Пневмония при беременности последствия: Беременность и коронавирус | Свежая и проверенная информация

Содержание

Беременность и коронавирус | Свежая и проверенная информация

В Госпитале Сант Жоан де Деу Барселона работает многопрофильная команда, состоящая из акушеров-гинекологов, педиатров, анестезиологов, акушерок и медсестер, которые ежедневно обновляют официальные рекомендации по текущей вспышке коронавируса SARS-CoV-2. Протокол действий и схема были созданы для защиты здоровья беременных женщин, а также наших специалистов.

Мы можем обеспечить правильный уход и безопасность беременных женщин с последующим наблюдением в нашем госпитале, как здоровых, так и тех, у кого появляются симптомы в течение следующих нескольких дней или, если беременная женщина была инфицирована и заболела коронавирусом COVID-19.

Ниже мы собрали основные сомнения и опасения, которые, по нашему мнению, могут возникнуть у беременных женщин, опасающихся за своё здоровья из-за коронавируса.

Если я беременна, я больше подвержена риску, чем население в целом?

На данный момент имеется мало данных о беременных, пораженных COVID-19, но, по-видимому, беременные женщины подвержены заражению коронавирусом не более, чем другие категории населения. В настоящее время внутриматочной или перинатальной передачи не выявлено. Научные исследования, доступные на сегодняшний день, указывают на то, что вертикальной передачи не происходит, то есть нет передачи болезни от матери к ребенку ни во время беременности, ни во время родов.

Немногочисленные известные случаи у детей, которые заразились инфекцией в первые несколько дней, являются легкими.

В настоящее время нет данных о влиянии инфекции, если заражение коронавирусом произошло в первом или втором триместре беременности.
 

Что произойдёт, если я заражусь коронавирусом COVID-19 в период беременности?

В настоящее время имеется мало информации о влиянии COVID-19 на беременных женщин, так как это новый вирус. Однако изо дня в день информация обновляется, и научные общества позиционируют себя. Когда появится новая информация, мы обновим эту статью.

Как теперь будет проходить мой контроль беременности?

В преддверии вспышки SARS-CoV-2 больницы работают с новыми протоколами, которые постоянно обновляются и пересматриваются для обеспечения максимальной безопасности неинфицированных беременных пациенток, а также пациенток, зараженных коронавирусом. Вот почему важно доверять медицинскому персоналу, следовать их рекомендациям и посещать назначенные консультации по наблюдению за беременностью, чтобы обеспечить благополучие как вам, так и вашему ребенку.

В случае, если визит может быть осуществлен дистанционно (например, для отправки результатов анализа) или отложен на несколько дней, сотрудники вашего медицинского центра могут связаться с вами, чтобы дать вам новые инструкции.

Беременные женщины, инфицированные COVID-19, которым ещё рано рожать и у которых легкие симптомы инфекции, могут быть изолированы дома в течение 14 дней. Акушерский контроль, если это возможно, и, в зависимости от каждого случая, может быть отложен на 14 дней. В любом случае, следуйте инструкциям вашего лечащего врача.

Нужно ли обращаться в Отделение неотложной помощи, если есть подозрения, что я, возможно, заразилась коронавирусом?

Перед обращением в Отделение неотложной помощи необходимо провести некоторые проверки, чтобы избежать ненужных движений и потенциального риска заражения коронавирусом.

Если у вас жар, кашель, одышка или общий дискомфорт, вы находитесь в Испании и могли заразиться коронавирусом, мы рекомендуем вам продолжить работу с помощью приложения, запущенного Правительством Каталонии — Generalitat de Catalunya.

Скачайте STOP COVID19 для систем Android i iOS. 

В этом приложении вы можете указать свои симптомы, и в соответствии с информацией, оно предложит вам порядок дальнейших действий. Имейте в виду, что в легких случаях, которые не требуют госпитализации, домашняя изоляция должна проводиться в течение 14 дней.

Не рекомендуется обращаться в центр первичной медицинской помощи, аптеку или больницу, если симптомы не являются серьезными или, если дежурный оператор скорой помощи не дал вам такие указания.

Что мне делать, если мне сказали идти в Отделение неотложной помощи?

Если вам нужно ехать в больницу, следуйте инструкциям медицинского персонала центра. Они могут попросить вас надеть маску и подождать в определенном месте, изолированном от других людей.

Также возможно, что сопровождающего вас человека не пустят, в любом случае, медицинские работники сообщат вам об этом, когда вы приедете.

 

Если у вас тяжёлое состояние, очень важно позвонить и сообщить об этом в медицинский центр, заранее, до прибытия. Таким образом,  медицинский персонал cможет подготовиться к вашему приезду и принять правильные меры, обеспечив защиту вам, медицинским работникам и, таким образом, защитить остальных. Если вы находитесь в Барселоне, позвоните в Службу неотложной помощи Отделения акушерства и гинекологии (телефон 93 253 21 00).

Могу ли я передать коронавирус своему ребенку?

Поскольку пока нет никаких доказательств о внутриутробной передачи инфекции COVID-19, считается, что коронавирус вряд ли окажет влияние на врожденное развитие плода.

Пока недостаточно данных, чтобы определить, может ли коронавирус передаваться от матери к плоду во время беременности, и какие последствия он может иметь для ребенка. В настоящее время ведутся исследования, поэтому беременные женщины должны продолжать принимать надлежащие меры предосторожности, чтобы защитить себя от воздействия коронавируса и обращаться за медицинской помощью, если у них появится температура, кашель, одышка или общий дискомфорт.

Как будут проходить мои роды, если я заразилась?

Госпиталь Сант Жоан де Деу и другие медицинские центры в Испании продолжают обслуживать всех здоровых беременных женщин, сохраняя при этом максимальную безопасность. Кроме того, они обслуживают всех беременных женщин с подозрением на инфекцию COVID-19.

Для оказания помощи всем беременным женщинам, у которых уже подошел срок родов, были созданы специальные протоколы, которые постоянно обновляются, чтобы адаптировать их к последним рекомендациям.

Инфекция COVID-19 не является показанием для немедленного прерывания беременности, если у матери нет других осложнений. Время и способ родовспоможения будет определяться в индивидуальном порядке, в соответствии с состоянием матери, сроком беременности и акушерскими условиями.

Если нет дополнительных противопоказаний, может быть введена местная или регионарная анестезия (эпидуральная или спинальная).

Как правило, рекомендуется раннее пережатие пуповины и быстрое удаление загрязнений кровью на коже новорожденного. Индивидуально и в зависимости от состояния матери и ребенка, кожный контакт может допускаться в определенных случаях.

В любом случае, как мы упоминали ранее, медицинский персонал, который наблюдает вас, даст вам соответствующие указания в зависимости от ситуации, согласно определенным критериям.

Что будет после родов с моим ребенком, если я заразилась коронавирусом COVID-19?

После родов новорожденный будет переведен в инкубатор в качестве меры изоляции. Если ребенок чувствует себя хорошо и у него нет симптомов коронавируса, он может находиться в одной комнате с матерью, соблюдая необходимые меры предосторожности до получения лабораторных результатов.

Эти меры предполагают, что ребенок будет находиться в кроватке в двух метрах от кровати матери, которая должна носить маску и часто мыть руки, прежде чем прикоснуться к нему.

Рекомендуется, чтобы родственник без симптомов коронавирусной инфекциии и, предприняв предварительно адекватные меры защиты, заботился о ребенке в той же палате.

Также, будет проводиться наблюдение новорожденного, ему будет сделан тест ПЦР в первые часы жизни, чтобы проверить, есть ли у него коронавирусная инфекция. Этот тест является абсолютно безопасным для ребёнка.

В случае, если у новорожденного появятся какие-либо симптомы или потребуется госпитализация по какой-либо причине, его переведут в отдельную палату для получения необходимой медицинской помощи, исходя из каждого конкретного случая.

Смогу ли я кормить грудью, если я заражена коронавирусом?

В настоящий момент,  отсутствуют достоверные данные, чтобы дать точную рекомендацию по грудному вскармливанию для женщин, инфицированных коронавирусом SARS-CoV-2.

Специалисты настаивают, что грудное вскармливание дает много преимуществ, в том числе и в борьбе против этого коронавируса SARS-CoV-2, например, потенциальная передача антител от матери к ребенку.

По этой причине и с учетом имеющихся данных, Испанское общество неонатологии и Всемирная организация здравоохранения рекомендуют поддерживать грудное вскармливание с рождения, когда это позволяют клинические состояния ребенка и матери, всегда принимая строгие меры защиты (гигиена рук и маска).

Однако в последние дни эти рекомендации менялись и могут измениться, поэтому мы просим вас довериться медицинскому персоналу, который во время родов и в послеродовом периоде сможет сообщить вам о рекомендациях по поводу грудного вскармливания.

Что делать, если мне показана домашняя изоляция?

Необходимо будет предпринять ряд мер, чтобы не заразиться самой или не заразить свою семью, поэтому инфицированный человек:

Должен быть вдали от остальных людей в доме: в отдельной комнате и использовать ванную, отличную от остальной семьи, если это возможно.
Носить маску: использовать маску, когда вы находитесь в той же комнате, что и остальные люди.
Быть внимательным с жидкостями тела: человек, который вступает в контакт с кровью, слизью или другими жидкостями, должен носить маску, халат и одноразовые перчатки. И хорошо мыть руки с мылом.
Часто мыть руки, как и остальные члены семьи.
Проводить частую уборку в доме
: в основном, держать в чистоте посуду или предметы, к которым часто прикасаются, такие как ручки, дверные замки, компьютеры, телефоны и ванные комнаты. Рекомендуются чистящие средства с гипохлоритом натрия (две столовые ложки хлоркина литр воды).

Что такое коронавирус SARS-CoV-2?

Болезнь COVID-19 вызвана коронавирусом SARS-Cov-2. Болезнь в основном поражает людей в возрасте от 30 до 79 лет, и очень редко встречается у детей в возрасте до 20 лет. У беременных женщин, инфицированных COVID-19, как и у других людей, может быть жар, кашель и одышка.

Дыхательные проблемы появляются, когда инфекция поражает легкие и вызывает пневмонию.

¿Как предотвратить распространение вируса SARS-CoV-2?

Ниже приводим рекомендуемые меры по снижению вероятности заражения коронавирусом.

Часто мойте руки с мылом, водой или спиртосодержащими растворами. Особенно важно это делать после посещения общественных мест и при контакте с другими людьми или поверхностями.
Старайтесь не касаться лица руками, особенно рта, носа и глаз.
Используйте одноразовые салфетки и сразу же вымойте руки.
При кашле или чихании прикрывайте рот и нос внутренней частью локтя и сразу же мойте руки.
Не делитесь едой, посудой или другими предметами, не помыв их должным образом.
Избегайте тесного контакта с людьми с респираторными симптомами.

Использование маски не рекомендуется, если не появляются симптомы инфекции

Хронология развития коронавируса SARS-CoV-2

В декабре 2019 г. Муниципальная комиссия здравоохранения и санитарии г. Ухань (провинция Хубэй, Китай) сообщила о группе случаев пневмонии, вызванной неизвестным вирусом.

В январе 2020 года китайские власти подтвердили идентификацию этого вируса и сообщили, что это вирус из семейства коронавирусов, из того же семейства, что и другие вирусы, которые ранее вызывали респираторные инфекции. Этот новый вирус получил название SARS-CoV-2, а вызываемое им заболевание — COVID-19.

30 января 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявляет вспышку коронавируса SARS-CoV-2 в Китае как чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения, имеющую международное значение.

Впоследствии вспышка распространилась за пределы Китая, затронув другие страны, многие из которых находятся в Европе. Вспышка в Италии затронула большой процент населения, и оттуда большое количество случаев заболевания появилось в Каталонии и остальной части Испании.

Перинатальные осложнения беременных, перенесших пневмонию в различные сроки гестации Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

УДК616-053.2+618+615.837.3+616-073.432.19

ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ БЕРЕМЕННЫХ, ПЕРЕНЕСШИХ ПНЕВМОНИЮ В РАЗЛИЧНЫЕ СРОКИ ГЕСТАЦИИ

САИДЖАЛИЛОВА ДИЛНОЗА ДЖАВДАТОВНА

Доктор мед. наук, кафедры Акушерства и гинекологии №1,

Ташкентской Медицинской Академии, г.Ташкент.

ХУДАЙБЕРГЕНОВА ИРОДА КАМИЛЖОНОВНА

2-курс магистрант, Кафедры Акушерства и Гинекологии №1, Ташкентской Медицинской Академии, г.Ташкент.

E-mail: [email protected] ru

AННОТАЦИЯ

Проведены исследования течения беременности у 48 женщин после пневмонии, в зависимости от срока гестации. Наиболее частыми осложнениями у беременных, после перенесенной пневмонии, были угроза прерывания беременности, фетоплацентарная недостаточность, синдром отставания роста плода, внутриутробное инфицирование плода. Выявлена зависимость между сроком гестации, в котором беременная перенесла пневмонию, и частотой развития осложнений для матери и плода: в I триместре — у 31,6%, во II триместре — у 23,7 %, в III триместре — у 21,1%.

Ключевые слова: пневмония, фетоплацентарная недостаточность, синдром отставания роста плода, внутриутробная инфекция.

PERINATAL COMPLICATIONS OF PREGNANCY SUFFERED FROM PNEUMONIA AT DIFFERENT STAGES OF GESTATION

SAIDJALILOVA DILNOZA DJAVDATOVNA

Doctor of medical science Department of «Obstetrics and gynecology» №1 Tashkent Medical Academy, Tashkent.

KHUDAYBERGENOVA IRODA KAMILJONOVNA

2 course undergraduate, Department of «Obstetrics and gynecology» 1 Tashkent Medical Academy, Tashkent.

ABSTRACT

Investigations of pregnancy in 48 women after pneumonia, depending on gestational age. The most frequent complications in pregnancy, after pneumonia, have been threatened miscarriage, fetoplacental insufficiency, fetal growth lag syndrome, intrauterine infection of the fetus. A relationship between the gestational age in which pregnant suffered pneumonia and incidence of complications for mother and fetus: I trimester — from 31. 6% in the II trimester — at 23.7%, in the III trimester — at 21.1%.

Keywords: pneumonia, fetoplacental insufficiency, fetal growth lag syndrome, intrauterine infection

Актуальность проблемы:

За последние годы отмечается повышение частоты пневмонии у беременных, достигающая 35,6% [1, 2], которая отрицательно влияет на течение и исход беременности. Пневмония оказывает

неблагоприятное влияние на развивающийся плод, особенно при вирусной этиологии: за счет его проникновении через плаценту к плоду [1, 2, 3]. Частота досрочного прерывания беременности при возникновении пневмонии на ранних сроках достигает 13-18%, на более поздних сроках — 25-50% [6, 7]. После перенесенной пневмонии возможны отклонения в развитии того или иного органа у плода (в зависимости от того, какой орган формировался в момент возникновения пневмонии) [5, 8]. Чем меньше срок беременности, тем более выраженные последствия могут быть для плода [9, 11]. Если же инфекционное вирусное заболевание проявляется в процессе родов, возрастает частота осложнений в послеродовом периоде. Часты и послеродовые воспалительные заболевания, дети, инфицированные внутриутробно, имеют отклонения в физическом развитии [4, 10].

В литературе недостаточно сведений о течении гестации и осложнениях со стороны плода, в зависимости от вида возбудителя, срока беременности и тяжести течения инфекционного процесса. Большой интерес представляет состояние фетоплацентарной системы, патоморфологическое и вирусологическое исследование плода и плаценты у женщин с пневмонией.

Однако анализ литературы показал, что недостаточно сведений о состоянии системы мать-плацента-плод при пневмонии в зависимости от срока гестации.

Цель исследования: Изучить осложнения беременности после перенесенной пневмонии беременной в различные сроки гестации.

Материал и методы исследования: Обследованы 48 женщин, получавших стационарное лечение по поводу пневмонии в 9 акушерском комплексе г.Ташкента. Из них основную группу составили 38 беременных с пневмонией в различные сроки гестации: в I

триместре — 12 беременных, во II триместре — 11; в III- 15 беременных. Группу контроля составили 10 женщин с физиологическим течением беременности.

Результаты исследования: Угроза прерывания беременности развилась у 26 (68,42%) беременных. Из них в I триместре угроза прерывания развилась у 15 (39,47%) беременных, во II триместре у 8 (21,05%) беременных, и в III триместре у 3 (7,9%) беременных.

По данным УЗИ внутриутробное инфицирование плода было заподозрено у 11 (28,9%) беременных женщин с пневмонией. Из них у 18,2% беременных, перенесших пневмонию в I триместре, у 27,3% — во II триместре, у 54,5% — во III триместре.

После перенесенной пневмонии хроническая фетоплацентарная недостаточность развилась у 23 (60,5%) беременных. Из них у 12 (52,16%) беременных, переболевших пневмонией в I триместре, что в дальнейшем привело к развитию данного осложнения, у 8 (34,8%) беременных — во II триместре и у 3 (13,04%) беременных — в III триместре.

Нарушения гемодинамики в фетоплацентарном комплексе развилась у 24 (63,16%) беременных, перенесших пневмонию: 1 А степени — у 11 (28,94%) беременных, 1 Б степени — у 10 (26,32%), 2 степени — у 3 (7,9%) беременных. Нарушение гемодинамики 1А степени наблюдалось у 27,3% беременных, перенесших пневмонию в I триместре, у 45,4% — во II триместре и у 27,3%- в III триместре .Из 26,32% беременных с нарушением гемодинамики 1Б степени пневмонией переболели в I триместре-20%, во Мтриместре — 50%, в III триметсре у 30%. Из 8% беременных с нарушением гемодинамики 2 степени пневмонией переболели в I триместре- 33,3% и во II триместре — 66,7%.

Синдром ограничения роста плода была диагностирован у 12 (31,6%) беременных, из них 16,7% беременных переболели пневмонией различной степени тяжести в I триместре, 25% беременных- во II триместре и 58,3% беременных в III триместре. СОРП 1 степени развился у 66,7% беременных, 2 степени — у 25% беременных, 3 степени -у 8,33% беременной.

Таким образом, можно сделать заключение о том, что имеется достоверная связь частоты развития осложнений с триместром гестации, в котором беременная перенесла пневмонию.

Выводы:

1. Наиболее частыми осложнениями у беременных, после перенесенной пневмонии, были угроза прерывания беременности у 68,42% беременных, развитие ФПН -60,5%, внутриутробная гипоксия плода -44,7%, нарушение маточно-плацентарного кровообращения -36,8%, СОРП — 31,6%, ВУИ плода -28,9%.

2. Выявлена зависимость между сроком гестации, в котором беременная перенесла пневмонию, и частотой развития осложнений для матери и плода: в I триместре — у 31,6%, во II триместре — у 23,7 %, в III триместре — у 21,1%.

Литература:

1. Александрова М.А., Яковлев C.B. Пневмония как осложнение гриппа // Русский медицинский журнал. 2006. — Т. 14, №2. -С. 90-94.

2. Балясинская Г.Л. Острые респираторные вирусные инфекции и осложнения // Медицинский вестник. 2007. — №2. — С. 9-10.

3. Долгушина Н.В., Макацария А.Д. Вирусные инфекции у беременных М.: Триада Х, 2004г. — 144с.

4. Скотт М.Ф., Роллник С.А. Простудные заболевания и беременность // Российский вестник акушера-гинеколога. 2008. -№1. -С.66-68.

5. Боровкова, Е.И. Факторы и условия, влияющие на процесс инфицирования плода на разных сроках беременности // Вестник РАМН. -2004. -№1. -С.202-203.

6. Шехтман М.М. «Руководство по экстрагениальной патологии у беременных» М.: Триада X, 2007г. — 816 с.

7. Володин H.H. Протоколы диагностики, лечения и профилактики внутриутробных инфекций у новорожденных детей: Методические

рекомендации для врачей неонатологов. — М., 2001. — 94 с.

8. Воскресенский C. Оценка состояния плода. Кардиотокография. Допплерометрия. Биофизический профиль. Мн.: Книжный дом, 2004. -304с.

9. Пустотина О.А., Бубнова Н.И. Диагностика внутриутробной инфекции (компоненты последа и амниотической жидкости) // Акуш. игинекол. — 2009. — № 4. — С. 3-5.

