью, у пациентов, инфицированных ВГС, остается неопределенным. В частности, еще предстоит определить, зависит ли прогрессирование заболевания печени от титра РНК HCV.Поэтому мы попытались оценить клиническое влияние вирусной нагрузки ВГС на развитие ГЦК и связанную с печенью смертность у пациентов с хронической инфекцией ВГС.

2. Методы
2.1. Субъекты исследования

Это исследование было проведено ретроспективно путем изучения медицинских записей. В период с января 2003 г. по июнь 2009 г. мы выявили 266 пациентов с серопозитивными антителами к вирусу гепатита С в больнице Университета Данкук в Корее. Из них 155 пациентов были исключены по следующим критериям исключения: (1) 105 пациентов, чьи количественные тесты сывороточной РНК ВГС не были оценены, (2) 8 пациентов с коинфекцией HBV, (3) 33 пациента, которые не находились под наблюдением. регулярно в течение как минимум 3 лет, и (4) 9 пациентов с первичным диагнозом ГЦК.В конечном итоге в эту ретроспективную когорту были включены 111 пациентов, инфицированных вирусом гепатита C. Схема набора участников исследования показана на рисунке 1. Клинические характеристики и демографические данные включенных пациентов, включая возраст, пол, сопутствующий цирроз печени во время набора, и продолжительность наблюдения после набора были получены из медицинских записей. В анализ этого исследования были включены лабораторные данные, такие как тесты печени, сывороточный титр РНК HCV и генотип HCV.Мы также выяснили, проводилась ли противовирусная терапия и был ли достигнут устойчивый вирусологический ответ в течение периода последующего наблюдения. Настоящее исследование было проведено в соответствии с этическими принципами Хельсинкской декларации 1975 года.

2.2. Лабораторные исследования, связанные с ВГС

Антитела против ВГС были обнаружены с помощью иммунорадиометрического анализа (Shin Jin Medics, Inc., Коян, Корея) на основе рекомбинантных белков генома ВГС, чувствительность которого составила 98.5% и специфичность 99,7%. Титры РНК ВГС в сыворотке количественно определяли с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) в реальном времени с использованием количественного теста COBAS TaqMan HCV, версия 2.0 (Roche Molecular Systems, Inc., Бранчбург, Нью-Джерси, США) с линейным диапазоном от 43 до 6

00 МЕ / мл. В настоящем исследовании мы классифицировали пациентов на две группы с высокой или низкой вирусной нагрузкой на основе уровня РНК HCV в сыворотке крови на момент начала исследования. Пороговый лог-титр уровней РНК HCV составлял 6: (1) высокая вирусная нагрузка> 6 log титра РНК HCV IU / мл и (2) низкая вирусная нагрузка 6 log титр РНК HCV IU / мл.Генотипирование HCV выполняли с помощью ПЦР с обратной транскрипцией и анализа секвенирования с использованием генетического анализатора ABI PRISM 3130 (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США).

2.3. Установление ГЦК и смерти, связанной с печенью

Гепатоцеллюлярная карцинома подтверждена гистологически. Случаи, недоступные для гистологической оценки, были диагностированы с использованием негистологических критериев, в основном в зависимости от радиологической визуализации на основе хронических заболеваний печени. Рентгенологические данные, типичные для диагноза ГЦК, включают увеличение узелка в печени в артериальной фазе с вымыванием в воротной или отсроченной венозной фазе.Негистологические критерии диагноза ГЦК были приняты двумя методами динамического изображения (например, компьютерная томография брюшной полости и магнитно-резонансная томография), подходящими для радиологических данных о ГЦК, упомянутых выше, или одним методом визуализации, подходящим для ГЦК плюс уровень α -фетопротеина в сыворотке ≧ 400 нг / мл [13]. У пациентов с высоким риском цирроза печени критерии динамической визуализации, обновленные в рекомендациях Американской ассоциации по изучению заболеваний печени от 2010 г., также применялись для подтверждения развития ГЦК путем анализа медицинских записей и методов визуализации [14].Смерть, связанная с печенью, была определена как основная причина смерти из-за осложнений цирроза печени, печеночной недостаточности или ГЦК.