10. Сидорова И.С., Черниенко И.Н., Сидоров А.А. Особенности течения и ведения беременности при внутриутробном инфицировании плода // Российский вестник перинатологии и педиатрии. — 2008. — № 4. — С. 13-17.

11. Фетоплацентарная система при ОРВИ / Луценко М.Т., Пирогов А.Б., Гориков И.Н. и др.

Важная информация о коронавирусе для беременных

Вниманию беременных женщин: сведения о вертикальной передаче коронавирусной инфекции от матери к плоду при заболевании во время беременности.

В последние несколько дней мне часто задают этот вопрос: насколько опасно заболевание коронавирусом  (COVID-19) при беременности?

Понимая и разделяя Ваши опасения, я проанализировала данные информационных бюллетеней и научно-практических публикаций, которые выпущены профильными медицинскими ассоциациями. К сожалению, Национальные профессиональные ассоциации (Российское общество акушеров-гинекологов,  Российская ассоциация специалистов перинатальной медицины) пока что не выпустили каких-либо информационных писем или практических руководств на русском языке. Я собрала информацию из международных источников: Международное общество ультразвука в акушерстве и гинекологии, Американская коллегия акушеров-гинекологов, Британская королевская коллегия акушеров-гинекологов, Национальный комитет здравоохранения Народной Китайской Республики (International Society of Ultrasound in Obstetrics and Gynecology, The American College of Obstetricians and Gynecologists, Royal College of Obstetricians and Gynaecologists, National Health Comission of the People’s Republic of China). Ссылки на веб-сайты данных источников представлены в конце текста.

Согласно последнему опубликованному отчету ВОЗ, ожидаемая смертность от коронавирусной инфекции будет составлять 3,4%. Это означает, что из 100 заболевших умрет менее 4 человек.  Для справки: вирус Н1N1 (вирус свиного гриппа), пандемия которого была объявлена ВОЗ в 2009 году, сопровождался смертностью 4% (данные опубликованы на официальном сайте ВОЗ в 2009 г).

Беременные женщины более подвержены всем инфекционным заболеваниям, т.к. при беременности иммунитет подавляется (это нормальная физиологическая реакция, позволяющая организму матери не воспринимать развивающегося ребенка как инородный объект). В связи с этим, беременные женщины могут заражаться вирусом гриппа COVID-19 (коронавирус). При этом, для исключения вирусной пневмонии обязательно проведение рентгенологического исследования грудной клетки. Однократное рентгеновское исследование (доза 0,0005 -0,01 mGr) или компьютерная томография (0,01-0,66 mGr) являются безопасными дозами рентгеновского излучения для беременных. При подтверждении коронавирусной инфекции необходимость госпитализации оценивается исходя из клинических симптомов: при отсутствии пневмонии госпитализация как таковая не требуется, и используется лишь для необходимой изоляции заболевшего человека от его здорового окружения. Для лечения используются общие принципы для всех респираторных вирусных инфекций: обильное питье, прием жаропонижающих средств при высокой температуре.

Для оценки состояния плода используются: КТГ при сроках беременности более 28 недель, и ультразвуковое исследование темпов роста плода и допплерометрия. Однако, существующие рекомендации советуют отложить плановый визит к акушеру-гинекологу на срок около 14 дней после подтвержденного заболевания. Далее регулярный ультразвуковой мониторинг темпов роста и допплерометрия должны выполняться каждые 2 недели.

Если беременная женщина имеет симптомы вирусной пневмонии, то необходимо активное лечение в отделении неотложной медицинской помощи, т.к. пневмония при беременности приводит к увеличению материнской и перинатальной смертности. В лечении используются механические и физиотерапевтические устройства для улучшения оксигенации легких, а так же противовирусные и антибактериальные лекарственные средства для профилактики вторичной бактериальной инфекции.

Важно: в настоящее время нет никаких сведений об опасности вертикальной передачи вируса COVID-19, т.е. о возможности заражения плода при подтвержденной инфекции у матери. Однако, пока что опубликовано лишь одно исследование, в котором описаны исходы беременности у 9 женщин, заболевших в 3 триместре беременности. У всех 9 женщин вирус не передавался плоду и родившиеся дети были здоровыми. Однако, поскольку заболевание данным вирусом впервые было зарегистрировано в декабре 2019, пока что отсутствуют данные о безопасности данной инфекции при заражении женщины в 1 и 2 триместрах беременности.

Я надеюсь, что данная информация позволит Вам избежать паники. При соблюдении обычных мер предостороженности (избегать больших скоплений людей, регулярная обработка рук антисептиком, особенно после посещения общественных мест, промывание водой или физ.раствором носа и глаз в домашних условиях, прогулки на свежем воздухе) позволят Вам избежать заболевания.

С пожеланием здоровья, Некрасова Екатерина Сергеевна, главный врач Центра медицины плода.

Используемые медицинские источники:

https://obgyn.onlinelibrary.wiley.com/…/uog.22013

https://www.acog.org/Clinical-Guidance…avirus2019

https://www.rcog.org.uk/en/news/nation…published/

http://en.nhc.gov.cn/news.html


Брест


Витебск


Гомель


Гродно


Минск


Могилев


Аксаковщина


Андраны


Антополь


Атолино


Бабиничи


Бабичи


Бакшты


Барановичи


Бараново


Барань


Бегомль


Бездедовичи


Бездеж


Белица


Беличи


Беловежский


Белоозерск


Белыничи


Белынковичи


Бенякони


Береза


Березино


Березинское


Березки


Березовка


Бешенковичи


Бигосово


Бобовня


Бобрик


Бобровичи


Бобруйск


Богушевичи


Богушевск


Большая Берестовица


Большая Крапивня


Большевик


Большие Мотыкалы


Большие Новоселки


Большие Эйсмонты


Борисов


Борковичи


Боровики


Боровка


Боровляны


Бочейково


Бояры


Брагин


Браслав


Бродец


Бродница


Буда-Кошелево


Быстрица


Бытень


Быхов


Быхов-1


Ваверка


Василевичи


Василишки


Велешковичи


Великие Дольцы


Велятичи


Верейки


Вертелишки


Верхнедвинск


Верховичи


Ветка


Ветрино


Видзы


Вилейка


Витьба


Вишневец


Войстом


Волковыск


Волколата


Волма


Воложин


Волпа


Волынцы


Вороничи


Вороново


Воропаево


Высокое


Гайтюнишки


Ганцевичи


Гатово


Гезгалы


Гиновичи


Гловсевичи


Глубокое


Глуск


Глуша


Глыбочка


Гнезно


Годылево


Голдово


Головчин


Голынка


Гольчицы


Гольшаны


Горбовичи


Горки


Городея


Городище


Городище


Городок


Горы


Гребенка


Греск


Грицевичи


Грозово


д. Бацевичи


д. Белоуша


д. Бережное


д. Большие Чучевичи


д. Бороньки


д. Ботвиновка


д. Вендорож


д. Вишов


д. Волчин


д. Вольно


д. Голынец


д. Городец


д. Грудиновка


д. Дивин


д. Доманово


д. Заелица


д. Звенчатка


д. Клепачи


д. Копачи


д. Коптевка


д. Кривошин


д. Ласицк


д. Лахва


д. Линово


д. Лядец


д. Молчадь


д. Мотоль


д. Мышковичи


д. Новоселки


д. Новые Лыщицы


д. Овсянка


д. Одрижин


д. Ольгомель


д. Орля


д. Остров


д. Остромечево


д. Охово


д. Первомайская


д. Плотница


д. Погост-Загородский


д. Подгорная


д. Полонечка


д. Полонка


д. Поречье


д. Рубель


д. Рясно


д. Семукачи


д. Синкевичи


д. Солы


д. Столовичи


д. Струга


д. Телеханы


д. Тешевле


д. Федоры


д. Ходосы


д. Хотислав


д. Хотыничи


д. Черни


д. Щорсы


д.Ореховка


д.Тюхиничи


Давид-Городок


Дараганово


Дашковка


Демброво


Деревная


Деревное


Деревянчицы


Деречин


Дзержинск


Дисна


Дмитровичи


Добромысли


Добруш


Докшицы


Долгиново


Долгое


Долгое


Домоткановичи


Достоево


Дражно


Дрибин


Дрогичин


Дружный


Друя


Дубно


Дубровка


Дубровно


Дуниловичи


Дятлово


Езерище


Елизово


Елизово


Елка


Ельск


Жабинка


Ждановичи


Желудок


Жиличи


Жировичи


Житковичи


Жлобин


Жодино


Жодишки


Забашевичи


Заболоть


Заболотье


Заборье


Задорье


Зазерье


Занарочь


Заостровечье


Заполье


Заполье 1


Заречье


Заславль


Засулье


Заширье


Зеленая Дубрава


Зеленый Бор


Зельва


Зембин


Знамя


Иваново


Ивацевичи


Ивенец


Ивье


Ижа


Илья


Индура


Исерно


Калинковичи


Каменец


Квасовка


Кирово


Кировск


Клецк


Климовичи


Кличев


Княжицы


Кобрин


Ковали


Козловщина


Колодищи


Комарин


Коммунар


Копаткевичи


Копыль


Кореличи


Корма


Короватичи


Коссово


Костеневичи


Костени


Костровичи


Костюковичи


Костюковка


Коханово


Красная Слобода


Краснополье


Красносельский


Красный Берег


Кривичи


Кричев


Круглое


Крулевщизна


Крупица


Крупки


Круча


Кузьмичи


Куриловичи


Курино


Лаздуны


Лапичи


Лебедево


Лельчицы


Ленино


Лепель


Лесковка


Лесной


Лида


Лиозно


Липень


Липово


Логойск


Лоев


Лошница


Луговая слобода


Лужки


Лунинец


Лунно


Лынтупы


Любань


Любиж


Любоничи


Любча


Лядно


Ляды


Лясковичи


Ляховичи


Малая Берестовица


Малеч


Малорита


Малые Жуховичи


Марьина Горка


Маслаки


Матвеевцы


Мачулищи


Межево


Мелешки


Мелешковичи


Микашевичи


Милославичи


Миоры


Мир


Михалево


Михановичи


Мишневичи


Мозырь


Молодечно


Молотковичи


Мосты


Мошканы


Мстиславль


Мухавец


Мядель


Наровля


Нарочь


Негневичи


Несвиж


Николаево


Новая Гожа


Новка


Новогрудок


Новодруцк


Новое поле


Новоельня


Новолукомль


Новополоцк


Новоселье


Новый Быхов


Новый Двор


Новый двор


Оболь


Обухово


Обчуга


Озеро


Озерцо


Озеры


Октябрьский


Омговичи


Ореховск


Орша


Освея


Осинторф


Осиповичи


Осовец


Осовец


Острино


Островец


Островно


Острошицкий городок


Ошмяны


п. Берестье


п. Детковичи


п. Домачево


п. Жемчужный


п. Костюковка


п. Ленинский


п. Логишин


п. Парохонск


п. Речица


п. Томашовка


п. Шерешево


п. Энергетиков


Париж


Паричи


Пелище


Першаи


Пески


Песочное


Петриков


Пинск


Пиревичи


Пламя


Плещеницы


Погост


Пограничный


Подсвилье


Положевичи


Полота


Полоцк


Поречье


Порозово


пос. Бараново


пос. Ленино


Поставы


Правдинский


Прибытки


Привольный


Прозороки


Пружаны


Пудовня


Пышно


Радошковичи


Радунь


Раков


Ратичи


Ратомка


Речень


Речица


Рованичи


Рогачев


Рогинь


Рожанка


Россоны


Россь


Руба


Рубежевичи


Руденск


Рудня


Ружаны


Савичи


Самохваловичи


Сватки


Светиловичи


Светлогорск


Свирь


Свислочь


Свислочь


Свислочь


Селец


Селявичи


Семежево


Семково


Сеница


Сенно


Сеньковщина


Сестренки


Симоничи


Синявка


Скидель


Скородное


Скрибовцы


Славгород


Славное


Слобода


Слободка


Слоним


Слуцк


Смиловичи


Смолевичи


Сморгонь


Снов


Солигорск


Соничи


Сопоцкин


Сосновка


Сосновый Бор


Сосны


Старая Дубовая


Старица


Старобин


Стародевятковичи


Старое Село


Старые Дороги


Старые Дятловичи


Стеневичи


Столбцы


Столин


Стрешин


Субботники


Сураж


Суринка


Сухари


Сухополь


Таль


Тальковщина


Тарново


Татарка


Телуша


Тимковичи


Толочин


Трабы


Трилесино


Турец


Туров


Уваровичи


Удело


Узда


Улла


Уречье


Урочь


Ухвала


Ушачи


Фаниполь


Ходевичи


Хойники


Холмеч


Холопеничи


Хоростово


Хорошевичи


Цирин


Чаусы


Чашники


Чемеры


Червень


Чернавчицы


Черницкий


Чечерск


Чисть


Чуриловичи


Шарковщина


Шацк


Шершуны


Шиловичи


Шклов


Шумилино


Шундры


Щитковичи


Щомыслица


Щучин


Юратишки


Юхновка


Язно


Яновичи


Яново


Янушковичи

COVID-19 и беременность — Евромед клиника


Добрый день.   Я врач акушер — гинеколог, кандидат медицинских наук Елатенцева Ирина Геннадьевна.


Сегодня я представлю Вам информацию об актуальной на сегодняшний день проблеме:


COVID 19 и беременность     


В настоящее время мало сведений о влияние COVID 19 на беременных женщин и детей грудного возраста.


Имеющиеся данные не свидетельствуют о более тяжелом течение COVID  19 у беременных женщин по сравнению с общей популяцией взрослых людей 


По мнению экспертов ВОЗ, беременные женщины являются подверженными коронаровирусной инфекции из-за изменений в иммунной и дыхательной системах.


Группу высокого риска развития тяжелых форм COVID 19 составляют беременные, имеющие соматические заболевания: хронические заболевания легких, артериальная гипертензия, сахарный диабет, ожирение, болезни почек, печени, антифосфолипидный синдром. 


В настоящее время неизвестно, может ли беременная женщина с коронаровирусом передать вирус ребенку во время беременности или родов.  Передача коронавируса от матери к плоду во время беременности маловероятна. Случаи инфицирования рожденных детей были приписаны тесному контакту с больной матерью или другим лицам, обеспечивающим уход за ребенком.


Осложнения у беременных с СОVID 19 включают: выкидыши, задержку развития плода, преждевременные роды, оперативные роды.


Формы клинического течения коронаровирусной   инфекции у беременных:


    Бессимптомное течение (носительство). Положительный результат лабораторного обследования без симптомов заболевания. 


    Легкое и среднетяжелое течение без развития пневмонии или с развитием пневмонии среднетяжелого течения.


    Тяжелое течение с развитием острой дыхательной недостаточности.


    Крайне тяжелое течение с развитием острой дыхательной недостаточности, септического шока, синдрома полиорганной недостаточности.  


В каких случаях может быть заподозрена коронаровирусная инфекция у беременных?


1. Это случаи клинических  проявлений острой респираторной инфекции (  повышение температуры тела  выше 37. 5 градусов, боль в горле , насморк , снижение обоняния и вкуса ,   кашель, одышка, ощущение заложенности  в грудной клетки,  снижения  насыщения  крови кислородом ) при наличие хотя бы одного  из эпидимиологических признаков ( возвращение из зарубежной поездки  в течение 14 дней до появления симптомов  или наличие  тесных контактов  за  последние 14 дней с лицом , который заболел или  имеет лабораторно подтвержденный коронавирус  или работает  с больными  с подтвержденными или подозрительными  случаями COVID 19.


2. Наличие клинических проявлений тяжелой пневмонии   с характерными изменениями в легких по данным компьютерной томографии или обзорной рентгенографии грудной клетки вне зависимости от результата теста на коронавирус.


Особенности применения методов диагностики у беременных:


Компьютерная томография органов грудной клетки. Это основной метод диагностики, который может быть разумно использован во время беременности, при наличии согласия пациента и защиты живота рентгенозащитным фартуком.


Магниторезонансная томография без   использования контраста. Может быть выполнена на любом сроке беременности для диагностики и диф. диагностики поражения легких.


Показанием к госпитализации беременных с COVID 19 являются среднетяжелые и тяжелые формы заболевания. При легких формах беременная может получать лечение в домашних условиях под контролем участкового терапевта и акушер — гинеколога женской консультации.


Все акушер – гинекологи едины во мнение, что в условиях пандемии ведение беременности не должно прерываться, все необходимые обследования должны быть выполнены своевременно, согласно сроку беременности. Отказ от дородового наблюдения приведет к высокому риску материнской и перинатальной смертности.  


 Но !!! безусловно в период пандемии есть особенности наблюдения беременных женщин.


    УЗ исследования. Обязательно выполняются  скрининги  1 и 2- го триместра , скрининг 3 триместра  выполняется в родильном доме. Остальные УЗИ  исследования  проводятся  строго по показаниям .


    Визиты  пациентам назначать с максимально  возможным интервалом.


    Допустимо дистанционное проведение  консультативного приема.


    Беременным следует быть на связи со своим врачом , разговаривать  и обсуждать все беспокоящие  их вопросы. Это очень важно  в условиях  повышенного  стресса и неопределенности.


    Рекомендовано соблюдать социальное дистанцирование  и использовать лицевую маску при посещении  женских консультаций  и стационаров . 


 Тактика при COVID 19 до 12 недели гестации :


При легком течение инфекции , в связи с недоказанным отрицательным  влиянием  на плод , возможно вынашивание беременности. 


При среднетяжелом и тяжелом течение заболевания до 12 недели гестации  в связи с высоким  риском перинатальных осложнений , связанных как с опосредованным  воздействием вирусной инфекции  ( гипертермия ) , так и с эмбриотоксическим действием используемых при лечение препаратов ,  возможно прерывание беременности после  выздоровления . При отказе пациента от прерывания беременности необходима биопсия  ворсин хориона  или плаценты  при сроке 12- 14 недель или амниоцентез  при сроке 16 недель для исключения ХА  плода , которые проводят по желанию пациентки . 


В отношение планирования беременности естественным путем или методом ЭКО рекомендации всех международных и российских ассоциаций репродукции советуют не планировать .


Надеюсь  представленная  информация  будет    полезна , а главное  поможет  снизить уровень  тревожности нашим будущем  мамам.  


Спасибо за внимание. 
Запись на прием: 
тел.209-03-03


 

Три причины сделать повторное КТ легких


Пациенты часто задают нашим врачам вопрос – для чего необходимо делать повторную компьютерную томографию легких? Попробуем разобраться в этом вопросе и рассмотрим две основные ситуации.

Причина первая: пневмония видна не сразу


Иногда при наличии характерных симптомов компьютерная томография не визуализировала поражение легких. При этом, динамика заболевания свидетельствует о развитии воспалительного процесса. Это означает, что диагностическое исследование было проведено рано, когда заболевание находилось на начальной стадии и изменений в легочной ткани еще не было. Такое в нашей практике встречается.

В клинику Медсервис (Ижевск) часто обращаются пациенты, состояние которых неуклонно ухудшалось, несмотря на ранее назначенную терапию. Имея на руках результаты компьютерной томографии, они неохотно соглашаются на повторное обследование. Усугубляет ситуацию то, что даже опытный врач-терапевт не всегда способен выявить при осмотре и прослушивании пациента характерные изменения в дыхании и шумы, присущие пневмонии. В таких случаях, только компьютерная томография позволяет безошибочно поставить диагноз.

Приведем пример из нашей клинической практики. Пациент 47 лет обратился в клинику с жалобами типичными для протекания ОРВИ. На пятый день заболевания была проведена компьютерная томография. Никаких изменений в легких не наблюдалось.

На 8-9 день заболевания состояние пациента резко ухудшилось. Сатурация оказалась ниже нормы, частота сердечного пульса составляла 140-180 ударов в минуту. Пациента убедили сделать компьютерную томографию легких. Поражение легочной ткани составило 25%. Ему было назначена адекватная терапия.

Не надо забывать, что любое заболевание протекает поэтапно, а диагностические мероприятия должны осуществляться также поэтапно и в динамике. Кроме этого, необходимо учитывать индивидуальные особенности человека. Скорость поражения различных тканей, в том числе лёгочной, может быть разной. И в этом случае очень важно убедить пациента пройти необходимые диагностические мероприятия. Потому что цена вопроса – жизнь или смерть.