2.4. Статистический анализ

Совокупный уровень заболеваемости ГЦК и смерти, связанной с печенью, был рассчитан по методу Каплана-Мейера с использованием лог-рангового критерия для проверки значимости. Человеко-годы наблюдения для каждого субъекта рассчитывались как период времени от даты базового клинического обследования при включении в исследование до даты диагноза ГЦК, даты смерти или даты последнего наблюдения или по крайней мере в июне. 30 августа 2012 г., в зависимости от того, что произойдет раньше.Регрессия пропорциональных рисков Кокса использовалась для одномерного и многофакторного анализа для определения наиболее значимых и независимых переменных, связанных с развитием ГЦК и смертности, связанной с печенью. Отношения рисков (HR) и соответствующие 95% доверительные интервалы (95% CI) были рассчитаны для оценки степени связи между переменными риска и развитием ГЦК или смерти, связанной с печенью. Статистический анализ проводился с использованием SPSS Statistics версии 18.0. П <0.05 считались значимым значением.

3. Результат
3.1. Характеристики пациентов

Клинические характеристики 111 пациентов, инфицированных HCV (54 мужчины, 57 женщин), перечислены в таблице 1. Средний возраст на момент включения в исследование составлял 53 ± 13 лет. У 29 (26,1%) пациентов изначально был цирроз печени. Число пациентов с высокой вирусной нагрузкой (log-титр РНК HCV МЕ / мл> 6) и низкой вирусной нагрузкой (log-титр РНК HCV IU / мл ≥6), на основе титра сывороточной РНК HCV, составило 52 (46.8%) и 59 (53,2%) соответственно. Тридцать девять (52%) из 75 пациентов, которым можно было провести генотипирование ВГС, имели генотип 1, наиболее распространенный в Корее. В течение периода наблюдения 43 (38,7%) пациента получали противовирусную терапию с общим протоколом лечения пегинтерфероном и рибавирином в качестве стандарта лечения. А именно, пациенты с генотипом 1 HCV получали комбинированное лечение пегинтерфероном-альфа и рибавирином в течение 48 недель, а пациенты с генотипом HCV не 1 получали тот же режим в течение 24 недель. Среди них 31 (72%) получил устойчивый вирусологический ответ.После включения в исследование все пациенты находились под наблюдением в среднем 54 ± 16 месяцев.

54 (48,6)

9027 59279 Низкий (53.2)


Характеристики Значения

Возраст, год 53% 13

Первоначальное наличие цирроза, (%) 29 (26.1)

Классификация Чайлд-Пью, (%)
A 78 (70,3)
B 26 (23,4) 7 (6,3)

Аланинаминотрансфераза, МЕ / л 80 ± 84

Билирубин, мг / дл

Протромбиновое время, INR 1.2 ± 0,3

Тромбоциты, 10 3 / мм 3 164 ± 67

Альбумин 4

Креатинин, мг / дл 0,9 ± 1,2

РНК ВГС (log МЕ / мл), (%)
Высокий (>) 52 (46,8)

Генотип ВГС, (%)
1b 5 (52) Не-1b

/ 111 (61.3)

(
36/75 (48,0)
Не проверено 36/111 (32,4)

Противовирусная терапия, (%) 68278

Да 43/111 (38,7)

Устойчивый вирусологический ответ, (%)
Нет
) 12/43 Да 31/43 (72,0)

Продолжительность наблюдения, месяцев 54 ± 16

Данные или среднее число (в процентах) среднеквадратичное отклонение.
HCV: вирус гепатита С.
3.2. Развитие ГЦК

ГЦК впервые развился у 14 пациентов в течение периода наблюдения. При однофакторном анализе, пожилой возраст (≥50 лет), исходное наличие цирроза, высокая вирусная нагрузка сывороточной РНК HCV (> 6 log титр РНК HCV МЕ / мл), низкое количество тромбоцитов (<130000 / мм 3 ) и низкий уровень сывороточного альбумина (<3,0 г / дл) были значительными факторами риска, связанными с развитием ГЦК. Клинические факторы со значением менее 0.05 по одномерному анализу были включены в многомерный анализ. Риск развития ГЦК был выше у субъектов с высокой вирусной нагрузкой РНК ВГС, чем у субъектов с низкой вирусной нагрузкой (HR = 4,63) (Таблица 2). Пятилетний кумулятивный показатель заболеваемости ГЦК у пациентов с высокой вирусной нагрузкой составил 6,8%, что значительно отличается от 1,7% пациентов с низкой вирусной нагрузкой (рис. 2). Старость (HR = 9,71, P = 0,014), исходное наличие цирроза (HR = 19,34,) и низкое количество тромбоцитов (HR = 13.97,) были другими независимыми факторами риска кумулятивной заболеваемости ГЦК (таблица 2). В таблице 3 показаны показатели заболеваемости ГЦК на 10 000 человеко-лет по значимым факторам риска, проанализированным выше. Уровень заболеваемости ГЦК на 10 000 человеко-лет у пациентов с высокой вирусной нагрузкой был выше, чем у пациентов с низкой вирусной нагрузкой (474,1 против 111,5).