Причина вторая: могут быть рецидивы


Повторная компьютерная томография целесообразна и при установленном наличии пневмонии. В этом случае она позволяет установить, что воспалительный процесс остановился. Вирусные пневмонии, причем речь идет не только о COVID-19, отличаются длительной фазой разрешения или выздоровления. Этот процесс может осложняться рецидивами. Важно контролировать ситуацию для корректировки лечения.

В нашей практики были случаи, когда к нам обращались пациенты, которых уже выписали к труду. В свое время им ставили диагноз пневмония, они прошли лечение, их состояние улучшилось, температура установилась в пределах нормы. Но через пару недель вернулась слабость, одышка. Опыт врачей-терапевтов клиники Медсервис (Ижевск) подсказывает безошибочную стратегию, первым шагом которой является повторная компьютерная томография. К сожалению, часто визуализируется увеличение поражение легочной ткани. Происходит это потому, что при выписке к труду не осуществлялся весь комплекс контрольных диагностических мероприятий, включая анализ крови и компьютерную томографию.


Причина третья: пневмофиброз и реабилитация


В случае, если динамика заболевания положительная, имеет место выраженное уменьшение площади поражения, необходимо выяснить восстанавливает ли легочная ткань свои функции. Происходит, к сожалению, это не всегда. Одним из последствий перенесенной вирусной пневмонии является так называемые пневмофиброз.

При пневмофиброзе наблюдается разрастания соединительной ткани. Это означает, что легочную ткань замещает соединительная, нефункциональная, фиброзная ткань. Легким надо помочь восстановиться. В этом случае основная цель повторной компьютерном томографии легких является выявление структуры легочной ткани и определение стратегии реабилитации пациента после COVID-19 и любой вирусной пневмонии.

Подход к реабилитации должен быть профессиональным, а значит основан на объективных данных. А значит полученных в результате целого комплекса диагностических мероприятий, включая анализ крови, мочи, УЗС сердца, суточное мониторирование ЭКГ (Холтер), УЗИ внутренних органов, компьютерную томографию органов грудной клетки. По ним подбирается реабилитационные программы для пациентов, перенесших Сovid-19, разработанные врачами клиники Медсервис (Ижевск).

Новое исследование помогает лучше понять последствия COVID-19 для ‎беременных женщин и их младенцев

Опубликованные сегодня в журнале «Бритиш медикал джорнэл» результаты нового исследования помогают лучше понять риски COVID-19 для беременных женщин и их младенцев. Как отмечают авторы статьи, у беременных женщин, госпитализированных с подозрением на COVID-19 или подтвержденной инфекцией, реже наблюдается лихорадка или мышечная боль, однако при тяжелом течении заболевания они чаще, чем небеременные, нуждаются в интенсивной терапии.

Это первая публикация так называемого «текущего систематического обзора» – непрерывного глобального исследования, в рамках которого осуществляется сбор и обобщение данных о состоянии зараженных COVID-19 беременных женщин в различных странах мира. Исследование проводится под руководством коллектива ученых Университета Бирмингема (Соединенное Королевство), а также Всемирной организации здравоохранения и Специальной программы по вопросам репродуктивного здоровья человека и ряда других партнеров.

Сопутствующие заболевания

Полученные к настоящему времени фактические данные свидетельствуют о том, что повышенному риску развития тяжелой формы заболевания в результате инфицирования COVID-19 подвергаются пациенты с небелым цветом кожи, пожилые, пациенты с избыточной массой тела и/или страдающие уже имеющимися заболеваниями. Согласно опубликованным сегодня выводам ученых, вероятность развития тяжелых осложнений в результате COVID-19 также повышена у беременных с COVID-19 при наличии таких соматических заболеваний, как диабет или гипертония, а также у вынашивающих ребенка в позднем возрасте или имеющих избыточную массу тела.

«Фактические данные говорят нам о том, что независимо от факта беременности вы подвергаетесь повышенному риску при наличии таких сопутствующих заболеваний, как диабет или повышенное кровяное давление», – комментирует ситуацию автор исследования Мерседес Боне.

Сделанные выводы еще раз подтверждают необходимость принятия всех мер защиты от COVID-19 беременных и женщин с недавней беременностью в анамнезе, особенно при наличии у них сопутствующих заболеваний.

Риски для новорожденных и матерей

Согласно выводам исследователей, у беременных или недавно перенесших беременность женщин с COVID-19 повышается вероятность преждевременных родов. Также отмечается, что каждый четвертый младенец, рождающийся от матери с COVID-19, поступает в неонаталогическое отделение, однако при этом не указываются причины преждевременных родов или показания для поступления таких детей в неонатологические отделения. При этом наблюдаются низкие показатели мертворождений и неонатальной смертности.

Актуальность исследования для здравоохранения

Медицинским специалистам следует понимать, что беременные женщины с COVID-19 и их новорожденные младенцы могут с большей вероятностью нуждаться в специализированной помощи, и обеспечивать возможность получения ими такой помощи. Это особенно важно в случае беременных женщин, которые заражаются COVID-19 на фоне других коморбидных состояний.

Следует также подчеркнуть, что право женщины на позитивный опыт беременности и родов подлежит защите независимо от того, инфицирована ли она COVID-19 или нет (подробнее).

Кроме того, важно учитывать, что COVID-19 повышает уровень стресса и тревоги и такие переживания особенно часто испытывают беременные и недавно перенесшие беременность женщины, а также их партнеры, дети и члены семьи; и медицинские специалисты также должны проявлять компетентность и отзывчивость при реагировании на нужды беременных.

 

Пневмония у беременной

Бактериальная пневмония

Клинические признаки . В целом, клинические проявления пневмонии во время беременности не отличаются существенно от результатов у небеременных взрослых и включают лихорадку, кашель, плевритную боль в груди, озноб, озноб и одышку (8, 15). Отчет Ramsey et al. (48) показали, что во время беременности 59,3% пациенток с пневмонией сообщили о продуктивном кашле, 32,2% одышке и 27.1% плевритная боль в груди. Hopwood (9) сообщил, что среди 23 пациенток с пневмонией во время беременности у всех была предшествующая инфекция верхних дыхательных путей, а у 20 был кашель. Лихорадка выше 101 ° F наблюдалась у 18 пациентов; только трое сообщили об одышке и пятеро — о ознобе.

Munn et al. продемонстрировали, что 98% пациентов с дородовой пневмонией имели положительные рентгенограммы грудной клетки либо при поступлении, либо при повторном обследовании, включая инфильтраты, ателектаз, плевральный выпот, пневмонит или отек легких (13).Benedetti et al. (10) исследовали рентгенологические особенности пневмонии во время беременности и обнаружили, что у 28 из 39 пациенток инфильтрат ограничивался одной долей, у остальных была многодольная пневмония и только у одной был плевральный выпот.

Большинство женщин с пневмонией не страдают многодолевым заболеванием, но когда оно присутствует, оно коррелирует с повышенным риском осложненного течения болезни (18). Существует множество различных методов, используемых для определения тяжести заболевания у пациентов с ВП, но индекс тяжести пневмонии (PSI) наиболее широко используется в Соединенных Штатах, чтобы помочь определить потребность в стационарном лечении и помощи в отделении интенсивной терапии (49).PSI использует оценку возраста пациента, сопутствующей патологии, лабораторных и клинических данных для определения риска смерти пациента, при этом баллы позволяют разделить на одну из пяти групп, каждая из которых имеет повышенный риск смерти. Первоначально беременные пациентки не учитывались, но Шариатзаде и Марри наблюдали, что все беременные пациентки, которых они оценивали, попадали в классы низкого риска I и II, аналогично контрольной группе того же возраста (15). Однако в два раза больше беременных пациенток было госпитализировано по сравнению с контрольной группой того же возраста с аналогичными показателями PSI, но у них была более короткая продолжительность пребывания.Таким образом, PSI может либо недооценивать необходимость стационарного лечения во время беременности, либо врачи были более осторожны при приеме беременных женщин, даже если был относительно низкий риск смерти от пневмонии. Пределы PSI были предложены в исследовании Yost et al., В результате которого было обнаружено, что использование PSI могло бы рекомендовать, чтобы две трети госпитализированных беременных пациенток с ВП могли быть отправлены домой, но если бы это было сделано, 10 / 79, вероятно, потребовал бы более поздней реадмиссии из-за сложного курса (18).Ограничения систем оценки, таких как индекс тяжести пневмонии и оценка APACHE во время беременности, включают тот факт, что некоторые физиологические изменения, происходящие во время беременности, могут изменить систему оценки. Например, физиологическая анемия с гематокритом ниже 30 обычно наблюдается во время беременности. Количество лейкоцитов может быть физиологически повышенным во время беременности, и их количество может достигать 14 000–15 000 человек. Другие изменения включают более низкий уровень креатинина при беременности с нормальным диапазоном, равным 0.5–0,7. Следовательно, хотя креатинин 1,0 может быть нормальным для небеременной популяции, это явно ненормальное значение во время беременности и может способствовать неточной оценке.

Некоторые присутствующие признаки указывают на необходимость госпитализации в ОИТ для пациентки с ВП, и эти критерии, вероятно, должны быть либерализованы для беременных пациенток из-за пониженного физиологического резерва для переносимости гипоксемии. Кроме того, при наличии определенных инфекций, таких как ветряная оспа, вероятность быстрого прогрессирования беременности достаточно высока, поэтому ожидаемое наблюдение в отделении интенсивной терапии может быть оправдано. Критерии тяжелой ВП, используемые в новых рекомендациях ATS / IDSA, но не специфичные для беременных женщин, включают наличие хотя бы одного основного критерия, такого как необходимость искусственной вентиляции легких или септического шока, требующего применения вазопрессоров, или наличие трех второстепенных критериев. (44). К второстепенным критериям относятся следующие: частота дыхания не менее 30 вдохов в минуту, соотношение PaO2 / FiO2 ≤ 250 мм рт. <100000 / мм 3 , гипотензия, требующая агрессивной жидкостной реанимации, и гипотермия.В рекомендациях также предлагалось учитывать такие критерии, как гипогликемия, гипонатриемия, аспления (как при серповидно-клеточной анемии) и необъяснимый ацидоз при принятии решения о необходимости госпитализации в ОИТ (44).

Диагностическое тестирование . Когда у беременной пациентки развиваются осложнения пневмонии, они могут быть следствием задержки распознавания, приводят Hopwood et al. рекомендовать всем женщинам с хроническим дистресс-синдромом верхних дыхательных путей сделать рентгенограмму грудной клетки (9). Мэдинджер и его коллеги сообщили, что, хотя у всех 25 пациентов с пневмонией действительно были признаки и симптомы легочной инфекции, у пяти пациентов изначально не был установлен диагноз (11).Это может объяснить, почему дыхательная недостаточность, эмпиема и другие серьезные осложнения, усугубляющие заболеваемость, осложнили половину тех, у кого была диагностирована пневмония.

Согласно рекомендациям Американского торакального общества / Общества инфекционных заболеваний Америки (ATS / IDSA) по ведению взрослых с ВП, всем пациентам с подозрением на ВП следует делать рентгенограмму грудной клетки (44). Все госпитализированные пациенты также должны пройти оценку газообмена (оксиметрия или газы артериальной крови), обычный биохимический анализ крови и анализы крови.Посев крови может дать ложноположительный результат и рекомендован только пациентам с тяжелым заболеванием, особенно если ранее не проводилась терапия антибиотиками. Рекомендуется два набора посевов крови. Посев мокроты и окраска по Граму должны быть получены при подозрении на лекарственно-устойчивый патоген или организм, не охваченный обычной эмпирической антибактериальной терапией. Обычное серологическое тестирование не рекомендуется для любой популяции с ВП. Однако у пациентов с тяжелой формой ВП необходимо измерить уровень антигена легионеллы в моче и антиген пневмококка в моче и предпринять активные усилия по установлению этиологического диагноза, в том числе рассмотреть возможность проведения бронхоскопии.

Терапия . Исходя из ожидаемых микроорганизмов у беременных женщин с ВП, терапия должна быть направлена ​​на Streptococcus pneumoniae (включая DRSP у пациентов, недавно прошедших терапию антибиотиками, с хроническим заболеванием сердца или легких, а также с пациентами, контактировавшими с ребенком в детском саду), H .. influenzae (особенно у курильщиков сигарет), а также «атипичные» патогены, такие как Chlamydophila pneumoniae, Mycoplasma pneumoniae и Legionella , pneumophila (последний при тяжелой ВБП).При выборе антибиотика от бактериальной пневмонии необходимо учитывать безопасность средства во время беременности, а также его эффективность. Пенциллины, цефалоспорины и эритромицин являются безопасными и потенциально эффективными противомикробными средствами при ВП (50). Клиндамицин, вероятно, также безопасен, но клинический опыт применения этого препарата ограничен (51). Фторхинолоны обычно используются для лечения ВП у небеременных пациенток, но не должны применяться во время беременности. Они представляют теоретический риск артропатии, пороков развития и могут быть как мутагенами, так и канцерогенами, хотя появляются отдельные сообщения о безопасном применении во время беременности, предполагающие, что их можно использовать в случае крайней необходимости (52).Другие препараты, которых следует избегать во время беременности, включают тетрациклины (у матери есть риск фульминантного гепатита, и эти агенты могут окрашивать и деформировать зубы плода и вызывать костные деформации), хлорамфеникол (может вызывать угнетение костного мозга у плода, а при введении в ближайшем будущем может вызвать «Синдром серого ребенка» с серым лицом, вялостью и сердечно-сосудистым коллапсом) и сульфамидные соединения (могут вызвать ядерную желтуху плода) (53). Аминогликозиды следует использовать только при наличии явных клинических признаков серьезной грамотрицательной инфекции, поскольку существует потенциальный риск ототоксичности для плода.Ванкомицин представляет для плода риск нефротоксичности и ототоксичности плода, поэтому его следует использовать только в случае крайней необходимости. Линезолид относится к категории C при беременности, и опыт применения препарата во время беременности ограничен, но он является ингибитором синтеза белка, поэтому его также следует избегать, если нет другой альтернативной терапии.

Текущие руководства по ВП рекомендуют всем пациентам лечить пневмококк и атипичные патогены, которые часто могут присутствовать в качестве сопутствующих патогенов (44).Таким образом, ни один пациент не должен получать эмпирическую терапию только бета-лактамом (пенициллин или цефалоспорин) (таблица 13.3).
). Амбулаторному пациенту с легкой ВП и отсутствием риска DRSP следует назначать пероральный макролид, такой как азитромицин, который переносится лучше, чем эритромицин. Кларитромицин не рекомендуется использовать при беременности из-за неблагоприятных исходов для эмбриона и плода в исследованиях на животных. Если амбулаторный пациент с легкой формой заболевания подвержен риску DRSP, следует назначать терапию макролидом в сочетании с высокими дозами амоксициллина (3 г в день), цефподоксимом или цефуроксимом (500 мг два раза в день).Таблица 13.3

Рекомендуемая эмпирическая терапия внебольничной пневмонии во время беременности.

Если пациент поступает в больницу, терапию следует начинать внутривенно с азитромицином или эритромицином, если у пациента нет риска для DRSP. Йост и его коллеги изучили 119 женщин с ВП, которые были госпитализированы, и 83% из них получали монотерапию эритромицином, при этом только у одной был плохой клинический ответ, а у пяти требовалось прекращение лечения из-за кишечных симптомов (18).Азитромицин может лучше переноситься в виде макролида для внутривенного введения, чем эритромицин. Несмотря на то, что тетрациклины не рекомендуются при беременности, в одном отчете обсуждается, что они могут быть необходимы некоторым избранным пациентам, например, с пневмонией Chlamydophila psittac i и неэффективностью терапии макролидами (36). Если присутствует риск DRSP, терапия может быть цефтриаксоном или цефотаксимом с добавлением внутривенного макролида (азитромицин или эритромицин). Внутривенное введение цефуроксима не рекомендуется, поскольку в некоторых исследованиях сообщалось о худшем исходе при применении этого препарата у пациентов с пневмококковой бактериемией и устойчивостью in vitro, в то время как таких же результатов не наблюдалось в отношении рекомендованных цефалоспоринов.

Пациентам, поступившим в ОИТ с тяжелой ВП, нельзя назначать монотерапию, а при отсутствии псевдомональных рисков следует назначать комбинированную терапию цефотаксимом или цефтриаксоном плюс макролид (азитромицин или эритромицин). Псевдомонадные риски включают бронхоэктазы, длительную терапию кортикостероидами и муковисцидоз. Если присутствуют псевдомонадные риски, терапия должна быть назначена антипсевдомонадным бета-лактамом (имипенем, меропенем, цефепим или пиперациллин-тазобактам), аминогликозидами (амикацин, гентамицин, тобрамицин) и макролидом.Имипенем относится к Категории C при беременности, а пиперациллин с тазобактамом — к Категории B. Внебольничные MRSA следует рассматривать у пациентов с тяжелой ВП после гриппа, но, как упоминалось выше, безопасность ванкомицина и линезолида при беременности неизвестна.

Поддерживающая терапия беременной с пневмонией ничем не отличается от внебеременной; гидратация, жаропонижающая терапия и дополнительный кислород остаются ключевыми методами лечения. Целью кислородной терапии является поддержание артериального давления кислорода выше 70 мм рт.ст., поскольку беременная женщина переносит гипоксемию хуже.Важно отметить, что респираторный алкалоз приводит к снижению кровотока в матке, и поэтому у беременной пациентки с пневмонией следует по возможности снижать работу дыхания: в этом случае необходима адекватная оксигенация. Дыхательная недостаточность, требующая искусственной вентиляции легких, произошла во время беременности и требует тщательного наблюдения как за матерью, так и за плодом. Преждевременные роды являются хорошо описанным осложнением пневмонии, и при их переносимости может потребоваться лечение токолитиками, хотя сообщалось, что токолитики вызывают отек легких у матери.

Вирусные пневмонии

Вирус гриппа

Вирусы гриппа — это миксовирусы трех антигенно разных типов, A, B, C, которые могут вызывать заболевания у людей, но большинство эпидемий у людей вызвано типом A. Впервые выявлено в 1933 году. грипп остается важной причиной заболеваемости и смертности от респираторных заболеваний с лихорадкой во всем мире (42, 54). Беременные женщины подвержены повышенному риску как заражения гриппом, так и развития инфекционных осложнений. В одном исследовании Neuzil et al.беременные женщины страдали чаще, чем небеременные (42). Грипп также приводил к госпитализации по поводу острого сердечно-легочного заболевания чаще у женщин в третьем триместре, у лиц пожилого возраста и у пациентов с сопутствующими заболеваниями, такими как астма (30, 42). Исторически сложилось так, что грипп во время беременности был связан с более высоким уровнем заболеваемости и смертности (5). О течении гриппа впервые сообщили во время эпидемии 1918 года, когда было обследовано 1350 случаев у беременных женщин, у которых было гриппоподобное заболевание, и пневмония была осложнением в 585 (43%) из этих случаев.У 52% этих пациенток беременность была прервана, и было зарегистрировано 308 (23%) случаев материнской смерти. Смертность была самой высокой в ​​последние три месяца беременности и увеличивалась, если грипп был осложнен пневмонией (54). В целом во время эпидемии 1918 г. материнская смертность от гриппа во время беременности составляла 30%, а при пневмонии она увеличивалась до 50% (55). Смертность росла вместе с продолжительностью беременности до максимума 61%, когда грипп был заразен на девятом месяце беременности. Во время эпидемии 1957 года 50% умерших женщин детородного возраста были беременными, а 10% всех смертей от гриппа приходились на беременных женщин (37).
. Однако с 1958 года исследования беременностей показали переменную связь с повышенной заболеваемостью и смертностью от гриппа (55).

По всей видимости, беременность не влияет на клинические проявления гриппа. Инкубационный период длится от одного до четырех дней, и симптомы включают кашель, лихорадку, недомогание, насморк, головную боль и миалгию (56).В неосложненном случае грипп может исчезнуть за 3 дня или меньше. Если симптомы сохраняются более 5 дней, особенно у беременной пациентки, следует заподозрить такие осложнения, как пневмония. Пневмония, вызванная вирусной или вторичной бактериальной инфекцией, является хорошо известным осложнением гриппа. Гриппозная пневмония возникла у 12% из 102 беременных, заболевших гриппом в сезоне 2003–2004 гг., И привела к таким осложнениям, как дыхательная недостаточность, менингит и миокардит (3).

Когда пневмония осложняет грипп во время беременности, следует начать прием антибиотиков, которые должны быть направлены на вероятные патогены, которые могут вызвать вторичную инфекцию, включая пневмококк, H.influenzae и S. aureus , включая MRSA. Лечение этих микроорганизмов обсуждалось выше, но следует рассмотреть возможность применения противовирусных препаратов, если вероятна вирусная пневмония, особенно на ранних стадиях заболевания (2). Противовирусные агенты, такие как амантадин и римантадин, могут предотвратить заболевание у пациентов, подвергшихся воздействию, и уменьшить продолжительность симптомов, если их вводить в течение 48 часов от начала заболевания. Амантадин эффективен против гриппа A и действует, блокируя высвобождение вирусных нуклеиновых кислот, и может использоваться для профилактики у беременных женщин с высоким риском или для терапии в сложных случаях (3).Было обнаружено, что он не эмбриотоксичен для мышей в дозе, в 25 раз превышающей дозу, используемую для людей. При применении у женщин в послеродовом периоде Амантадин выделяется с грудным молоком, поэтому его следует применять только пациентам с самым высоким риском. Опыт применения новых ингибиторов нейраминидазы, занамивира и осельтамивира во время беременности невелик, которые также могут быть эффективными для лечения и профилактики, если их начать в течение 48 часов после появления симптомов.

В то время как антивирусные препараты могут быть профилактическими после заражения, основным методом профилактики гриппа является вакцинация.Консультативный комитет по практике иммунизации рекомендует вакцинировать всех беременных женщин во время сезона гриппа. Вакцинацию также можно безопасно проводить в любом триместре беременности, поэтому ее следует рекомендовать всем беременным женщинам, которые еще не были вакцинированы (57–58). Инактивированная форма вакцины используется для беременных, а также для других групп высокого риска. Кормление грудью не является противопоказанием к вакцинации (58).

Ветряная оспа, пневмония

Ветряная оспа чаще встречается у беременных, чем у небеременных, и поэтому может осложнить течение беременности и привести к врожденным дефектам.Пневмония является наиболее серьезным осложнением ветряной оспы, но когда пневмония при ветряной оспе присутствует у небеременных индивидуумов, она приводит к смертности 11-17%, в отличие от 35-40% у беременных (3, 27). ). Haake et al. проанализировали 34 случая пневмонии при ветряной оспе во время беременности и обнаружили 35% -ную смертность (27). Хотя только 5–10% случаев встречаются у взрослых, на эту популяцию приходится 25–55% смертельных случаев (3).

Ветряная оспа-опоясывающий лишай (VZ) — это ДНК-вирус, который обычно вызывает доброкачественное, самоограничивающееся заболевание у детей, но до 10% взрослого населения восприимчивы к первичной инфекции (3).Исследования показывают, что уровень инфицирования беременных женщин достигает 4–6,8%, но после близкого контакта риск заражения может достигать 70% (59). Беременность также может увеличить частоту пневмонии как осложнения первичной инфекции, а курение также может быть фактором риска, поскольку инфицированные курильщики имеют более высокий уровень пневмонии, чем инфицированные некурящие (60). Повышенная интенсивность кожной сыпи также считается фактором риска развития последующей пневмонии, особенно если имеется более 100 кожных повреждений (61).

Беременность также увеличивает вирулентность вируса VZ как следствие функциональных нарушений Т-лимфоцитов, а также более высоких уровней циркулирующих кортикостероидов, увеличения объема крови и изменения дыхательного резерва. В большинстве отчетов показано, что когда ветряная оспа осложняет беременность, это обычно происходит в третьем триместре и что инфекция, возникающая в это время, более серьезна и сложна, чем если бы она возникла раньше (28, 62). Частота поражения легких при первичной инфекции ветряной оспы составляет примерно 16% (3).

Инкубационный период ветряной оспы составляет 14–18 дней (3, 61, 63), но может варьироваться от 10 дней до 3 недель. У матери вирус находится в крови за 24–48 ч до экзантемы, и в этот период у 24% плодов развивается трансплацентарная инфекция (64), которая может привести к врожденным порокам развития у 1,2% инфицированных плодов. Клинически пневмония при ветряной оспе проявляется через 2–5 дней после начала лихорадки, везикулярной сыпи (ветряная оспа) и недомогания и отмечается появлением легочных симптомов (2, 28), включая кашель, одышку, плевритную боль в груди и даже кровохарканье.В одной серии у всех пациентов с ВЗ-пневмонией были изъязвления слизистой оболочки полости рта (28). Тяжесть заболевания может варьироваться от бессимптомных рентгенографических инфильтратов до молниеносной дыхательной недостаточности и острого повреждения легких (27, 28). Обычно рентгенограммы грудной клетки выявляют интерстициальные, диффузные милиарные или узловые инфильтраты, которые рассасываются к 14 дню, если они не осложняются острым повреждением легких и дыхательной недостаточностью (65). Было описано, что степень тяжести инфильтратов достигает пика с высотой кожного высыпания (66). Одним из поздних последствий пневмонии при ветряной оспе является диффузная кальцификация легких (62).

Всем пациентам с VZ пневмонией требуется агрессивная терапия противовирусными препаратами (ацикловир) и ранняя госпитализация. Искусственная вентиляция легких может потребоваться почти у половины всех беременных с пневмонией, вызванной ветряной оспой, и уровень смертности в этой группе составляет не менее 25%. Несколько исследователей использовали ацикловир, ингибитор ДНК-полимеразы у беременных пациенток, продемонстрировав его безопасность во время беременности (3, 27, 65, 66) и отсутствие тератогенности (67). В исследовании 312 беременностей, в которых использовался ацикловир, не наблюдалось увеличения числа или характера врожденных дефектов (67).Haake et al. проанализировали раннее начало терапии в течение 36 часов после госпитализации и обнаружили, что те, кто получал раннюю терапию, имели улучшенный курс лечения после пятого дня госпитализации, более низкую среднюю температуру, меньшее тахипноэ и улучшенную оксигенацию по сравнению с теми, кто не лечился (27 ). Рекомендуемая доза составляет 7,5 мг / кг каждые 8 ​​ч внутривенно, хотя использовались дозы 3–18 мг / кг. Курс лечения рекомендуется 7 дней. Некоторые небольшие серии исследований показали пользу от дополнительной терапии кортикостероидами в умеренных дозах (3).

Последствия для плода и новорожденного

Воздействие ветряной оспы на плод вызывает озабоченность и включает внутриутробную инфекцию в 10–20% случаев (68). Традиционно поражение плода происходило в трех областях: «эмбриопатия ветряной оспы», возникающая в результате материнского заболевания, развивающегося до 20 недель беременности; врожденная ветряная оспа от 20 недель беременности до доношенных, но чаще близких к срокам; и неонатальное заболевание, возникающее при наличии у беременной пациентки активных поражений во время родов (69).Эмбриопатия ветряной оспы была впервые описана в 1947 году Laforet и Lynch и с тех пор была пересмотрена рядом авторов (69–72), но включает гипоплазию конечностей, рубцевание кожи, поражение центральной нервной системы и другие поражения скелета. Сообщалось об этой эмбриопатии, когда инфекция развивалась уже на 26 неделе (69).

В самой крупной серии случаев врожденной ветряной оспы сообщалось о 1373 беременностях, осложненных ВЗ, в период с 1980 по 1993 год. Аномалии плода чаще возникали у детей инфицированных женщин на сроке от 13 до 20 недель беременности, чем на любом другом сроке беременности (73).Аномалии плода варьировались от поражений кожи до летального поражения полиорганной системы. Из-за опасений по поводу воздействия на плод рекомендуется использование профилактического иммуноглобулина в течение 96 часов после воздействия, чтобы предотвратить материнское заболевание, у женщин без предшествующей инфекции ветряной оспы (отрицательные титры IgG) или иммунизации. Важно отметить, что использование иммуноглобулина VZ у беременной женщины может не устранить частоту развития эмбриопатии, но, если его назначить до развития материнской инфекции, он может уменьшить или ослабить болезнь плода (73).Иммунопрофилактику с помощью иммуноглобулина против опоясывающего лишая следует проводить на ранней стадии после близкого контакта с серонегативной беременной женщиной с целью предотвращения заболевания у матери, но не у плода. Хотя это и дорого, один анализ показал, что использование этого подхода, вероятно, будет рентабельным (34). Однако вакцина против ветряной оспы противопоказана беременным, поскольку это живая аттенуированная вакцина.

Другие вирусы

Пневмония может осложнять до 50% случаев кори у взрослых, и бактериальная суперинфекция является обычным явлением.В одном сообщении о трех случаях рубеолы во время беременности у всех пациенток была бактериальная суперинфекция, а у двух — преждевременные роды (38).

Тяжелый острый респираторный синдром вызывается коронавирусом, который может поражать беременных женщин, приводя к симптомам, аналогичным симптомам у небеременных женщин, включая лихорадку, озноб, озноб, недомогание и миалгию (74). Наиболее заразны пациенты на второй неделе болезни. Лабораторные данные свидетельствуют о выраженной лимфопении и тромбоцитопении.На рентгенограммах грудной клетки наблюдаются нечеткие генерализованные интерстициальные инфильтраты (74). Летальность составила 25% в 12 случаях, зарегистрированных во время беременности (43), а другие осложнения включали самопроизвольные аборты в первом триместре, преждевременные роды и задержку внутриутробного развития плода. Лечение включает антибиотики широкого спектра действия для лечения навязанных бактериальных инфекций, высокие дозы кортикостероидов и, возможно, рибавирин, который показал тератогенный эффект у животных (43).

Грибковая пневмония

Грибковые патогены, вызвавшие пневмонию, включают Cryptococcus neoformans, Histoplasma capsulatum, Sporothrix Schenkii, Blastomyces dermititidis и Coccidioides immitis (48).Грибковая пневмония при беременности встречается редко, и, когда она возникает, обычно проходит без лечения у здоровых женщин. Напротив, диссеминированное заболевание имеет более серьезный прогноз и может осложнить беременность, особенно инфекцией в третьем триместре (22, 33).

Кокцидиоидомикоз обычно встречается на юго-западе США, и симптомы включают жар, кашель, головную боль, недомогание, потерю веса и узловатую эритему. В то время как у большинства пациентов есть поражение легких (включая инфильтрат, плевральный выпот, милиарные инфильтраты или кавитацию), диссеминированное заболевание включает поражение центральной нервной системы, поражения кожи и костей.У пациентов с узловатой эритемой ниже частота диссеминированного заболевания и более высокая скорость выздоровления (33).

Cantanzaro изучил опубликованный опыт применения кокцидиоидомикоза во время беременности и изучил осложнения как у матери, так и у плода в зависимости от того, когда была приобретена инфекция (23). В одной серии 1951 г. среди пяти пациенток, у которых была инфекция до беременности, болезнь оставалась стабильной и не распространялась. Было 12 пациентов, которые заразились инфекцией в первом триместре, что привело к одной смертельной диссеминированной болезни с связанной с ней потерей плода.У остальных 11 была только легочная инфекция, и они выздоровели без диссеминации, а 10 беременностей были завершены успешно. Из пяти женщин, инфицированных во втором триместре, у одной развился менингит, а одна умерла от диссеминированной инфекции. У 11 женщин, заразившихся инфекцией в последнем триместре, курс лечения сильно отличался. Распространенная инфекция развилась у семи человек, все из которых умерли. Другие исследователи также сообщили о высоких показателях распространения и материнской смертности, особенно от инфекции, приобретенной в третьем триместре.Stevens (75) сообщил, что у 20% пациентов с кокцидиоидомикозной пневмонией в третьем триместре беременности развилось диссеминированное заболевание, вероятно, как следствие изменения клеточного иммунитета матери на поздних сроках беременности (2).

При диссеминированном заболевании или тяжелой пневмонии рекомендуется внутривенное введение амфотерицина B (категория беременности B) с последующим послеродовым пероральным приемом флуконазола (33, 76, 78). В более ранних сериях использовались кетоконазол и итраконазол, но флуконазол предпочтителен как более эффективный, более биодоступный агент с меньшим потенциалом тератогенности (33).Если возможно, флуконазол не следует использовать в первом триместре, поскольку он может быть тератогенным и может предрасполагать к преждевременным родам, если используется во втором триместре. Таким образом, амфотерицин B является предпочтительной терапией на ранних сроках беременности, а при необходимости — флуконазолом в третьем триместре.

Сообщалось о других грибковых инфекциях во время беременности, таких как криптококкоз, бластомиоз и споротрихоз. Это редкие события, и влияние беременности на эти инфекции или то, как эти инфекции влияют на исход беременности, неясно (2).

Аспирационная пневмония

Как обсуждалось ранее, беременность может увеличить риск аспирации, особенно в перинатальный период (16). В аспирацию могут входить бактерии из ротоглотки (кишечные грамотрицательные бактерии или анаэробы), твердые частицы из желудка или жидкое содержимое желудка, включая желудочную кислоту. Забор бактерий приводит к легочной инфекции, которая обычно начинается по крайней мере через 24 часа после события. При вдыхании твердых частиц это может вызвать немедленный бронхоспазм, кашель и, возможно, цианоз.Аспирация желудочного содержимого приводит к появлению симптомов, которые проявляются через 6-8 часов после события, когда у пациента обычно проявляются симптомы, включая тахипноэ, бронхоспазм, отек легких и гипотензию (16). Риск пневмонита существенно увеличивается, если аспирируемая жидкость имеет pH менее 2,4 (77).

Основным направлением управления является профилактика. Регионарная анестезия предпочтительнее общей анестезии, и, если используется последняя, ​​пациенту по возможности не следует ничего принимать внутрь в течение 24 часов.Защита дыхательных путей имеет первостепенное значение даже при регионарной анестезии и давлении перстневидного хряща, а также при быстрой индукции последовательности во время интубации трахеи, что может снизить риск аспирации (17). Фармакологическое повышение pH кислоты желудочного сока также может помочь избежать некоторых осложнений аспирации, но нет данных, подтверждающих явное преимущество или предпочтение антацидов перед блокаторами гистамина 2 типа и ингибиторами протонной помпы.

Профилактика пневмонии

Некоторые стратегии эффективны для предотвращения пневмонии в группах высокого риска и могут применяться к женщинам детородного возраста или во время беременности (3).Существуют прививки от гриппа, пневмококка и ветряной оспы. Риск респираторных заболеваний, связанных с гриппом, во время беременности аналогичен риску небеременных групп высокого риска. Поэтому вакцина против гриппа рекомендуется всем женщинам, которые будут беременны во время сезона гриппа, независимо от гестационного возраста (57). Вакцинация против ветряной оспы рекомендуется женщинам с предрасположенностью к беременности, планирующим беременность за 1–3 месяца до беременности или после родов. Вакцинация может снизить риск синдрома врожденной ветряной оспы и снизить заболеваемость от осложнений ветряной оспы у взрослых.Вакцину против ветряной оспы не рекомендуется использовать во время беременности, поскольку это живая аттенуированная вакцина (78). Текущая пневмококковая вакцина содержит очищенный капсульный полисахарид 23 серотипов, вызывающих 85–90% инфекций. Вакцина эффективна для снижения распространенности пневмококковой пневмонии и рекомендуется женщинам с сопутствующими заболеваниями, включая иммунодефицитные состояния, асплению, серповидноклеточную анемию, диабет или хронические сердечно-легочные заболевания (44).Его можно назначать во время беременности женщинам с перечисленными факторами риска (79). Для женщин с детьми дома во время беременности может быть полезно убедиться, что дети получили новую пневмококковую конъюгированную вакцину, поскольку она может предотвратить заболевание у детей, что, в свою очередь, может снизить риск материнского заболевания и материнской инфекции с DRSP.

Пневмония, осложняющая инфекцию, вызванную вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ)

Хотя подробное обсуждение этой темы выходит за рамки настоящего обзора, многие женщины с ВИЧ-инфекцией находятся в детородном возрасте, и беременность может сильно влиять на ВИЧ-инфекцию ( 29).Теоретически беременность может ускорить прогрессирование основного подавления иммунитета, связанного с ВИЧ-инфекцией, а респираторная инфекция может быть заболеванием, определяющим СПИД, для некоторых беременных пациенток, что приводит к повышенному риску как материнской, так и внутриутробной смертности (80). Кроме того, серьезную озабоченность вызывает вертикальная передача ВИЧ-инфекции новорожденному. Антиретровирусная терапия может улучшить количество CD4 + и снизить риск респираторных инфекций, поэтому терапию следует продолжать во время беременности.

Бактериальные респираторные инфекции являются наиболее частым респираторным осложнением ВИЧ-инфекции, но низкий уровень CD4 + (<200 клеток / мкл) предрасполагает не только к бактериальной пневмонии, но и к пневмонии с Pneumocystis jeroveci (PCP), которая может быть серьезный риск заражения как для матери, так и для плода. В одном обзоре 22 пациенток с PCP во время беременности 59% имели респираторную недостаточность, потребовавшую искусственной вентиляции легких, а смертность матерей составила 50%, а также было пять случаев внутриутробной смерти и четыре смерти новорожденных (81).Женщины с PCP-инфекцией должны получать терапию триметоприм-сульфами (TMP-SMX) вместе с кортикостероидами, если присутствует гипоксемия. Эти пациенты должны находиться под наблюдением на предмет преждевременных родов, а во время родов любая женщина, получающая TMP-SMX или дапсон, должна внимательно следить за своим ребенком на предмет гипербилирубинемии и ядерной желтухи. Для ВИЧ-инфицированных женщин, не имеющих активного PCP, профилактику лучше всего проводить, когда количество CD4 + клеток падает ниже 200 клеток / мкл, используя TMP-SMX. Из-за потенциального тератогенного риска ТМП в первом триместре следует рассмотреть возможность использования пентамидина в аэрозольной форме из-за его недостаточной системной абсорбции.

Влияние COVID-19 на беременность и роды

COVID-19 может представлять угрозу для беременных женщин, которые часто предрасположены к вирусным респираторным инфекциям из-за физиологических изменений, таких как поднятие диафрагмы, повышенное потребление кислорода, отек слизистой оболочки дыхательных путей и измененный клеточный иммунитет.

В этой статье будет рассмотрен текущий уровень знаний о влиянии COVID-19 на беременность.

Общие сведения

Поскольку SARS-CoV-2 продолжает быстро распространяться по всему миру, дородовое ведение, безопасность плода и возможность вертикальной передачи (от матери к плоду) вызывают значительный интерес и озабоченность.Однако, согласно имеющимся данным, беременные женщины не имеют большей вероятности заразиться инфекцией, чем женщины в общей популяции.

Любой, кто планирует беременность во время COVID-19, может подумать о том, чтобы отложить это до окончания пандемии; однако нет данных, которые можно было бы рекомендовать делать это у здоровых в остальном людей. [1] Беременные женщины с врожденными или приобретенными пороками сердца подвергаются наибольшему риску, и также важно учитывать потенциальное влияние ранее существовавшей гипергликемии, гипертонии и преэклампсии на исход COVID-19 у беременных.[2]

Женщинам с любым другим основным заболеванием или беременным с высокой степенью риска необходимо на раннем этапе обратиться за консультацией к специалисту, поскольку в этой группе могут быть дополнительные пренатальные или дородовые наблюдения, несмотря на ограниченные исследования в настоящее время.

Беременным женщинам следует следовать тем же рекомендациям, что и небеременным, чтобы снизить риск заражения: увеличивать социальное дистанцирование, строго соблюдать гигиену рук и носить маску для лица в общественных местах. Клиницисты также должны проявлять бдительность при скрининге на предмет воздействия или симптомов и, возможно, пожелают рассмотреть возможность телемедицинской консультации перед личным визитом, чтобы улучшить координацию ухода со стороны акушера или других медицинских работников.