значение

значение

Титр РНК HCV в сыворотке крови, log МЕ / мл (≥6 против> 6)

(1.96)

Bil / dilub,


Переменные Одномерный анализ
отношение рисков (95% доверительный интервал)
значение Многомерный анализ
отношение рисков (95% доверительный интервал)
Возраст, год (<50 против ≧ 50) 11.07 (2,01–62,42) 0,006 9,71 (1,03–39,19) 0,014

Пол (женский по сравнению с мужчиной) 0,94 (0,89–1,29)

Первоначальное наличие цирроза (нет или да) 28,24 (3,87–205,43) <0,001 19,34 (2,26–165,07) 0,004 0,004 5.01 (1,46–26,47) 0,018 4,63 (1,14–18,88) 0,032

Генотип ВГС (не-1b по сравнению с 1b) 0,32 (0,26–1) 0,32 (0,26–1)


Тромбоциты, 10 3 / мм 3 (130 по сравнению с <130) 19.97 (3.32–86.12) <0.001 0,009

Аланинаминотрансфераза, МЕ / мл (<40 против 40) 1.00 (0,97–1,02) 0,833

Протромбиновое время, INR (<1,2 против 1,2) 2,52 (1,86–2,99) 0,309 0,309


Креатинин, мг / дл (<1,2 по сравнению с 1,2) 0,95 (0,91–1,01) 0,827

мг / дл 1.5 против 1,5) 0,97 (0,92–1,00) 0,864

Альбумин, г / дл (3,0 против <3,0) 3,2,63 (2,46)

0,030 1,154 (1,072–5,198) 0,165

История противовирусной терапии (да или нет) 0,23 (0,35–1,01) 0,061 0,061
Устойчивый вирусологический ответ (да против нет) 0.17 (0,34–1,00) 0,097

Значимые переменные в одномерном анализе были включены в многомерный анализ.
HCV: вирус гепатита С.

9027 9027 лет

9027 9027 9027

9027


Переменные Пациенты
()
Число
ГЦК
Уровень заболеваемости ГЦК на 10 000 человеко-лет
<50 45 1 47.6
≧ 50 66 13 446,7

Первоначальное наличие цирроза
Да 29 12 1000

Тромбоциты, 10 3 / мм 3 2 57.5
<130 35 12 784,3

Титр РНК ВГС в сыворотке
111,5
Высокий (>) 52 11 474,1

ВГС: вирус гепатита С.

3.3. Развитие смерти, связанной с печенью

Всего за период наблюдения умерло восемь пациентов. Среди них смерть, связанная с печенью, произошла у 7 пациентов, а оставшийся пациент умер от осложнения, связанного с лимфомой. Причинами смерти, связанной с печенью, были 3 случая печеночной недостаточности, 3 случая ГЦК и 1 случай кровотечения из варикозно расширенных вен пищевода. Первоначальное наличие цирроза, низкое количество тромбоцитов (<130 000 / мм 3 ) и низкий уровень сывороточного альбумина (<3,0 г / дл) были значимыми факторами риска, связанными с летальностью, связанной с печенью, при однофакторном анализе.Однако вирусная нагрузка сывороточной РНК HCV не была значительной. Многофакторный анализ с использованием моделей пропорциональных рисков Кокса, наконец, указал на исходное присутствие цирроза (HR = 6,13,) и низкий уровень сывороточного альбумина (HR = 9,17,) как значимые факторы риска смерти, связанной с печенью (Таблица 4). Не было различий в совокупной смертности, связанной с печенью, в зависимости от уровня РНК HCV в сыворотке крови. В этом исследовании вирусная нагрузка гепатита С сама по себе не влияла на смертность, связанную с печенью (рис. 3).