Воздействие на мать

Клинические проявления COVID-19 у беременных аналогичны таковым у небеременных. Основными клиническими симптомами являются лихорадка, миалгия, сухой кашель, одышка и утомляемость. Некоторые из этих симптомов частично совпадают с симптомами нормальной беременности, поэтому даже у афебрильных женщин требуется серьезное клиническое подозрение. Количество лейкоцитов в периферической крови в норме или снижено на ранних стадиях, а количество лимфоцитов может уменьшиться.У некоторых беременных женщин может быть легкая тромбоцитопения с повышенным уровнем ферментов печени и креатинфосфокиназы. Кроме того, может быть повышен уровень С-реактивного белка (CRP).

Первоначальные данные показали, что беременные женщины, у которых развилась пневмония COVID-19, имели примерно такую ​​же частоту госпитализаций в отделение интенсивной терапии (ОИТ), как небеременные. Более свежие данные, опубликованные 26 июня 2020 г. в Еженедельном отчете о смертности и заболеваемости Центров США по контролю и профилактике заболеваний, показывают, что беременные женщины с COVID-19 имеют более высокие показатели госпитализации и госпитализации, но равную смертность по сравнению с небеременными женщинами. .[3] Пневмония, выявленная по наличию двусторонних инфильтратов в легких и повышенному уровню СРБ в сыворотке крови на момент госпитализации, наблюдалась более чем в половине случаев тяжелого течения заболевания. [4]

Ведение пациентов с COVID-19 во время беременности

Поддержание баланса жидкости и электролитов необходимо для общего ведения. Рекомендуется лечить любые симптомы, а мониторинг жизненно важных функций и уровня насыщения кислородом имеет решающее значение для выявления любой надвигающейся гипоксии матери.Также важна оценка общего анализа крови, функции почек и печени, а также профиля коагуляции. Также рекомендуется контролировать частоту сердечных сокращений плода, особенно если срок беременности превышает предел жизнеспособности, то есть 23–28 недель.

Клинические испытания изучают использование противовирусных препаратов у беременных с тяжелыми симптомами. [5] Визуализация грудной клетки может потребоваться при обследовании и ведении беременной женщины, у которой развивается тяжелое респираторное заболевание.КТ грудной клетки — это высокочувствительный тест для диагностики COVID-19 у беременных с существующей инфекцией [5], и с учетом потенциального вреда от воздействия радиации, включая задержку роста плода, микроцефалию и умственную отсталость, минимально возможная доза. для рентгенографии и визуализации должны выполняться в соответствии со строгими протоколами и информированным согласием. [6]

Тяжелое и критическое заболевание связано с плохими исходами для матери и плода, поэтому, хотя противовирусное лечение обычно назначается, оно индивидуализировано и основано на сопоставлении рисков и преимуществ лечения для матери и ее ребенка.Лопинавир-ритонавир использовался для лечения вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) во время беременности, а также для лечения беременных пациентов с COVID-19. Он проникает через плаценту и может увеличить риск преждевременных родов, но в остальном кажется относительно безопасным и не имеет известных тератогенных эффектов. [7, 8] Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует с осторожностью применять исследуемые препараты у беременных женщин вне клинических испытаний. Антибиотики показаны только при наличии признаков вторичной бактериальной инфекции.

Влияние на исход беременности

Данные об инфекциях в первом триместре ограничены, но частота самопроизвольных выкидышей не увеличивается, а инфекция COVID-19 в настоящее время не является показанием для медицинского прерывания беременности. По сравнению с другими типами коронавирусных инфекций, такими как SARS и MERS, риск материнской смертности при COVID-19 ниже. [8] Заболевание связано с увеличением частоты преждевременных родов и кесарева сечения, [9] и эти осложнения, вероятно, связаны с более тяжелым заболеванием матери.

В серии случаев из Ухани, Китай, 92% (109/118) беременных женщин имели легкое заболевание и 8% (9/118) имели тяжелое заболевание (гипоксемию) — у шести из девяти женщин после родов развилось тяжелое заболевание. [10] В испанской когорте 11% (9/82) беременных женщин испытали тяжелые неблагоприятные исходы для матери, из которых у четырех были тяжелые, а у пяти — легкие симптомы COVID-19. В целом, у пациенток с COVID-19 с естественными родами были отличные результаты даже с легкими симптомами на момент обращения, тогда как женщины, перенесшие кесарево сечение, некоторые по акушерским показаниям, а некоторые в результате инфекции, имели более высокую вероятность неблагоприятных исходов.[11]

Что касается сроков родов, то своевременные роды не показаны инфицированным женщинам с нетяжелым заболеванием и могут даже рассматриваться после отрицательного результата теста, чтобы уменьшить потенциальную передачу вируса ребенку после рождения. Однако у тяжелобольных женщин с COVID-19 может возникнуть необходимость в родах на сроке 32-34 недели беременности.

На сегодняшний день SARS-CoV-2 не обнаружен в вагинальном секрете или околоплодных водах, но данные ограничены. Таким образом, при разрыве плодных оболочек и мониторинге сердечного ритма плода применяются обычные руководящие принципы лечения.

Воздействие на младенца

Основываясь на ограниченных данных, нет убедительных доказательств внутриутробной вертикальной передачи COVID-19 от инфицированных женщин их детям. [12] Нельзя полностью исключить послеродовое заражение.

В ранних исследованиях, проведенных в Китае, было отмечено, что некоторые новорожденные были недоношенными и имели низкую массу тела при рождении от матерей, инфицированных COVID-19, но доказательства того, были ли они связаны с заболеванием, неясны. [1] Большинство новорожденных после рождения дали отрицательный результат на SARS-CoV-2; [13] однако новорожденные с симптомами COVID-19, рожденные от матерей, инфицированных COVID-19, дали положительный результат на SARS-CoV-2 через несколько дней жизни, поэтому неясно, на какой стадии — до, пери- или постнатально — передача может произошло.[14] Хорошие неонатальные исходы для инфицированных матерей в последнем триместре в этой небольшой серии случаев из Ухани, Китай, были приписаны интенсивному и активному ведению случая. [15]

Вирус был обнаружен в некоторых образцах грудного молока, но риск передачи SARS-CoV-2 при приеме внутрь неясен, и кормление грудью по-прежнему рекомендуется из-за его известных преимуществ. Передача с большей вероятностью произойдет в результате капельной передачи при тесном контакте с инфицированной матерью, поэтому в этом случае рекомендуется, чтобы здоровый человек, осуществляющий уход, кормил ребенка сцеженным грудным молоком.

Психическое здоровье матери

Беременные женщины не защищены от воздействия пандемии на психическое здоровье и могут подвергаться большему риску из-за множества сложных факторов, в том числе страха заразиться, передачи инфекции ее младенцу в случае заражения, социальной изоляции, финансовых трудностей, потенциального снижения риска. в помощи по дому, незащищенности и невозможности доступа к системам поддержки. Особое внимание следует уделять этим аспектам материнской заботы. [16]

Сводка

Поскольку пандемия COVID-19 продолжает наносить ущерб всему миру, и на регулярной основе появляются новые исследования, необходимо обеспечить активное клиническое ведение и целенаправленную поддержку для обеспечения здоровых результатов для беременных женщин и их младенцев.



Список литературы

  1. Расмуссен С.А., Джеймисон DJ. Уход за женщинами, планирующими беременность, беременность или послеродовой период во время пандемии COVID-19. JAMA . Опубликовано онлайн 5 июня 2020 г. doi: 10.1001 / jama.2020.8883
  2. Новый коронавирус 2019 (COVID-19). Сводка основных обновлений. Американский колледж акушеров и гинекологов. https://www.acog.org/clinical/clinical-guidance/practice-advisory/articles/2020/03/novel-coronavirus-2019 (по состоянию на 7 июля 2020 г.)
  3. Центры по контролю и профилактике заболеваний, MMWR Vol 69, No 25, 26 июня 2020 г.
  4. San-Juan, R et al.Заболеваемость и клинические профили пневмонии COVID-19 у беременных женщин: одноцентровое когортное исследование из Испании, EClinicalMedicine (2020), https://doi.org/10.1016/j.eclinm.2020.100407
  5. Poon, L et al. Глобальное временное руководство по коронавирусной болезни 2019 (COVID ‐ 19 во время беременности и послеродового периода от FIGO и ее партнеров: Информация для медицинских работников. Int J Gynecol Obstet 2020; 149: 273-286. Doi: 10.1002 / ijgo.13156
  6. Лю, Х.Особенности клиники и КТ пневмонии COVID-19: внимание беременным женщинам и детям. Journal of Infection 80 (2020) e7-e13doi: https://doi.org/10.1016/j.jinf.2020.03.007.
  7. Лян, Х. и Ачарья, Г. (2020), Новая коронавирусная болезнь (COVID ‐ 19) у беременных: каким клиническим рекомендациям следовать? Acta Obstet Gynecol Scand 99: 439-442. DOI: 10.1111 / aogs.13836.
  8. Favilli A et al. Эффективность и безопасность доступных методов лечения COVID-19 во время беременности: критический обзор [опубликовано в Интернете перед печатью, 7 июня 2020 г.]. J Matern Fetal Neonatal Med . 2020; 1-14. DOI: 10.1080 / 14767058.2020.1774875.
  9. Хантли, Б. Показатели материнской и перинатальной смертности и вертикальной передачи при беременности, осложненной инфекцией, вызванной тяжелым острым респираторным синдромом, коронавирусом 2 (SARS-Co-V-2), Акушерство и гинекология : 9 июня 2020 г. Печать — Выпуск — doi: 10.1097 / AOG.0000000000004010.
  10. Чен, Л. и др. Клинические характеристики беременных с Covid-19 в Ухане, Китай. N Engl J Med 2020; 382: e100 DOI: 10.1056 / NEJMc2009226
  11. Martínez-Perez O et al. Связь между способом родоразрешения среди беременных с COVID-19 и материнскими и неонатальными исходами в Испании. JAMA. Опубликовано онлайн 8 июня 2020 г. doi: 10.1001 / jama.2020.10125
  12. Карими-Зарчи, М. и др. Вертикальная передача коронавирусной болезни 19 (COVID-19) от инфицированных беременных матерей новорожденным: обзор. Fetal Pediatr Pathol 2020; 39 (3): 246-250.DOI: 10.1080 / 15513815.2020.1747120.
  13. Расмуссен С.А., Смулиан Дж. К., Ледницки Дж. А., Вен Т. С., Джеймисон Д. Д. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) и беременность: что нужно знать акушерам. Am J Obstet Gynecol . 2020; 222 (5): 415-426.
  14. Zeng L, et al. Неонатальная инфекция с ранним началом SARS-CoV-2 у 33 новорожденных, рожденных от матерей с COVID-19 в Ухане, Китай. JAMA Pediatr. Опубликовано онлайн 26 марта 2020 г. doi: 10.1001 / jamapediatrics.2020.0878.
  15. Yu, N et al.Клинические особенности, акушерские и неонатальные исходы беременных с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное одноцентровое описательное исследование. The Lancet Infectious Diseases , 20 (5) стр. 559-564. Https://doi.org/10.1016/S1473-3099 (20) 30176-6.
  16. Инфекция, вызванная коронавирусом (COVID-19) во время беременности. Королевский колледж акушеров и гинекологов. Https://www.rcog.org.uk/globalassets/documents/guidelines/2020-06-18-coronavirus-covid-19-infection-in-pregnancy.pdf (по состоянию на 7 июля 2020 г.)

Материнские и неонатальные исходы дыхательной недостаточности во время беременности

Реферат

Предпосылки

Акушерские пациенты составляют ограниченную часть пациентов отделения интенсивной терапии, но они часто находятся в незнакомых условиях и демонстрируют возможность катастрофического ухудшения состояния.В этом исследовании оценивались исходы дыхательной недостаточности во время беременности у матери и новорожденного.

Методы

Информация о 71 пациенте на сроке беременности> 25 недель в отделении интенсивной терапии с дыхательной недостаточностью была зарегистрирована в период с 2009 по 2013 годы. Характеристики и исходы матери и плода были определены с помощью ретроспективного обзора карт и оценены с использованием t-критерия Стьюдента, chi -квадратный тест и точный тест Фишера.

Результаты

Ведущими причинами дыхательной недостаточности были послеродовое кровотечение и тяжелая преэклампсия в группе акушерских причин и пневмония в группе неакушерских причин во время беременности и в послеродовой период.Группа неакушерских причин показала более высокую частоту острого респираторного дистресс-синдрома и заместительной почечной терапии, а также требовала большего количества дней вентиляции легких. Пациенты из группы акушерских причин показали значительное улучшение после доставки парциального давления артериального кислорода на долю вдыхаемого кислорода и снижение пикового инспираторного давления. В обеих группах наблюдалась высокая частота респираторного дистресс-синдрома новорожденных. Неонатальные осложнения в результате синдрома аспирации мекония (MAS) и сепсиса чаще встречались в группе неакушерских причин; однако нарушения неврологического развития чаще встречались в группе акушерских причин.

Заключение

Акушерская причина была связана с более длительным периодом отсутствия искусственной вентиляции легких и меньшим количеством эпизодов ОРДС после родов. Выявлено различие неонатальных осложнений, возникающих в результате дыхательной недостаточности разной этиологии.

Ключевые слова

Острый респираторный дистресс-синдром

Неонатальный

Акушерский

Результат

Дыхательная недостаточность

Аббревиатуры

ARDS

острый респираторный дистресс-синдром

RDS

синдром респираторного дистресс-синдрома MAS9 оценка хронического здоровья

SOFA

последовательная оценка органной недостаточности

APGAR

внешний вид, пульс, гримаса, активность, дыхание

NEC

некротический энтероколит

DDST-II

Денверский скрининговый тест-II

MDI

индекс умственного развития

RRT

почечная заместительная терапия

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Просмотреть аннотацию

© 2017 Formosan Medical Association.Опубликовано Elsevier Taiwan LLC.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

% PDF-1.3
%
5 0 obj
>>> / BBox [0 0 603.36 783.36] / Длина 178 >> поток
Икс%
0DY´i * | \ G5͕mu300s8K- * b (⮩455 ޑ) l + Si + 7 [t / _EI0E6dJNLJbEϖE% xZ;, aoQ,: Dokn =
конечный поток
эндобдж
1 0 obj
>>> / BBox [0 0 603.36 783.36] / Длина 178 >> поток
Икс%
0DY´i * | \ G5͕mu300s8K- * b (⮩455 ޑ) l + Si + 7 [t / _EI0E6dJNLJbEϖE% xZ;, aoQ,: Dokn =
конечный поток
эндобдж
4 0 obj
>>> / BBox [0 0 603.36 783.36] / Длина 178 >> поток
Икс%
0DY´i * | \ G5͕mu300s8K- * b (⮩455 ޑ) l + Si + 7 [t / _EI0E6dJNLJbEϖE% xZ;, aoQ,: Dokn =
конечный поток
эндобдж
6 0 obj
>>> / BBox [0 0 603.36 783.36] / Длина 178 >> поток
Икс%
0DY´i * | \ G5͕mu300s8K- * b (⮩455 ޑ) l + Si + 7 [t / _EI0E6dJNLJbEϖE% xZ;, aoQ,: Dokn =
конечный поток
эндобдж
7 0 объект
>>> / BBox [0 0 603.36 783.36] / Длина 178 >> поток
Икс%
0DY´i * | \ G5͕mu300s8K- * b (⮩455 ޑ) l + Si + 7 [t / _EI0E6dJNLJbEϖE% xZ;, aoQ,: Dokn =
конечный поток
эндобдж
3 0 obj
>>> / BBox [0 0 603.36 783.36] / Длина 178 >> поток
Икс%
0DY´i * | \ G5͕mu300s8K- * b (⮩455 ޑ) l + Si + 7 [t / _EI0E6dJNLJbEϖE% xZ;, aoQ,: Dokn =
конечный поток
эндобдж
9 0 объект
> поток
2020-03-17T11: 46: 34-04: 002020-03-19T07: 44: 45-07: 002020-03-19T07: 44: 45-07: 00Adobe InDesign 15.0 (Macintosh) uuid: 21db8162-f00e-b94d-b45d-81d973e1e6f3adobe: docid: indd: 8

12-0d7e-11de-b9ed-86c100e5e765xmp.id: 6f88819e-5e85-430a-bc888e-5e85-430d-bc890e-bc888e-5e85-430a-bc888e-5e85-430a-bc88 48ec-8174-21895b3d0a6axmp.did: 9ad16aaf-2fb2-463f-aac4-3d358e38f212adobe: docid: indd: 8

12-0d7e-11de-b9ed-86c100e5e765default

  • , преобразованный из приложения Mac-toDFAINDINDFAINDFault в приложение для Mac / InDignDFromshdo, в 2020 г. 03-17T11: 46: 34-04: 00
  • application / pdf Adobe PDF Library 15.0; изменен с помощью iText 4.2.0 по 1T3XTFalse

    конечный поток
    эндобдж
    10 0 obj
    > поток
    x +

    Может ли коронавирус передаться от беременных к младенцам?

    С момента появления нового коронавируса (COVID-19) были предприняты срочные попытки понять клинические характеристики инфекции.Медицинские журналы быстро публиковали информацию, включая эпидемиологические данные о первых 425 пациентах с COVID-19, а также подробный анализ когорты пациентов, расположенных за пределами города Ухань.

    Беременные женщины подвергаются повышенному риску тяжелой пневмонии и респираторных инфекций из-за иммуносупрессии. В некоторых случаях респираторные инфекции могут привести к родовым осложнениям. Например, исследование беременных женщин, госпитализированных с гриппом, показало, что уровень преждевременных родов значительно выше, чем среди населения в целом.

    Исследователи нового исследования, опубликованного в The Lancet, , продвинули понимание влияния инфекции COVID-19 на беременность. В статье подробно описаны клинические характеристики и потенциал внутриутробной вертикальной передачи в когорте из 9 беременных женщин, у которых на поздних сроках беременности развилась пневмония COVID-19.

    Исследовательская группа обнаружила, что клинические характеристики пневмонии COVID-19 у беременных женщин были аналогичны таковым у небеременных взрослых.Исследователи также сообщили, что в этой небольшой группе случаев не было доказательств внутриутробной инфекции, вызванной вертикальной передачей.

    Исследование проводилось путем ретроспективного обзора лабораторных результатов, медицинских карт и компьютерной томографии грудной клетки. Девять женщин были госпитализированы в больницу Чжуннань Уханьского университета в Ухане, Китай, в эпицентре вспышки. Прием проходил с 20 по 31 января 2020 года.

    Внутриутробная вертикальная передача была оценена у 6 из 9 пациентов путем анализа пуповинной крови, околоплодных вод и мазков из горла новорожденных.Также были протестированы образцы грудного молока.

    Симптомы у 9 человек были аналогичны симптомам, наблюдаемым в общей популяции. Лихорадка присутствовала у 7 пациентов, кашель у 4 пациентов, миалгия у 3 пациентов, недомогание у 2 пациентов и боль в горле у 2 пациентов.

    Повышенные концентрации аминотрансфераз наблюдались у 3 пациентов. Лимфопения возникла у 5 пациентов, а мониторинг дистресса плода потребовался у 2 пациентов. Ни один из пациентов не развился до тяжелой пневмонии COVID-19 и не умер по состоянию на 4 февраля 2020 года.

    У всех 9 пациентов было зарегистрировано живорождение посредством кесарева сечения. 9 младенцев имели оценку 8-9 баллов за Внешний вид, Пульс, Гримасу, Активность, Дыхание в течение 1 минуты и 9-10 баллов через 5 минут после рождения.

    Среди 6 пациентов, у которых внутриутробная вертикальная передача была оценена с помощью околоплодных вод, пуповинной крови и мазка из горла новорожденных, все пробы оказались отрицательными на вирус.

    Несмотря на небольшой размер выборки, исследование предлагает важную информацию о потенциале вертикальной передачи COVID-19 у беременных женщин.

    «Результаты этой небольшой группы случаев предполагают, что в настоящее время нет доказательств внутриутробной инфекции, вызванной вертикальной передачей, у женщин, у которых на поздних сроках беременности развивается пневмония COVID-19», — пишут авторы исследования.

    Области будущего исследования, определенные исследователями, включают в себя вопрос о том, влияет ли приобретение вируса на ранних сроках беременности на вертикальную передачу, увеличивает ли вагинальные роды риск передачи в родах и повреждает ли COVID-19 плаценту.

    «Это важно для изучения, потому что беременные женщины могут быть особенно восприимчивы к респираторным патогенам и тяжелой пневмонии, потому что у них ослаблен иммунитет и из-за физиологических изменений, связанных с беременностью, которые могут подвергнуть их более высокому риску неблагоприятных исходов. Хотя в нашем исследовании нет у пациентов развилась тяжелая пневмония или они умерли от своей инфекции, нам необходимо продолжить изучение вируса, чтобы понять его влияние на большую группу беременных женщин », — сказал автор исследования Хуэйся Ян, доктор медицины, директор отделения акушерства и гинекологии Пекинского университета. Первая больница, в пресс-релизе.

    Хотя необходимы дополнительные исследования, важно то, что вирус не передавался от матери к ребенку в этой группе пациентов.

    Клинические проявления и неонатальные исходы у беременных с коронавирусной болезнью 2019 Пневмония в Ухане, Китай | Открытый форум по инфекционным болезням

    Абстрактные

    Предпосылки

    Клинические проявления и неонатальные исходы у беременных с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19) были неясны в Ухане, Китай.

    Методы

    Мы ретроспективно проанализировали клинические характеристики беременных и небеременных женщин с COVID-19 в возрасте от 20 до 40 лет, поступивших в период с 15 января по 15 марта 2020 года в госпиталь Union, Ухань, а также симптомы беременных с COVID-19 и сравнили клинические характеристики и симптомы с историческими данными, ранее сообщенными для h2N1.

    Результаты

    Среди 64 пациенток 34 (53,13%) были беременными, с более высокой долей в анамнезе (29.41% против 6,67%) и большей легочной инфильтрации при компьютерной томографии (50% против 10%) по сравнению с небеременными женщинами. Из беременных пациенток 27 (79,41%) завершили беременность, 5 (14,71%) родили естественным путем, 18 (52,94%) перенесли кесарево сечение и 4 (11,76%) сделали аборт; У 5 (14,71%) пациентов симптомы не протекали. У всех 23 новорожденных были отрицательные результаты по цепи полимеразы обратной транскрипции, а средняя оценка по шкале Апгар за 1 минуту составила 8–9 баллов. У беременных и небеременных пациентов наблюдаются различия в симптомах, таких как лихорадка, отхаркивание и усталость, и в лабораторных тестах, таких как нейрофилы, фибриноген, D-димер и скорость оседания эритроцитов.У беременных с COVID-19 симптомы обычно более легкие, чем у пациенток с h2N1.

    Выводы

    Клинические характеристики беременных с COVID-19 менее серьезны, чем небеременных. Нет доказательств того, что беременные женщины могут заразиться внутриутробной инфекцией в результате вертикальной передачи COVID-19. Беременные пациентки с h2N1 имели более серьезное состояние, чем пациенты с COVID-19.

    Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19), вызванное инфицированием новым коронавирусом тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV-2), представляет собой новый тип респираторного заболевания, которое может привести к полиорганной недостаточности и смерти [1].Подобно другим заболеваниям, связанным с коронавирусом, таким как SARS и ближневосточный респираторный синдром (MERS), COVID-19 очень заразен и быстро распространяется по миру, создавая серьезную угрозу для глобального общественного здравоохранения [2]. По состоянию на 9 июня 2020 года в мире было диагностировано 7,03 миллиона случаев пневмонии, вызванной COVID-19, и более 404 396 случаев смерти во всем мире [3].

    Результаты нескольких исследований гриппа показали, что риск материнской заболеваемости значительно повышен по сравнению с небеременными женщинами [4, 5].Хотя SAR-CoV-2, связанный с COVID-19, может инфицировать беременных женщин [6], не было обнаружено, что он распространяется вертикально, и вместо этого предполагается перинатальная передача. Насколько нам известно, были проведены ограниченные исследования эпидемиологии и клинических характеристик беременных женщин с пневмонией COVID-19, а путь передачи от беременных женщин с пневмонией COVID-19 плоду оставался в значительной степени неизвестным [7–10].

    МЕТОДЫ

    Дизайн исследования

    Это было одноцентровое ретроспективное обсервационное исследование с участием женщин с пневмонией COVID-19 в возрасте от 20 до 40 лет в западном кампусе госпиталя Юнион в Ухане в период с 15 января по 15 марта 2020 года.Все пациенты были протестированы на нуклеиновую кислоту SARS-CoV-2, у них была подтверждена пневмония COVID-19, и они были выписаны на основании «Плана профилактики и контроля новой коронавирусной пневмонии» (7-е издание), выпущенного Национальной комиссией здравоохранения Китая [11]. Критерии выписки следующие: (1) температура тела нормализовалась более чем на 3 дня; (2) респираторные симптомы явно улучшились; (3) изображения легких показали значительное улучшение острых экссудативных поражений; (4) положительные тесты на нуклеиновую кислоту респираторных образцов, таких как результаты теста мокроты и мазка из носоглотки, в двух последовательных отрицательных результатах (интервал выборки ≥24 часа) [11].Мы сравнили симптомы беременных с пневмонией COVID-19 с симптомами беременных с h2N1 в предыдущих отчетах. Исследование было одобрено комитетом по этике больницы Union, Медицинского колледжа Тунцзи, Университета науки и технологий Хуачжун и больницы Чаоян в Пекине, Столичного медицинского университета, и требование информированного согласия было отменено.

    Настройка

    Западный кампус больницы Union, которая является учебной больницей третичного уровня в Ухане, была одной из больниц, назначенных для лечения тяжелой пневмонии COVID-19.С января 2020 года в общей сложности 800 коек были преобразованы в изоляторы и открыты для лечения тяжелых пациентов с пневмонией COVID-19. Все беременные после госпитализации проходят курс лечения в акушерстве и гинекологии, лечение включало антибиотикотерапию, противовирусную терапию, кортикостероиды, лечение китайской медициной и кислородную поддержку.

    Сбор данных

    Мы собрали демографические и клинические характеристики, лабораторные тесты, результаты компьютерной томографии (КТ) грудной клетки, исходы лечебной беременности и исходы новорожденных этих пациентов с пневмонией COVID-19 из электронной медицинской карты.Обычные анализы крови включали общий анализ крови, профиль коагуляции и биохимические тесты сыворотки (включая функцию почек и печени, креатинкиназу и лактатдегидрогеназу). Данные пациентов с вирусом h2N1 взяты из предыдущего исследования [12].

    Статистические методы

    Непрерывные переменные выражаются средним значением ± стандартное отклонение или медианным межквартильным размахом, а категориальные переменные выражаются количеством и процентным соотношением пациентов в каждой категории.Мы стратифицировали пациенток в зависимости от того, беременны ли они. Непараметрические тесты используются для непрерывных переменных, а критерии χ 2 используются для категориальных переменных. P <0,05 считалось статистически значимым. Соответственно рассчитывались отношение шансов и 95% доверительный интервал. Все анализы проводились с использованием Python версии 3.6 (Python Software Foundation).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Демография беременных с коронавирусной болезнью 2019 Пневмония

    Данные были собраны у 64 пациентов, в том числе у 34 (53.13%) беременных и 30 (46,88%) небеременных женщин детородного возраста. Ни один из пациентов не имел опыта контакта с оптовым рынком морепродуктов Южного Китая и не был медицинским персоналом. 34 беременных пациентки были в основном в возрасте 30–34 лет (47,06%), со средним сроком беременности 2,29 ± 1,56 и средним сроком оплодотворения 0,43 ± 0,50. Десять (29,4%) из этих пациентов контактировали с членами семьи с диагнозом пневмония COVID-19, а 5 (14,71%) имели бессимптомные инфекции. Среди других осложнений у беременных — рубцевание матки (n = 9, 26.47%), гестационный диабет (n = 2, 5,88%), гипотиреоз во время беременности (n = 1, 2,94%) и тяжелая преэклампсия (n = 1, 2,94%).

    Восемь пациентов (23,53%) находились в первом и втором триместрах, а 26 пациентов (76,47%) — в третьем триместре. Из них 5 пациенток (14,71%) родили нормально, 18 пациенток (52,94%) перенесли кесарево сечение, а 4 пациентки (11,76%) выбрали аборт для прерывания беременности. Среднее количество кровотечения во время родов составило приблизительно 326,47 ± 50,37 мл, а среднее количество околоплодных вод составляло приблизительно 200 ± 270 мл.Семь (20,59%) беременных выбрали окситоцин, а у 3 (8,82%) развился послеродовой жар. (Таблица 1)

    Таблица 1.

    Основная информация и клинические характеристики беременных a

    ks

    904,74204 )

    Характеристики
    .
    Беременные женщины (n = 34) N (%)
    .
    Возраст (лет)
    <25 3 (8,82)
    25–29 11 (3.24)
    30–34 16 (47,06)
    35–39 3 (8,82)
    ≥40 1 (2,94)
    Гестационные недели )
    > 28 недель 26 (76,47)
    ≤28 недель 8 (23,53)
    История контакта 10 (29,404) 16 16 16
    Естественные роды 5 (14.71)
    Кесарево сечение 18 (52,94)
    Аборт b 4 (11,76)
    Использование окситоцина 7 (20,5411

    7 (20,5420)

    4 (8,82)
    Осложнения беременности
    Гестационный диабет 2 (5,88)
    Гипертензия или преэклампсия, вызванная беременностью 1 (2.94)
    Гипотиреоз 1 (2,94)
    Рубцевание матки 9 (26,47)
    Преждевременные роды 5 (14,71)
    Поражение плода 1 (2,94)
    Окрашенные меконием околоплодные воды 3 (8,82)
    Смерть новорожденного 0 (0.00)
    Тяжелая неонатальная асфиксия 0 (0,00)
    Положительный результат теста на нуклеиновую кислоту COVID-19 новорожденного 0 (0,00)
    Оценка по шкале Апгар (1 минута) 8–9

    Время беременности 2,29 ± 1,56
    Время родов 0,43 ± 0,50
    Интраоперационная кровопотеря (мл) 326,47 ± 50,37
    Объем околоплодных вод 200 мл (объем околоплодных вод 200 мл) ± 270

    20

    14720 904

    904
    Характеристики
    .
    Беременные женщины (n = 34) N (%)
    .
    Возраст (годы)
    <25 3 (8,82)
    25–29 11 (3,24)
    30420 30420 30420
    35–39 3 (8,82)
    ≥40 1 (2,94)
    Гестационные недели инфекции (недели)
    > 284 недели 26420 .47)
    ≤28 недель 8 (23,53)
    История контакта 10 (29,40)
    Результат беременности
    Кесарево сечение 18 (52,94)
    Аборт b 4 (11,76)
    Использование окситоцина 7 (20,59)
    после родов.82)
    Осложнения беременности
    Гестационный диабет 2 (5,88)
    Гипертония, вызванная беременностью или преэклампсия 1 (2,94) 16

    Рубцевание матки 9 (26,47)
    Преждевременные роды 5 (14,71)
    Преждевременный разрыв плодных оболочек 4 (11.76)
    Дистресс плода 1 (2,94)
    Окрашенные меконием околоплодные воды 3 (8,82)
    Неонатальная смерть 0 (0,00)

    11

    0 (0,00)

    11

    0 (0,00)

    11

    1

    16 0 (0,00)
    Положительный результат теста на нуклеиновую кислоту на COVID-19 0 (0,00)
    Оценка по шкале Апгар (1 минута) 8–9
    Срок беременности 2.29 ± 1,56
    Время четности 0,43 ± 0,50
    Интраоперационная кровопотеря (мл) 326,47 ± 50,37
    Объем околоплодных вод при родах (мл) 906 200 ± 270 906 906 Таблица 1.

    Основная информация и клинические характеристики беременных a

    20

    14720 904

    904

    9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12.Richards JL, Hansen C, Bredfeldt C, Bednarczyk RA, Steinhoff MC, Adjaye-Gbewonyo D, et al. Неонатальные исходы после дородовой иммунизации против гриппа во время пандемии гриппа h2N1 2009 г .: влияние на преждевременные роды, массу тела при рождении и малые роды для гестационного возраста. Clin Infect Dis. (2013) 56: 1216–22. DOI: 10.1093 / cid / cit045

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Луппи П., Халущак С., Беттерс Д., Ричард К.А., Трукко М., ДеЛоя А.Дж. Моноциты постепенно активируются в кровообращении беременных женщин. J. Leukoc Biol. (2002) 72: 874–84. DOI: 10.1189 / jlb.72.5.874

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14. Прингл К.Г., Тадрос М.А., Каллистер Р.Дж., Пиломатериалы РЭ. Экспрессия и локализация плацентарной системы проренин / ренин-ангиотензин человека на протяжении всей беременности: роль в инвазии трофобластов и ангиогенезе? Плацента. (2011) 32: 956–62. DOI: 10.1016 / j.placenta.2011.09.020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15.Вудс Л., Перес-Гарсия В., Хембергер М. Регулирование развития плаценты и ее влияние на рост плода — новые идеи, полученные на моделях мышей. Фронт эндокринол (Лозанна). (2018) 9: 570. DOI: 10.3389 / fendo.2018.00570

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Арейя А., Вале-Перейра С., Алвес В., Родригес-Сантос П., Моура П., Мота-Пинто А. Мембранные рецепторы прогестерона в регуляторных Т-клетках человека: реальность во время беременности. BJOG. (2015) 122: 1544–50.DOI: 10.1111 / 1471-0528.13294

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Папухова Х., Мейснер ТБ, Ли К., Стромингер Дж. Л., Тилбургс Т. Двойная роль HLA-C в толерантности и иммунитете на границе раздела матери и плода. Front Immunol. (2019) 10: 2730. DOI: 10.3389 / fimmu.2019.02730

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Венто-Тормо Р., Ефремова М., Боттинг Р.А., Турко М.Ю., Венто-Тормо М., Мейер К.Б. и др. Одноклеточная реконструкция раннего взаимодействия матери и плода у людей. Природа. (2018) 563: 347–53. DOI: 10.1038 / s41586-018-0698-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Polanczyk MJ, Hopke C, Huan J, Vandenbark AA, Offner H. Повышенная экспрессия FoxP3 и функция Treg-клеток у беременных и мышей, получавших эстроген. J Neuroimmunol. (2005) 170: 85–92. DOI: 10.1016 / j.jneuroim.2005.08.023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Polanczyk MJ, Carson BD, Subramanian S, Afentoulis M, Vandenbark AA, Ziegler SF, et al.Передний край: эстроген стимулирует расширение регулирующего компартмента Т-лимфоцитов CD4 + CD25 + . J Immunol. (2004) 173: 2227–30. DOI: 10.4049 / jimmunol.173.4.2227

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Неггерс Ю. Связь вирусных инфекций, материнской и внутриутробной смертности / заболеваемости. Glob J Reprod Med. (2018) 4: GJORM.2018.04.555638. DOI: 10.19080 / GJORM.2018.04.555638

    CrossRef Полный текст

    30.Расмуссен С.А., Киссин Д.М., Йунг Л.Ф., Макфарлейн К., Чу С.И., Турсиос-Руис Р.М. и др. Подготовка к гриппу после вируса h2N1 2009: особые рекомендации для беременных и новорожденных. Am J Obstet Gynecol. (2011) 204: S13–20. DOI: 10.1016 / j.ajog.2011.01.048

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Систон А.М., Расмуссен С.А., Хонейн М.А., Фрай А.М., Сейб К., Каллаган В.М. и др. Пандемическое заболевание, вызванное вирусом гриппа A (h2N1) 2009 года, среди беременных женщин в США. ЯМА . (2010) 303: 1517–25. DOI: 10.1001 / jama.2010.479

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Харрис JW. Грипп у беременных женщин: статистическое исследование тринадцати сотен пятидесяти случаев. JAMA. (1919) 72: 978–80. DOI: 10.1001 / jama.1919.02610140008002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Фелл Д. Б., Савиц Д. А., Крамер М. С., Гесснер Б. Д., Кац М. А., Найт М. и др. Материнский грипп и исходы родов: систематический обзор сравнительных исследований. BJOG. (2017) 124: 48–59. DOI: 10.1111 / 1471-0528.14143

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Джеймисон Д. Д., Уеки Т. М., Каллаган В. М., Мини-Делман Д., Расмуссен А. С.. Что акушеры-гинекологи должны знать об Эболе: взгляд из Центров по контролю и профилактике заболеваний. Obstet Gynecol. (2014) 124: 1005–10. DOI: 10.1097 / AOG.0000000000000533

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38.Прайс ME, Fisher-Hoch SP, Craven RB, McCormick BJ. Проспективное исследование исходов для матери и плода при острой инфекции лихорадки Ласса во время беременности. BMJ. (1988) 297: 584–7. DOI: 10.1136 / bmj.297.6648.584

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39. Белло О.О., Акинахо О.Р., Одубамово К.Х., Олувасола АТ. Лихорадка Ласса при беременности: отчет о 2 случаях, наблюдаемых в больнице университетского колледжа, Ибадан. Case Rep Obstet Gynecol. (2016) 2016:

    83.DOI: 10.1155 / 2016/

    83

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Гомес А.В., де Соуза Мораис С.М., Менезеш-Филью С.Л., де Алмейда Л.Г., Роча Р.П., Феррейра Дж.М. и др. Профиль деметилирования гена промотора TNF-α связан с высокой экспрессией этого цитокина у пациентов с вирусом денге. J Med Virol. (2016) 88: 1297–302. DOI: 10.1002 / jmv.24478

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Мартинес Р. Б., Бхатнагар Дж., Де Оливейра Рамос А. М., Дави Х. П., Иглезиас С. Д., Канамура Т. Т. и др.Патология врожденного синдрома Зика в Бразилии: серия случаев. Ланцет. (2016) 388: 898–904. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (16) 30883-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Ribeiro CF, Silami VG, Brasil P, Nogueira MR. Серповидные эритроциты в плаценте женщин, инфицированных лихорадкой денге. Int J Infect Dis. (2012) 16: e72. DOI: 10.1016 / j.ijid.2011.09.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43.Нг У.Ф., Вонг С.Ф., Лам А., Мак Й.Ф., Яо Х., Ли К.С. и др. Плаценты больных тяжелым острым респираторным синдромом: патофизиологическая оценка. Патология. (2006) 38: 210–8. DOI: 10.1080 / 003130206006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Chen S, Huang B, Luo DJ, Li X, Yang F, Zhao Y, et al. Беременность с новой коронавирусной инфекцией: клиническая характеристика и плацентарный патологический анализ трех случаев. Чжунхуа Бин Ли Сюэ За Чжи. (2020) 49: 418–23. DOI: 10.3760 / cma.j.cn112151-20200225-00138

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Вайнер Э., Фельдштейн О., Тамаев Л., Гринштейн Э, Барбер Э, Бар Дж и др. Гистопатологические поражения плаценты в корреляции с неонатальным исходом преэклампсии с тяжелыми проявлениями и без них. Беременность. Гипертоническая болезнь. (2018) 12: 6–10. DOI: 10.1016 / j.preghy.2018.02.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47.Бод Д., Грёуб Дж., Фавр Дж., Генглер С., Джатон К., Дубрук Э. и др. Выкидыш во втором триместре у беременной с инфекцией SARS-CoV-2. JAMA. (2020) 323: 2198–200. DOI: 10.1001 / jama.2020.7233

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Лам С.М., Вонг С.Ф., Леунг Т.Н., Чоу К.М., Ю В.К., Вонг Т.Й. и др. Исследование методом случай-контроль, сравнивающее клиническое течение и исходы у беременных и небеременных женщин с тяжелым острым респираторным синдромом. BJOG. (2004) 111: 771–4. DOI: 10.1111 / j.1471-0528.2004.00199.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49. Рэмси П.С., Рамин Д.К. Пневмония при беременности. Obstet Gynecol Clin North Am. (2001) 28: 553–69. DOI: 10.1016 / s0889-8545 (05) 70217-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. de Wit E, van Doremalen N, Falzarano D, Munster JV. SARS и MERS: последние сведения о новых коронавирусах. Nat Rev Microbiol. (2016) 14: 523–34. DOI: 10.1038 / nrmicro.2016.81

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Шварц Д.А., Грэм Л.А. Потенциальные последствия заражения беременных женщин коронавирусом 2019-nCoV (Ухань) для матери и ребенка: уроки SARS, MERS и других инфекций, вызванных коронавирусом человека. Вирусы . (2020) 12: 194. DOI: 10.3390 / v12020194

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Альсерехи Х., Вали Г., Альшукаири А, Альраддади Б.Влияние коронавируса ближневосточного респираторного синдрома (БВРС-КоВ) на беременность и перинатальный исход. BMC Infect Dis. (2016) 16: 105. DOI: 10.1186 / s12879-016-1437-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Ассири А., МакГир А., Perl TM, Price CS, Al Rabeeah AA, Cummings DA и др. Больничная вспышка коронавируса ближневосточного респираторного синдрома. N Engl J Med. (2013) 369: 407–16. DOI: 10.1056 / NEJMoa1306742

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54.Карденас И., Означает РЭ, Альдо П., Кога К., Ланг С.М., Бут С.Дж. и др. Вирусная инфекция плаценты приводит к воспалению плода и сенсибилизации к бактериальным продуктам, предрасполагающим к преждевременным родам. J Immunol. (2010) 185: 1248–57. DOI: 10.4049 / jimmunol.1000289

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55. Koga K, Aldo PB, Mor G. Толл-подобные рецепторы и беременность: трофобласты как модуляторы иммунного ответа. J Obstet Gynaecol Res. (2009) 35: 191–202.DOI: 10.1111 / j.1447-0756.2008.00963.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56. Абрахамс В.М., Визинтин I, Альдо ПБ, Гуллер С., Ромеро Р., Мор Г. Роль TLR в регуляции миграции иммунных клеток трофобластными клетками первого триместра. J Immunol. (2005) 175: 8096–104. DOI: 10.4049 / jimmunol.175.12.8096

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Alexopoulou L, Holt AC, Medzhitov R, Flavell AR.Распознавание двухцепочечной РНК и активация NF-kappaB Toll-подобным рецептором 3. Природа. (2001) 413: 732–8. DOI: 10.1038 / 35099560

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58. Байер А., Леннеманн Нью-Джерси, Оуян Ю., Брамли Дж. К., Мороски С., Маркес Е. Т. и др. Интерфероны типа III, продуцируемые трофобластами плаценты человека, обеспечивают защиту от заражения вирусом Зика. Клеточный микроб-хозяин. (2016) 19: 705–12. DOI: 10.1016 / j.chom.2016.03.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    59. Тиан Й., Куо К.Ф., Акбари О., Оу Х.Дж. Антиген е вируса гепатита В материнского происхождения изменяет функцию макрофагов у потомства, чтобы обеспечить устойчивость вируса после вертикальной передачи. Иммунитет. (2016) 44: 1204–14. DOI: 10.1016 / j.immuni.2016.04.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Всемирная организация здравоохранения. Новорожденные: снижение смертности .Женева: Всемирная организация здравоохранения (2019).