значение

значение


Bilin 1.5 против 1,5)



Переменные Одномерный анализ
отношение рисков (95% ДИ)
значение Многомерный анализ
отношение рисков (95% ДИ)
Возраст, год (<50 против ≧ 50) 1.02 (1,01–1,49) 0,605

Пол (женщина по сравнению с мужчиной) 6,24 (2,94–9,12) 0,095
Первоначальное наличие цирроза (нет против да) 8,33 (2,98–54,23) 0,015 6,13 (1,60–31,78) 0,012

Титр HCV / HCV мл (6 против> 6) 3.03 (1,79–5,39) 0,197

Генотип ВГС (не-1b по сравнению с 1b) 0,01 (0,00–1,05) 0,998 0,998 0,998
Тромбоциты, 10 3 / мм 3 (130 по сравнению с <130) 2,99 (1,57–5,21) 0,048 1,23 (1,01–3,13) 0,191

Аланинаминотрансфераза, МЕ / мл (<40 против 40) 0.99 (0,96–1,02) 0,357

Протромбиновое время, INR (<1,2 по сравнению с 1,2) 6,26 (3,63–11,01) 0,09 0,0975 0,0975


Креатинин, мг / дл (<1,2 по сравнению с 1,2) 0,85 (0,71–1,01) 0,831

1,12 (0,87–1,97) 0,378

Альбумин, г / дл (3,0 против <3,0) 4,19 (1,89)

0,003 9,17 (1,02–48,51) 0,002

История противовирусной терапии (да и нет) 0,25 (0,11–1,00) 0,202 0,202 0,202
Устойчивый вирусологический ответ (да против нет) 0.01 (0,00–1,04) 0,998

Значимые переменные в одномерном анализе были включены в многомерный анализ.
HCV: вирус гепатита С.

4. Обсуждение

В этом ретроспективном когортном исследовании мы намеревались оценить клиническое влияние вирусной нагрузки гепатита С на развитие ГЦК и связанную с печенью смертность у пациентов, инфицированных ВГС.В результате настоящее исследование показало, что количественный уровень сывороточной РНК ВГС является независимым фактором риска развития ГЦК, хотя вирусная нагрузка ВГС сама по себе не влияет на смерть, связанную с печенью.

Было высказано предположение, что более высокие титры РНК ВГС могут привести к более высокой заболеваемости ГЦК. Однако, насколько нам известно, влияние вирусной нагрузки гепатита С на развитие ГЦК было спорным в предыдущих исследованиях. Более того, мало что было сообщено о клинических последствиях вирусной нагрузки гепатита С в отношении смерти, связанной с печенью.Влияние вирусной нагрузки гепатита С на заболеваемость ГЦК было исследовано на крупномасштабной популяционной когорте в Японии [15]. Результат продемонстрировал, что виремия ВГС была тесно связана с возникновением ГЦК без зависимости от титра вируса. Но поскольку для количественной оценки ВГС измеряли коровой антиген ВГС, а не РНК ВГС, в этом исследовании нельзя было точно оценить клиническое воздействие на основе нуклеиновых кислот. В долгосрочном последующем исследовании на уровне сообщества, проведенном в Тайване, риск ГЦК постепенно увеличивался от субъектов, серонегативных по РНК ВГС, до субъектов с низким титром РНК ВГС и субъектов с высоким титром РНК ВГС, что указывало на серьезные последствия для ведение хронической инфекции ВГС на основе повышенного уровня РНК ВГС в сыворотке как независимого предиктора риска ГЦК [16].Однако в нескольких предыдущих исследованиях не удалось найти связи между уровнем РНК ВГС в сыворотке и риском ГЦК [17–19]. Наши результаты показали, что совокупный риск развития ГЦК был выше у пациентов с высоким титром РНК ВГС, чем у пациентов с низким титром, что дает показатель заболеваемости 474,1 и 111,5 на 10 000 человеко-лет, соответственно. В результате мы рассматриваем сывороточный титр РНК ВГС как независимый фактор риска развития ГЦК.