    Google Scholar

    62. Коллманн Т.Р., Кампманн Б., Мазманян С.К., Марчант А., Леви О. Защита новорожденных и младенцев от инфекционных заболеваний: уроки иммунного онтогенеза. Иммунитет. (2017) 46: 350–63. DOI: 10.1016 / j.immuni.2017.03.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67. Коринти С., Албанези С., ла Сала А., Пасторе С., Джироломони Г. Регулирующая активность аутокринного IL-10 на функции дендритных клеток. J Immunol. (2001) 166: 4312–8. DOI: 10.4049 / jimmunol.166.7.4312

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68. Леви О., Кофлин М., Кронштейн Б.Н., Рой Р.М., Десаи А., Весселс Р.М. Аденозиновая система избирательно ингибирует TLR-опосредованную продукцию TNF-альфа у новорожденного человека. J Immunol. (2006) 177: 1956–66. DOI: 10.4049 / jimmunol.177.3.1956

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Лисснер М.М., Томас Б.Дж., Ви К., Тонг А.Дж., Коллманн Т.Р., Смейл Т.С.Возрастные различия в экспрессии генов в моноцитах новорожденных, молодых людей и пожилых людей. PLoS ONE. (2015) 10: e0132061. DOI: 10.1371 / journal.pone.0132061

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70. Лемуан С., Джарон Б., Табка С., Эттрейки С., Дериауд Е., Живаки Д. и др. Активация дектина-1 разблокирует экспрессию IL12A и выявляет Th2-активность неонатальных дендритных клеток. J Allergy Clin Immunol. (2015) 136: 1355–68.e1-15.DOI: 10.1016 / j.jaci.2015.02.030

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    71. ван Харен С.Д., Доулинг Д.Д., Фоппен В., Кристенсен Д., Андерсен П., Рид С.Г. и др. Повозрастная синергия адъюванта: двойная активация TLR7 / 8 и mincle дендритных клеток новорожденных человека обеспечивает поляризацию Th2. J Immunol. (2016) 197: 4413–24. DOI: 10.4049 / jimmunol.1600282

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Речави Э., Лев А., Ли Ю.Н., Саймон А.Дж., Йинон И., Липиц С. и др.Своевременное и пространственно регулируемое созревание репертуара В- и Т-клеток во время внутриутробного развития человека. Sci Transl Med. (2015) 7: 276ra25. DOI: 10.1126 / scitranslmed.aaa0072

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. Марчант А., Гетгебуэр Т., Ота М.О., Вулф И., Сисей С.Дж., Де Гроот Д. и др. У новорожденных развивается иммунный ответ Th2-типа на вакцинацию Mycobacterium bovis bacillus Calmette-Guérin. J Immunol. (1999) 163: 2249–55.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    75. Mascart F, Verscheure V, Malfroot A, Hainaut M, Piérard D, Temerman S, et al. Bordetella pertussis у двухмесячных младенцев способствует развитию Т-клеточного ответа 1 типа. J Immunol. (2003) 170: 1504–9. DOI: 10.4049 / jimmunol.170.3.1504

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76. Гюйгенс А., Лекомте С., Такоен М., Олислагерс В., Дельмарсель Ю., Берни В. и др. Функциональное истощение ограничивает CD4 + и CD8 + Т-клеточные ответы на врожденную цитомегаловирусную инфекцию. J Infect Dis. (2015) 212: 484–94. DOI: 10.1093 / infdis / jiv071

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    77. Fouda GG, De Paris K, Levy O, Marchant A, Gray G, Permar S, et al. Иммунологические механизмы индукции иммунитета к ВИЧ у младенцев. Вакцина. (2020) 38: 411–5. DOI: 10.1016 / j.vaccine.2019.11.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    81. Дражак К., Лаубретон Д., Риффо С., Декамп Д.Восприимчивость легких новорожденных к респираторно-синцитиальной вирусной инфекции: проблема врожденного иммунитета? J Immunol Res. (2017) 2017: 8734504. DOI: 10.1155 / 2017/8734504

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    83. Lozano R, Torres-Palacios LM, Soliz NP. Комментарии к статье «Оценка заниженной материнской смертности в высокогорьях штата Чьяпас с использованием RAMOS и модифицированных стратегий RAMOS» Грасиелы Фрейермут и др. Salud Publica Mex. (2010) 52: 381–3. DOI: 10.1590 / s0036-36342010000500001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    84. Джайлз М.Л., Кришнасвами С., Уоллес М.Э. Иммунизация матерей: какие преимущества? Где пробелы? Что нас ждет в будущем? F1000Res. (2018) 7: F1000research.15475.1. DOI: 10.12688 / f1000research.15475.1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    85. Джайлс М.Л., Кришнасвами С., Макартни К., Ченг А.Безопасность инактивированных вакцин против гриппа во время беременности для исходов родов: систематический обзор. Hum Vaccin Immunother. (2019) 15: 687–99. DOI: 10.1080 / 21645515.2018.1540807

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86. Мадхи С.А., Нуньес М.С., Катленд ЛК. Вакцинация беременных женщин против гриппа и защита их младенцев. N Engl J Med. (2014) 371: 2340. DOI: 10.1056 / NEJMc1412050

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    87.ВОЗ. Консенсусный документ по эпидемиологии тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) . Женева: ВОЗ (2003).

    Google Scholar

    88. Вонг С.Ф., Чоу К.М., Леунг Т.Н., Нг В.Ф., Нг Т.К., Шек С.К. и др. Беременность и перинатальные исходы женщин с тяжелым острым респираторным синдромом. Am J Obstet Gynecol. (2004) 191: 292–7. DOI: 10.1016 / j.ajog.2003.11.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    89. Максвелл К., МакГир А., Тай К.Ф.Й., Сермер М.№ 225 — Руководство по ведению акушерских пациентов и новорожденных, рожденных от матерей с подозрением или вероятностью тяжелого острого респираторного синдрома (SARS). J Obstet Gynaecol Can. (2017) 39: e130–7. DOI: 10.1016 / j.jogc.2017.04.024

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    90. Hon KL, Leung CW, Cheng WT, Chan PK, Chu WC, Kwan YW, et al. Клинические проявления и исходы тяжелого острого респираторного синдрома у детей. Ланцет. (2003) 361: 1701–3. DOI: 10.1016 / с0140-6736 (03) 13364-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    91. Икбал С.Н., Оверкаш Р., Мохтари Н., Саид Х., Голд С., Огюст Т. и др. Несложные роды у пациента с Covid-19 в США. N Engl J Med. (2020) 382: e34. DOI: 10.1056 / NEJMc2007605

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    92. Хуанг Ц., Ван И, Ли Х, Рен Л., Чжао Дж, Ху И и др. Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Ланцет. (2020) 395: 497–506. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30183-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    93. Чан Дж. Ф., Юань С., Кок К. Х., То К. К., Чу Х, Ян Дж. И др. Семейный кластер пневмонии, связанный с новым коронавирусом 2019 года, указывающий на передачу от человека к человеку: исследование семейного кластера. Ланцет. (2020) 395: 514–23. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30154-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    94.Zhu N, Zhang D, Wang W, Li X, Yang B, Song J и др. Новый коронавирус от пациентов с пневмонией в Китае, 2019 г. N Engl J Med . (2020) 382: 727–33. DOI: 10.1056 / NEJMoa2001017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    95. Корман В.М., Лиенау Дж., Витценрат М. Коронавирусы как причина респираторных инфекций. терапевт (Берл). (2019) 60: 1136–45. DOI: 10.1007 / s00108-019-00671-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    97.Всемирная организация здоровья. Ситуационные отчеты по коронавирусной болезни (COVID-2019) 158 962 35. Женева: ВОЗ (2020).

    Google Scholar

    99. Чан Дж. Ф., Кок К. Х., Чжу З., Чу Х., То К. К., Юань С. и др. Геномная характеристика нового патогенного для человека коронавируса 2019 года, выделенного от пациента с атипичной пневмонией после посещения Ухани. Emerg Microbes Infect. (2020) 9: 221–36. DOI: 10.1080 / 22221751.2020.1719902

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    100.Hoffmann M, Kleine-Weber H, Schroeder S, Krüger N, Herrler T, Erichsen S и др. Вход в клетки SARS-CoV-2 зависит от ACE2 и TMPRSS2 и блокируется клинически доказанным ингибитором протеазы. Cell. (2020) 181: 271–80.e8. DOI: 10.1016 / j.cell.2020.02.052

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    101. Чжоу П., Ян XL, Ван XG, Ху Б., Чжан Л., Чжан В. и др. Вспышка пневмонии, связанная с новым коронавирусом, вероятно, происхождения летучих мышей. Природа. (2020) 579: 270–3. DOI: 10.1038 / s41586-020-2012-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    102. Zou X, Chen K, Zou J, Han P, Hao J, Han Z. Анализ данных одноклеточной последовательности РНК по экспрессии рецептора ACE2 показывает потенциальный риск различных органов человека, уязвимых к инфекции 2019-nCoV. Front Med. (2020) 14: 185–92. DOI: 10.1007 / s11684-020-0754-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    103.Чен Г., Ву Д., Го В., Цао И, Хуанг Д., Ван Х и др. Клинические и иммунологические особенности при тяжелой и умеренной коронавирусной болезни 2019. J Clin Invest. (2020) 130: 2620–9. DOI: 10.1172 / JCI137244

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    104. То К.К., Цанг О.Т., Леунг В.С., Там А.Р., Ву Т.С., Лунг Д.К. и др. Временные профили вирусной нагрузки в образцах слюны задней части ротоглотки и ответы сывороточных антител во время инфекции SARS-CoV-2: наблюдательное когортное исследование. Lancet Infect Dis. (2020) 20: 565–74. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (20) 30196-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    106. Киндлер Э, Тиль В., Вебер Ф. Взаимодействие коронавирусов SARS и MERS с ответом на антивирусный интерферон. Adv Virus Res. (2016) 96: 219–43. DOI: 10.1016 / bs.aivir.2016.08.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    108. Bone RC, Balk RA, Cerra FB, Dellinger RP, Fein AM, Knaus WA и др.Определения сепсиса и органной недостаточности и руководящие принципы использования инновационных методов лечения сепсиса. Комитет конференции по консенсусу ACCP / SCCM. Американский колледж грудных врачей / Общество интенсивной терапии. Сундук. (1992) 101: 1644–55. DOI: 10.1378 / сундук.101.6.1644

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    109. Толивер-Кински Т, Кобаяши М, Сузуки Ф, Шервуд Э.Р. Синдром системного воспалительного ответа. В: Херндон Д. Н., редактор. Total Burn Care. 5-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир (2018). п. 205–20.

    Google Scholar

    110. Ляо М., Лю И, Юань Дж, Вэнь И, Сюй Г, Чжао Дж и др. Пейзаж бронхоальвеолярных иммунных клеток легких в COVID-19 выявлен с помощью секвенирования одноклеточной РНК. medRxiv. (2020) 2020.02.23.20026690. DOI: 10.1101 / 2020.02.23.20026690

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    111. Махаллави У.Х., Хабур О.Ф., Чжан К., Махдум Х.М., Сулиман А.Б.Инфекция БВРС-КоВ у людей связана с провоспалительным профилем цитокинов Th2 и Th27. Цитокин. (2018) 104: 8–13. DOI: 10.1016 / j.cyto.2018.01.025

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    112. Чаннаппанавар Р., Фер А.Р., Виджай Р., Мак М., Чжао Дж., Мейерхольц Д.К. и др. Нарушение регуляции интерферона I типа и воспалительные реакции моноцитов-макрофагов вызывают летальную пневмонию у мышей, инфицированных SARS-CoV. Клеточный микроб-хозяин. (2016) 19: 181–93. DOI: 10.1016 / j.chom.2016.01.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    115. Чен Ю.Х., Келлер Дж., Ван ИТ, Лин С.К., Лин Ч. Пневмония и исходы беременности: общенациональное популяционное исследование. Am J Obstet Gynecol. (2012) 207: 288.e1–7. DOI: 10.1016 / j.ajog.2012.08.023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    116. Zmora P, Moldenhauer AS, Hofmann-Winkler H, Pöhlmann S. Изоформа 1 TMPRSS2 активирует респираторные вирусы и экспрессируется в вирусных клетках-мишенях. PLoS ONE. (2015) 10: e0138380. DOI: 10.1371 / journal.pone.0138380

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    117. Ваарала М.Х., Порвари К.С., Келлокумпу С., Кюллонен А.П., Вихко Т.П. Экспрессия трансмембранной сериновой протеазы TMPRSS2 в тканях мыши и человека. J Pathol. (2001) 193: 134–40. DOI: 10.1002 / 1096-9896 (2000) 9999: 9999 <:: AID-PATH743> 3.0.CO; 2-T

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    118.Лин Б., Фергюсон С., Уайт Дж. Т., Ван С., Веселла Р., Истин Л. Д. и др. Локализованная в предстательной железе и регулируемая андрогенами экспрессия мембраносвязанной сериновой протеазы TMPRSS2. Cancer Res. (1999) 59: 4180–4.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    119. Ван С., Го Л., Чен Л., Лю В., Цао И, Чжан Дж. И др. Отчет о неонатальном заражении COVID-19 в Китае. Clin Infect Dis. (2020) 12: ciaa225. DOI: 10.1093 / cid / ciaa225

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    120.Dong L, Tian J, He S, Zhu C, Wang J, Liu C и др. Возможная вертикальная передача SARS-CoV-2 от инфицированной матери ее новорожденному. JAMA. (2020) 323: 1846–8. DOI: 10.1001 / jama.2020.4621

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    121. Чжу Х., Ван Л., Фанг С., Пэн С., Чжан Л., Чанг Г. и др. Клинический анализ 10 новорожденных, рожденных от матерей с пневмонией 2019-nCoV. Transl Pediatr. (2020) 9: 51–60. DOI: 10.21037 / TP.2020.02.06

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    122.Zeng L, Xia S, Yuan W, Yan K, Xiao F, Shao J и др. Неонатальная ранняя инфекция SARS-CoV-2 у 33 новорожденных, рожденных от матерей с COVID-19 в Ухане, Китай. JAMA Pediatr. (2020) 26: e200878. DOI: 10.1001 / jamapediatrics.2020.0878

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    124. Chen S, Liao E, Cao D, Gao Y, Sun G, Shao Y. Клинический анализ беременных женщин с новой коронавирусной пневмонией 2019 года. J Med Virol. (2020) 1–6. DOI: 10.1002 / jmv.25789. [Epub перед печатью].

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    125. Эль-Курди Б., Хатуа Б., Руд К., Снозек С., Картин-Себа Р., Сингх В. П. и др. Смертность от COVID-19 увеличивается за счет ненасыщенных жиров и может быть снижена за счет раннего приема кальция и альбумина. Гастроэнтерология. (2020). DOI: 10.1053 / j.gastro.2020.05.057. [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    126. Лю Ю., Сунь В., Го Ю., Чен Л., Чжан Л., Чжао С. и др.Связь между параметрами тромбоцитов и смертностью при коронавирусной болезни 2019: ретроспективное когортное исследование. Тромбоциты. (2020) 31: 490–6. DOI: 10.1080 / 0

    04.2020.1754383

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    127. Липпи Г., Плебани М., Генри МБ. Тромбоцитопения связана с тяжелой инфекцией, вызванной коронавирусом 2019 (COVID-19): метаанализ. Clin Chim Acta. (2020) 506: 145–8. DOI: 10.1016 / j.cca.2020.03.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    129.Ли И, Чжао Р., Чжэн С., Чен Х, Ван Дж, Шэн Х и др. Отсутствие вертикальной передачи тяжелого острого респираторного синдрома коронавируса 2, Китай. Emerg Infect Dis. (2020) 26: 1335–6. DOI: 10.3201 / eid2606.200287

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    130. Диас Калифорния, Маэстро М.Л., Пумарега МТМ, Антон Б.Ф., Алонсо ПК. Первый случай неонатальной инфекции из-за COVID 19 в Испании. Анальный педиатр (англ. Ред.). (2020) 92: 237–8. DOI: 10.1016 / j.anpede.2020.03.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    132.Zhang L, Jiang Y, Wei M, Cheng BH, Zhou XC, Li J и др. Анализ исходов беременности у беременных с COVID-19 в провинции Хубэй. Чжунхуа Фу Чан Кэ За Чжи. (2020) 55: 166–71. DOI: 10.3760 / cma.j.cn112141-20200218-00111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    134. Пирсигилли Ф., Карлик К., Хок К., ван Грамбезен Б., Хубинонт С., Чатзис О. и др. COVID-19 у недоношенного новорожденного на сроке 26 недель. Ланцет для здоровья детей и подростков. (2020) 4: 476–8.DOI: 10.1016 / S2352-4642 (20) 30140-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    135. Ламазу Ф.О., Дели-крими П., Герен Р., Летузи А., Октерно В., Плейс S и др. Инфекция COVID-19 в первом триместре беременности, отмеченная цитолизом печени: отчет о болезни . (2020). Доступно в Интернете по адресу: https://ssrn.com/abstract=3597355

    Google Scholar

    136. Сунь М., Сюй Г, Ян Й, Тао Й, Пиан-Смит М., Мадхаван В. и др. Свидетельства инфекции COVID-19 от матери к новорожденному. Br J Anaesth. (2020). DOI: 10.1016 / j.bja.2020.04.066. [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    137. Хантушзаде С., Шамшираз А.А., Алеясин А., Сеферович М.Д., Аски С.К., Ариан С.Е. и др. Материнская смерть от COVID-19. Am J Obstet Gynecol. (2020) 223: 109.e1–16. DOI: 10.1016 / j.ajog.2020.04.030