Очень важно определить пороговое значение вирусной нагрузки, связанное с повышенным риском долгосрочных неблагоприятных исходов у пациентов, инфицированных ВГС.В настоящее время клинические исследования для определения предельного уровня вирусной нагрузки гепатита С в сыворотке, имеющего отношение к развитию ГЦК, вызванного ВГС, проводятся редко. В одном исследовании средние определяемые уровни РНК ВГС в сыворотке (3,5 × 10 5 Ед / мл) на момент начала исследования были основаны на классификации участников исследования на субъектов с высокой или низкой вирусной нагрузкой [16]. Другое исследование разделило участников на две группы: с высокой (10 5 копий / мл) и низкой (<10 5 копий / мл) вирусной нагрузкой [20]. В нашем анализе средний логарифмический титр сывороточного уровня РНК ВГС (МЕ / мл) у 111 пациентов, инфицированных ВГС, составил 5.7. На основе среднего логарифмического титра РНК ВГС мы классифицировали субъектов исследования на две группы: группу с высокой вирусной нагрузкой (> 6 log титра РНК ВГС) и группу с низкой вирусной нагрузкой (логарифмический титр РНК ВГС ≥ 6), в результате получение аналогичных размеров выборки и отсутствие различий в исходных характеристиках между двумя группами.

Помимо вирусной нагрузки РНК ВГС, в настоящем исследовании было обнаружено, что пожилой возраст, низкое количество тромбоцитов и наличие цирроза являются значимыми и независимыми факторами риска развития ГЦК.Хотя возраст пациента ≥50 на момент включения в исследование был связан с развитием ГЦК, период с момента постановки диагноза инфекции ВГС будет более важным, чем возраст пациента при включении в исследование, как показано в случае инфекции ВГВ. Однако было трудно точно определить период времени от инфицирования ВГС до включения в исследование субъектов из-за врожденных ограничений этого ретроспективного исследования. Несколько исследований продемонстрировали, что генотип 1b HCV более тесно связан с развитием HCC, чем генотип не-1b [15, 16, 21–24], но по этому поводу существуют разногласия [25–27].В настоящем исследовании генотип 1b не анализировался как независимый фактор риска ГЦК анализом модели пропорциональных рисков Кокса, даже если генотип 1b имел тенденцию приводить к более частому развитию ГЦК, чем генотип, отличный от 1b (HR = 0,32,). Этот результат следует дополнительно оценить, поскольку генотипы ВГС в нашем исследовании изучались у небольшой части испытуемых, которые нуждались в терапии против ВГС. Метаанализ контролируемых исследований показал, что противовирусная терапия снижает скорость развития ГЦК у пациентов с циррозом печени типа С [28].Предыдущие отчеты показали, что устойчивый вирусологический ответ (УВО) подавляет возникновение ГЦК у пациентов с циррозом печени и хроническим гепатитом, связанным с ВГС [29–31]. Недавно в других исследованиях сообщалось, что противовирусная терапия на основе пегинтерферона не снижает частоту ГЦК среди пациентов с запущенным хроническим гепатитом С, у которых не достигнуто УВО, даже несмотря на то, что ожидалась потенциальная клиническая польза от длительной супрессивной терапии [32–34 ]. В настоящем исследовании клиническое влияние в зависимости от того, была ли получена противовирусная терапия и впоследствии достигнут УВО, не достигло статистической значимости, указывающей на независимые факторы риска развития ГЦК.Этот вывод должен быть подтвержден в крупномасштабном проспективном исследовании с участием субъектов, принимающих участие в терапии против ВГС.

УВО, как известно, связан не только с ингибированием развития ГЦК, но также с контролем смертности от всех причин и смертности, связанной с печенью, у пациентов с хроническим гепатитом С [35, 36]; кроме того, низкая вирусная нагрузка HCV, как сообщается, позволяет прогнозировать лучшие долгосрочные результаты, включая 5-летнюю выживаемость у пациентов, перенесших резекцию HCC, независимо от серологической эрадикации HCV [37].Однако данных о причинной связи между титром РНК ВГС в сыворотке крови и смертью, связанной с печенью, не поступало. В этом исследовании факторами, влияющими на смерть, связанную с печенью, были уровень сывороточного альбумина и начальное наличие цирроза печени, но не вирусная нагрузка ВГС, что указывает на то, что связанная с печенью смертность у пациентов, инфицированных ВГС, по-видимому, в основном связана с резервной функцией печени. Фактически, причины смерти в случаях смертности в этом исследовании были вызваны гепатоцеллюлярной недостаточностью или портальной гипертензией, такими как печеночная недостаточность, ГЦК и кровотечение из варикозно расширенных вен пищевода.Недавно Cramp et al. [38] предположили, что при нынешней лечебной практике количество пациентов, у которых развивается цирроз, вызванный ВГС, декомпенсация функции печени и ГЦК, существенно возрастет, а смерть печени из-за ВГС, вероятно, удвоится к 2030 году. терапевтические стратегии для оптимизации снижения бремени заболеваний, связанных с ВГС.

Было несколько ограничений, которые нельзя было избежать в этом исследовании. Во-первых, это одноцентровое когортное исследование на базе больниц с небольшим размером выборки и относительно коротким периодом наблюдения.Таким образом, для усиления и обобщения результатов исследования необходимы многоцентровые, популяционные долгосрочные данные последующего наблюдения. Во-вторых, поскольку исследование было ретроспективным по своей природе, мы не могли избежать неизмеренных или незарегистрированных клинических данных, проводя статистический анализ. В-третьих, мы не могли учитывать предполагаемые исходные характеристики, такие как индекс массы тела, количество употребляемого алкоголя или наличие сахарного диабета, которые считаются значительными факторами риска, предсказывающими развитие ГЦК у пациентов с хронической инфекцией ВГС.В-четвертых, уровень РНК ВГС в сыворотке крови является динамическим параметром у пациентов с хроническим гепатитом С; однако мы представили измерение вирусной нагрузки с момента начала исследования во времени, что не могло дать полной картины ассоциации тяжести заболевания печени на основе серологических колебаний вирусной нагрузки. Хотя влияние этих ограничений на наши результаты не будет существенным, эти соображения указывают на необходимость осторожности при интерпретации этих результатов.

5.Заключение

Это ретроспективное когортное исследование показало, что сывороточный титр РНК ВГС может рассматриваться как независимый фактор риска, влияющий на развитие ГЦК, но не связанный с печенью смертности у пациентов, инфицированных ВГС. Хотя любая интерпретация этих результатов требует тщательного рассмотрения, установление факторов риска ГЦК, таких как вирусная нагрузка гепатита С, может быть полезным при определении стратегии последующего наблюдения за пациентами, инфицированными ВГС. Кроме того, необходимы крупномасштабные долгосрочные последующие исследования, чтобы оценить, можно ли обобщить настоящие результаты или являются ли они репрезентативными для других групп населения.

Аббревиатуры

HB289 9027 :

ВГС: Вирус гепатита С
ГЦК: Гепатоцеллюлярная карцинома
HR: Вирус гепатита B

Отношение опасности HB289 HB289 HB289
е антиген гепатита В
ПЦР: Полимеразная цепная реакция
ДИ: Доверительные интервалы
УВО: Устойчивый вирусологический ответ.
Конкурирующие интересы

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

Благодарности

Настоящее исследование было проведено исследовательским фондом Университета Данкук в 2015 году.

Корреляционный анализ основного антигена вируса гепатита С и низкой вирусной нагрузки: может ли основной антиген заменить тест на нуклеиновую кислоту?

  • 1.

    Всемирная организация здравоохранения. Руководство по скринингу, уходу и лечению лиц с хронической инфекцией гепатита С.https://www.who.int/hepatitis/publications/hepatitis-c-guidelines-2016/en/. По состоянию на 6 марта 2019 г.

  • 2.

    Jiang HJ, Wang XX, Luo BF, et al. Прямые противовирусные препараты повышают потенциальную активность естественных клеток-киллеров у пациентов с хроническим гепатитом С. Clin Exp Med. 2019; 19: 299–308.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 3.

    Wróblewska A, Lorenc B, Cheba M, Bielawski KP, Sikorska K. Отношение нейтроцитов к лимфоцитам предсказывает наличие репликативной цепи вируса гепатита C после терапии противовирусными препаратами прямого действия.Clin Exp Med. 2019; 19: 401–6.

    Артикул

    Google ученый

  • 4.

    Всемирная организация здравоохранения. Гепатит С. https://www.who.int/en/news-room/fact-sheets/detail/hepatitis-c. По состоянию на 6 марта 2019 г.

  • 5.

    Nguyen LT, Gray E, O’Leary A, Carr M, De Gascun CF. Ирландская сеть исследований исходов по гепатиту С. Роль тестирования основного антигена вируса гепатита С в эпоху противовирусной терапии прямого действия: чему мы можем научиться у ингибиторов протеазы.PLoS One. 2016; 11: e0163900.

    Артикул

    Google ученый

  • 6.

    Юлихер П., Галли К. Определение экономически эффективных алгоритмов скрининга на наличие активных вирусных инфекций гепатита С в условиях высокой распространенности. J Med Econ. 2018; 21: 1–10.

    Артикул

    Google ученый

  • 7.

    Такахаши К., Окамото Х., Кишимото С. и др. Демонстрация специфического антигена вируса гепатита С, предсказанного на основе предполагаемого основного гена в циркуляции инфицированных хозяев.J Gen Virol. 1992; 73: 667–72.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 8.

    Freiman JM, Tran TM, Schumacher SG, et al. Тестирование основного антигена гепатита С для диагностики вирусной инфекции гепатита С: систематический обзор и метаанализ. Ann Intern Med. 2016; 165: 345–55.

    Артикул

    Google ученый

  • 9.

    Чанг Ч., Хунг Ч., Ван Дж. Х., Лю С. Н.. Корневой антиген гепатита С сильно коррелирует с РНК ВГС.Kaohsiung J Med Sci. 2018; 34: 684–8.

    Артикул

    Google ученый

  • 10.

    Цетинер С., Дуран А.С., Кибар Ф., Яман А. Сравнение эффективности теста на сердечный антиген ВГС нового поколения и теста на РНК ВГС при лечении вирусной инфекции гепатита С. Transfus Apher Sci. 2017; 56: 362–6.

    Артикул

    Google ученый

  • 11.

    Ламори FMJ, Хаджаризаде Б., Сокер А. и др.Оценка анализа корового антигена вируса гепатита С в плазме и образцах сухих пятен крови. J Mol Diagn. 2018; 20: 621–7.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 12.

    Фэн Б., Ян РФ, Чжан Х.Й. и др. Ранняя прогностическая эффективность основного антигена в отношении противовирусных исходов у пациентов, инфицированных вирусом гепатита С генотипа 1. Braz J Infect Dis. 2015; 19: 390–8.

    Артикул

    Google ученый

  • 13.

    Европейская ассоциация изучения печени. Руководство EASL по клинической практике: лечение вирусной инфекции гепатита С. J Hepatol. 2014; 60: 392–420.

    Артикул

    Google ученый

  • 14.

    Ганбари К., Рушани М., Азадбахт А. Сверхчувствительный аптасенсор на основе нанокомпозита GQD для обнаружения корового антигена вируса гепатита С. Анальная биохимия. 2017; 534: 64–9.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 15.

    Плешакова Т.О., Кайшева А.Л., Байзянова Ю.М. и др. Обнаружение корового антигена вируса гепатита С с использованием чипов afm с иммоболизированными аптаперами. J Virol Methods. 2018; 251: 99–105.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 16.

    Плешакова Т.О., Кайшева А.Л., Шумов И.Д. и др. Обнаружение корового белка вируса гепатита С в сыворотке с использованием функционализированных аптамером чипов АСМ. Micromach Basel. 2019; 10: 129.

    Артикул

    Google ученый

  • 17.

    Murdaca G, Contini P, Cagnati P, et al. Поведение растворимых молекул HLA-A, -B, -C и HLA-G у пациентов с хронической инфекцией вируса гепатита C, получающих лечение пегилированным интерфероном-α и рибавирином: потенциальная роль в качестве маркеров ответа на противовирусную терапию. Clin Exp Med. 2017; 17: 93–100.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 18.

    Европейская ассоциация изучения печени. Рекомендации EASL по лечению гепатита C 2018.J Hepatol. 2018; 69: 461–511.

    Артикул

    Google ученый

  • 19.

    Панель управления AASLD / IDSA HCV. Руководство по гепатиту C: рекомендации AASLD-IDSA по тестированию, ведению и лечению взрослых, инфицированных вирусом гепатита C. Гепатология. 2015; 62: 932–54.

    Артикул

    Google ученый

  • 20.

    Terrault NA, Pawlotsky JM, McHutchison J, et al. Клиническая полезность измерения вирусной нагрузки у лиц с хронической инфекцией гепатита С, получающих противовирусную терапию.J Viral Hepat. 2005; 12: 465–72.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 21.

    Тайсхерст JR, Hamzeh FM, Thomas DL. Факторы, влияющие на сывороточные концентрации РНК вируса гепатита С (HCV) у пациентов с хроническим гепатитом, инфицированных HCV генотипа 1. J Clin Microbiol. 2007. 45: 2426–33.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 22.

    Arboledas JCA, Guerrero IP, Rodríguez MJB, et al.Корневой антиген вируса гепатита С в лечении пациентов, получавших новые противовирусные препараты прямого действия. Диагностика Microbiol Infect Dis. 2017; 89: 29–34.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 23.

    Kuo YH, Chang KC, Wang JH, et al. Является ли основной антиген вируса гепатита С адекватным маркером для скрининга сообщества? J Clin Microbiol. 2012; 50: 1989–93.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 24.

    Medici MC, Furlini G, Rodella A, et al. Основной антиген вируса гепатита С: аналитические характеристики, корреляция с виремией и потенциальные применения количественного автоматического иммуноанализа. J Clin Virol. 2011; 51: 264–9.

    Артикул

    Google ученый

  • 25.

    Miedouge M, Saune K, Kamar N, Rieu M, Rostaing L, Izopet J. Аналитическая оценка основного антигена HCV и интерес для скрининга HCV у гемодиализных пациентов. J Clin Virol.2010; 48: 18–21.

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • Тестирование вирусной нагрузки и лечение гепатита С | CATIE

    Тестирование вирусной нагрузки гепатита С — это анализ крови, который измеряет количество вируса гепатита С в крови. Это также тест, который проверяет, излечен ли человек от гепатита С.

    Тестирование вирусной нагрузки

    Медицинский работник может порекомендовать тестирование на вирусную нагрузку гепатита С на разных этапах:

    До начала лечения

    Измерение исходной вирусной нагрузки дает информацию о количестве гепатита С в крови до начала лечения.

    Во время лечения

    Медицинские работники могут выбрать проведение теста на вирусную нагрузку во время лечения. Иногда это делается, если врач беспокоится о том, соблюдает ли кто-либо лечение. Высокая вирусная нагрузка может указывать на то, что в организме человека недостаточно лекарства для борьбы с вирусом.

    Сразу после завершения лечения

    Некоторые поставщики медицинских услуг проверяют, не обнаруживается ли вирус, сразу после завершения лечения.Неопределяемая вирусная нагрузка сразу после завершения лечения не означает, что человек излечился от гепатита С.

    Двенадцать недель после окончания лечения

    Через двенадцать недель после окончания лечения поставщик медицинских услуг определит, был ли человек излечен от гепатита C. Поставщик медицинских услуг проведет тест на вирусную нагрузку, чтобы убедиться, что вирус гепатита C не обнаруживается. Неопределяемая вирусная нагрузка на этом этапе называется устойчивым вирусологическим ответом (УВО или УВО 12), и это означает, что человек излечился от гепатита С.

    Ответы на лечение

    Излечение или устойчивый вирусологический ответ (УВО)

    Излечение или устойчивый вирусологический ответ (УВО) — это когда у человека неопределяемая вирусная нагрузка через 12 недель после окончания лечения. Их тело избавилось от вируса.

    Неудача лечения

    Неудача лечения — это обнаруживаемая вирусная нагрузка через 12 недель после окончания лечения. Это означает, что человек не был излечен от гепатита С. В этих редких случаях повторное лечение часто является вариантом.Существуют специальные методы лечения гепатита С, которые очень эффективны при лечении гепатита С, когда первый курс лечения оказался неудачным. Каждая программа покрытия лекарств (провинциальная, территориальная, федеральная или частная) может иметь особый процесс покрытия расходов на повторное лечение. Поставщик медицинских услуг может предоставить дополнительную информацию о процессе.

    Рецидив

    Рецидив — это когда человек имеет неопределяемую вирусную нагрузку в конце лечения, а через 12 недель обнаруживает вирусную нагрузку.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    © 2021 КОПИИ БРЕНДОВЫХ ЧАСОВ