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    138. Yu N, Li W, Kang Q, Xiong Z, Wang S, Lin X и др.Клинические особенности, акушерские и неонатальные исходы беременных с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное одноцентровое описательное исследование. Lancet Infect Dis. (2020) 20: 559–64. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (20) 30176-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    139. Чен Х, Го Дж, Ван С., Ло Ф, Ю Х, Чжан В. и др. Клинические характеристики и потенциал вертикальной внутриутробной передачи инфекции COVID-19 у девяти беременных женщин: ретроспективный обзор медицинских карт. Ланцет. (2020) 395: 809–15. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30360-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    140. Nihi F, Moreira D, Santos Lourenço AC, Gomes C, Araujo SL, Zaia RM et al. Эффекты на яички после воздействия in utero противовирусных препаратов ацикловира и ганцикловира у крыс. Toxicol Sci. (2014) 139: 220–33. DOI: 10.1093 / toxsci / kfu024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    141.Xu Z, Shi L, Wang Y, Zhang J, Huang L, Zhang C и др. Патологические данные COVID-19, связанные с острым респираторным дистресс-синдромом. Ланцет Респир Мед. (2020) 8: 420–2. DOI: 10.1016 / S2213-2600 (20) 30076-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    143. Джаннубило С.Р., Ланди Б., Поцци В., Сартини Д., Чекати М., Стортони П. и др. Участие воспалительных цитокинов в патогенезе повторного невынашивания беременности. Цитокин. (2012) 58: 50–6.DOI: 10.1016 / j.cyto.2011.12.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    144. Уилсон Р., Мур Дж., Дженкинс С., Миллер Х., Маклин М.А., Макиннес И.Б. и др. Аномальные уровни рецепторов IL-2 у небеременных женщин с невынашиванием беременности в анамнезе. Hum Reprod. (2003) 18: 1529–30. DOI: 10.1093 / humrep / deg287

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    145. Wu L, Li J, Xu HL, Xu B, Tong XH, Kwak-Kim J, et al.Сигнальный путь IL-7 / IL-7R может играть роль в повторяющихся потерях беременности за счет увеличения воспалительных клеток Th27 и уменьшения количества Treg-клеток. Am J Reprod Immunol. (2016) 76: 454–64. DOI: 10.1111 / aji.12588

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    146. Судхир Н., Бадаруддоза Бери А., Каур А. Ассоциация полиморфизма фактора некроза опухоли-альфа 308G / A с рецидивирующими выкидышами у женщин. J Hum Reprod Sci. (2016) 9: 86–9. DOI: 10.4103 / 0974-1208.183516

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    147. Хайдер С., Кнёфлер М. Фактор некроза опухоли человека: физиологические и патологические роли в плаценте и эндометрии. Плацента. (2009) 30: 111–23. DOI: 10.1016 / j.placenta.2008.10.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    149. Карпентье П.А., Дингман А.Л., Палмер Д.Т. Плацентарная передача сигналов TNF-α при осложнениях беременности, вызванных болезнью. Am J Pathol. (2011) 178: 2802–10. DOI: 10.1016 / j.ajpath.2011.02.042

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    150. Вестермайер Ф., Саес П.Дж., Вильялобос-Лабра Р., Собревиа Л., Фариас-Хофре М. Программирование инсулинорезистентности плода при беременности с материнским ожирением с помощью стресса ER и воспаления. Biomed Res Int. (2014) 2014:

    2. DOI: 10.1155 / 2014/

    2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    151.Kirwan JP, Hauguel-De Mouzon S, Lepercq J, Challier JC, Huston-Presley L, Friedman JE, et al. TNF-альфа является предиктором инсулинорезистентности при беременности человека. Диабет. (2002) 51: 2207–13. DOI: 10.2337 / диабет.51.7.2207

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    152. Xu J, Zhao YH, Chen YP, Yuan XL, Wang J, Zhu H, et al. Материнские циркулирующие концентрации фактора некроза опухоли альфа, лептина и адипонектина при гестационном сахарном диабете: систематический обзор и метаанализ. ScientificWorldJournal. (2014) 2014:

    2. DOI: 10.1155 / 2014/

    2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    153. Бакос Дж., Дунко Р., Макацори А., Пирник З., Кисс А., Джезова Д. Пренатальный иммунный вызов влияет на рост, поведение и дофамин в головном мозге потомства. Ann N Y Acad Sci. (2004) 1018: 281–7. DOI: 10.1196 / анналы.1296.033

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    154. Favaro A, Tenconi E, Ceschin L, Zanetti T, Bosello R, Santonastaso P. In utero подверженность вирусным инфекциям и риск развития нервной анорексии. Psychol Med. (2011) 41: 2193–9. DOI: 10.1017 / S00332

    Характеристики
    .
    Беременные женщины (n = 34) N (%)
    .
    Возраст (годы)
    <25 3 (8,82)
    25–29 11 (3,24)
    30420 30420 30420
    35–39 3 (8,82)
    ≥40 1 (2,94)
    Гестационные недели инфекции (недели)
    > 284 недели 26420 .47)
    ≤28 недель 8 (23,53)
    История контакта 10 (29,40)
    Результат беременности
    Кесарево сечение 18 (52,94)
    Аборт b 4 (11,76)
    Использование окситоцина 7 (20,59)
    после родов.82)
    Осложнения беременности
    Гестационный диабет 2 (5,88)
    Гипертония, вызванная беременностью или преэклампсия 1 (2,94) 16

    Рубцевание матки 9 (26,47)
    Преждевременные роды 5 (14,71)
    Преждевременный разрыв плодных оболочек 4 (11.76)
    Дистресс плода 1 (2,94)
    Окрашенные меконием околоплодные воды 3 (8,82)
    Неонатальная смерть 0 (0,00)

    11

    0 (0,00)

    11

    0 (0,00)

    11

    1

    16 0 (0,00)
    Положительный результат теста на нуклеиновую кислоту на COVID-19 0 (0,00)
    Оценка по шкале Апгар (1 минута) 8–9
    Срок беременности 2.29 ± 1,56
    Время четности 0,43 ± 0,50
    Интраоперационная кровопотеря (мл) 326,47 ± 50,37
    Объем околоплодных вод при родах (мл) 906 200 ± 270 906 906

    История болезни 10 (29.40)

    11

    9088)

    904 904 оценка (1 минута)

    Характеристики
    .
    Беременные женщины (n = 34) N (%)
    .
    Возраст (лет)
    <25 3 (8.82)
    25–29 11 (3,24)
    30–34 16 (47,06)
    35–39 3 (8,82)
    ≥ 1 (2,94)
    Гестационные недели инфекции (недели)
    > 28 недель 26 (76,47)
    ≤28 недель 8 (23,53) 16

    Исход беременности
    Естественные роды 5 (14,71)
    Кесарево сечение 18 (52,94)
    9407

    Использование окситоцина 7 (20,59)
    Послеродовая лихорадка 3 (8,82)
    Осложнения беременности
    Гестационный диабет 2
    Гипертензия или преэклампсия, вызванная беременностью 1 (2,94)
    Гипотиреоз 1 (2,94)
    Рубцы на матке 9 (26,47) 9 (26,4720) 9 (26,4720) 9 (26,47)

    5 (14,71)
    Преждевременный разрыв плодных оболочек 4 (11,76)
    Дистресс плода 1 (2,94)
    Околоплодные воды, окрашенные меконием ( 382)
    Неонатальная смерть 0 (0,00)
    Тяжелая неонатальная асфиксия 0 (0,00)
    Новорожденный COVID-19 положительный тест на нуклеиновую кислоту 8–9
    Время беременности 2,29 ± 1,56
    Время четности 0,43 ± 0,50
    Интраоперационная кровопотеря (мл) .47 ± 50,37
    Объем околоплодных вод при родах (мл) 200 ± 270

    Неонатальные исходы и потенциал вертикальной передачи

    Все 23 новорожденных участников были живорождениями, мертворождений, неонатальных смертей или неонатальной асфиксии не наблюдалось. Все 23 новорожденных были протестированы с мазками из глотки новорожденных, и все они были отрицательными на COVID-19. У пяти (21,74%) новорожденных были преждевременные роды, у 4 (17.39%) имели преждевременный разрыв плодных оболочек, 1 (4,35%) имели дистресс плода и 3 (13,04%) имели околоплодные воды, окрашенные меконием. Все новорожденные имели оценку по шкале Апгар 8–9 за 1 минуту (таблица 1).

    Клинические характеристики беременных с коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19) Пневмония и небеременных женщин с COVID-19 пневмония

    При поступлении у большинства пациентов наблюдалась высокая температура (75,00%) или кашель (70,31%). Другие симптомы включали утомляемость (34,38%, n = 22), мокроту (28.13%, n = 18), одышка (25,56%, n = 17), стеснение в груди (14,06%, n = 9), болезненность мышц (10,94%, n = 7), тошнота или рвота (10,94%, n = 7). ), боль в животе (7,81%, n = 5), диарея (7,81%, n = 5) и сыпь (4,08%, n = 2). Лихорадка ( P = 0,043), мокрота ( P = 0,011) и утомляемость ( P = 0,003) значительно реже встречаются у беременных (64,71%, 64,71% и 17,65% соответственно) чем у небеременных (86,67%, 76,67% и 53,33% соответственно).

    Что касается общих характеристик, то средний возраст женщин существенно отличается ( P <.001) между беременными (30 ± 4,26 года) и небеременными (34,77 ± 3,71 года). Время от начала заболевания до госпитализации беременных женщин (9,38 ± 11,36 дней) было значительно короче ( P = 0,008), чем у небеременных пациенток (12,17 ± 7,35 дней). Число беременных женщин (29,41%), которые были инфицированы в результате контакта с подтвержденным членом семьи, значительно выше ( P = 0,020), чем число небеременных женщин (6,67%). Из 64 пациентов 4 (12.9%) имели вирус гриппа B, 5 (16,13%) имели вирусную инфекцию парагриппа, 5 (16,13%) имели инфекцию микоплазмы и 5 (16,13%) имели инфекцию хламидиоза. Все они существенно не различались между беременными и небеременными женщинами ( P > .05) (Таблица 2).

    Таблица 2.

    Сравнение общей информации для беременных и небеременных женщин

    90.77 ± 3,71

    и симптомы

    18,35

    185

    –0,56 (0,09)

    081

    Переменные
    .
    Всего (n = 64)
    .
    Беременные (n = 34)
    .
    Небеременные женщины репродуктивного возраста (n = 30)
    .
    P Значение
    .
    OR (95% ДИ) a
    .
    Демография и клинические характеристики
    Возраст, лет 32,23 ± 4,65 30 ± 4,220 34421 <0,001
    Продолжительность госпитализации, дней 12,80 ± 8,36 10,62 ± 4,77 15,27 ± 10,68 0,025 16

    16

    госпитализация, дни 10,69 ± 9,72 9,38 ± 11,36 12,17 ± 7,35 0,256
    ОИТ (%) 1 (1,56) 1 (2,9420) 0 (2,9420) 000) .344 Инф (Нет, инф)
    Бессимптомное число (%) 5 (7,81) 5 (14,71) 0 (0,00) 0,085 Инф (Нет) , inf)
    История воздействия 12 (18,75) 10 (29,41) 2 (6,67) 0,020 5,83 (1,16–29,27)
    Comorbidities
    Гипертония 0 (0.00) 0 (0,00) 0 (0,00) Инф (Нет, инф)
    Диабет 2 (3,13) 2 (5,88) 0 (0,00) . 177 Инф (Нет, инф)
    Сердечно-сосудистые заболевания 1 (1,56) 1 (2,94) 0 (0,00) . 344 Инф (Нет, инф) S

    Лихорадка (температура ≥37.3 ° C) 48 (75,00) 22 (64,71) 26 (86,67) 0,043 0,28 (0,08–1,00)
    Кашель 45 (70,31) 22 ( ) 23 (76,67) 0,296 0,56 (0,19–1,68)
    Усталость 22 (34,38) 6 (17,65) 16 (53,33) . 0,06–0,58)
    Мокрота 18 (28.13) 5 (14,71) 13 (43,33) 0,011 0,23 (0,07–0,74)
    Одышка 17 (25,56) 7 (20,59) .249 0,52 (0,17–1,60)
    Плотность груди 9 (14,06) 3 (8,82) 6 (20,00) 0,199 0,39 (0,0411–1,74)

    Головная боль 12 (18,75) 5 (14.71) 7 (23,33) 0,378 0,57 (0,16–2,02)
    Миалгия 7 (10,94) 3 (8,82) 4 (13,33)

    21

    (0,13–3,07)
    Тошнота или рвота 7 (10,94) 2 (5,88) 5 (16,67) ,168 0,31 (0,06–1,75) 16

    11 Боль в животе 16

    11 5 (7,81) 3 (8,82) 2 (6.67) ,748 1,35 (0,21–8,71)
    Диарея 5 (7,81) 2 (5,88) 3 (10,00) ,540 0,56 (0,56)
    Сыпь 2 (4,08) 2 (5,88) 0 (0,00) 0,177 Инф (нет, инф)
    Результаты лабораторных исследований
    Тромбоциты (г / л) 209.27 ± 65,48 199,05 ± 55,87 222,69 ± 76,09 ,283
    <100 0 (0,00) 0 (0,00) 0 (0,00) 0 (0,00) , inf)
    Количество моноцитов (г / л) 0,39 ± 0,19 0,40 ± 0,21 0,38 ± 0,21 .987
    Количество лимфоцитов (г / л) 1,25 ± 421

    0,55 1.24 ± 0,63 1,27 ± 0,47 0,604
    <0,8 10 (27,03) 6 (30,00) 4 (23,53) 0,659 1,39 (1,39)
    Количество нейтрофилов (г / л) 5,95 ± 8,39 7,74 ± 10,79 3,85 ± 3,41 ,006
    Количество лейкоцитов (г / л) 6,4 7,17 ± 3,15 5.57 ± 3,62 .965
    <4 10 (26,32) 2 (9,52) 8 (47,06) 1,00
    4–20 4–20 ) 14 (66,67) 8 (47,06) 0,022 0,14 (0,02–0,84)
    > 10 6 (15,79) 5 (23,81) 1 (5,81) 1 (5,81)

    0,35 (0,03–3,55)
    CRP (мг / л) 26.77 ± 32,58 25,07 ± 30,67 28,47 ± 35,09 0,871
    FIB (г / л) 4,04 ± 0,83 4,41 ± 0,67 3,46 ± 0,7203 3,46 ± 0,7203
    D-димер (мкг / мл) 1,54 ± 2,02 1,37 ± 1,11 1,79 ± 2,91 ,033
    ≤0,5 1 (521,4 ) 9 (64.29) 1,00
    > 0,5 до ≤ 1 10 (29,41) 9 (45,00) 1 (7,14) <0,001 0,01 (0,00–0,2316)

    > 1 14 (41,18) 10 (50,00) 4 (28,57) 3,60 (0,34–38,48)
    СОЭ (мм / ч) 58,71 ± 24,5202 52,11 ± 36,08 .022
    АЛТ (Ед / л) 27,43 ± 23,32 23,67 ± 16,81 31,58 ± 28,80 ,155
    3 404 14,29) 4 (21,05) 0,574 0,63 (0,13–3,07)
    АСТ (Ед / л) 31,03 ± 20,35 28,76 ± 12,84 33,53

    8.

    8.

    ТБ (мкмоль / л) 10.23 ± 3,18 11,14 ± 2,91 9,22 ± 3,22 , 560
    BUN (ммоль / л) 4,81 ± 7,85 3,27 ± 1,83 6,44 ± 1020

    6,44 ± 1020 6,44 ± 1020
    Cr (мкмоль / л) 75,86 ± 143,85 47,01 ± 7,26 106,15 ± 204,02 0,001
    > 133 0,00 1 2 (2)

    1 (5.00) ,819 0,00 (0,00 – NaN)
    CK (U / L) 105,19 ± 72,94 94 ± 62,82 118,25 ± 84,17 ,382 4 (15,38) 3 (21,43) 1 (8,33) 0,356 2,81 (0,28–28,53)
    CK-MB (ед. / Л) 14,5 ± 9,8201 904 12,29 ± 4,81 17,08 ± 13,33 .411
    ЛДГ (ед. / Л) 225,68 ± 111,77 196,76 ± 52,55 257,63 ± 148,14 0,194
    19,05) 6 (31,58) 0,361 0,53 (0,13–2,11)
    BNP (пг / мл) 97,21 ± 105,16 119,56 ± 98,91 83,24 ± 11320,09

    Грипп B 4 (12.90) 2 (13,33) 2 (12,50) 0,945 0,88 (0,12–6,63)
    Вирус парагриппа 5 (16,13) 1 (6,6720) 4 .166 0,20 (0,02–1,87)
    Микоплазма 5 (16,13) 2 (14,29) 3 (33,33) ,280 3 0,56 (0,09) Хламидиоз 5 (16,13) 3 (21.43) 2 (50,00) .261 1,35 (0,21–8,71)
    Функции визуализации
    4 204 204 17 (50,00) 3 (10,00) ,001 9,00 (2,29–35,39)
    Тень матового стекла 42 (65,63) 19 (55,88) 23 (76,6720) 0,39 (0,13–1,14)
    Консолидация 15 (23,44) 5 (14,71) 10 (33,33) 0,079 0,34 (0,1–1,16) 421 904

    Антибиотикотерапия b 54 (84,38) 30 (88,24) 24 (80,00) . 1,488–0,488

    Противовирусная терапия 38 (59.38) 17 (50,00) 21 (70,00) .104 0,43 (0,15–1,2)
    Кортикостероиды 28 (43,75) 19 (55,8821) 0,037 2,96 (1,05–8,31)
    Лечение китайской медициной 30 (46,88) 15 (44,12) 15 (50,00) .638 0,79 (0,29–2,11) 904

    Кислородная поддержка 27 (42.19) 15 (44,12) 12 (40,00) .739 1,18 (0,44–3,21)

    56)

    и симптомы

    18,35

    185

    –0,56 (0,09)

    081

    Переменные
    .
    Всего (n = 64)
    .
    Беременные (n = 34)
    .
    Небеременные женщины репродуктивного возраста (n = 30)
    .
    P Значение
    .
    OR (95% ДИ) a
    .
    Демографические и клинические характеристики
    Возраст, лет 32.23 ± 4,65 30 ± 4,26 34,77 ± 3,71 <0,001
    Продолжительность госпитализации, дней 12,80 ± 8,36 10,62 ± 4,77 15,2420

    Время от начала заболевания до поступления в стационар, дни 10,69 ± 9,72 9,38 ± 11,36 12,17 ± 7,35 ,256
    ОИТ (%) 1 1 (2,94) 0 (0,00) .344 Инф (Нет, инф)
    Бессимптомное число (%) 5 (7,81) 5 (14,71) 0 (0,00) 0,085 Инф (Нет, инф)
    История воздействия 12 (18,75) 10 (29,41) 2 (6,67) 0,020 5,83 (1,17) )
    Сопутствующие заболевания
    Гипертония 0 (0.00) 0 (0,00) 0 (0,00) Инф (Нет, инф)
    Диабет 2 (3,13) 2 (5,88) 0 (0,00) . 177 Инф (Нет, инф)
    Сердечно-сосудистые заболевания 1 (1,56) 1 (2,94) 0 (0,00) . 344 Инф (Нет, инф) S

    Лихорадка (температура ≥37.3 ° C) 48 (75,00) 22 (64,71) 26 (86,67) 0,043 0,28 (0,08–1,00)
    Кашель 45 (70,31) 22 ( ) 23 (76,67) 0,296 0,56 (0,19–1,68)
    Усталость 22 (34,38) 6 (17,65) 16 (53,33) . 0,06–0,58)
    Мокрота 18 (28.13) 5 (14,71) 13 (43,33) 0,011 0,23 (0,07–0,74)
    Одышка 17 (25,56) 7 (20,59) .249 0,52 (0,17–1,60)
    Плотность груди 9 (14,06) 3 (8,82) 6 (20,00) 0,199 0,39 (0,0411–1,74)

    Головная боль 12 (18,75) 5 (14.71) 7 (23,33) 0,378 0,57 (0,16–2,02)
    Миалгия 7 (10,94) 3 (8,82) 4 (13,33)

    21

    (0,13–3,07)
    Тошнота или рвота 7 (10,94) 2 (5,88) 5 (16,67) ,168 0,31 (0,06–1,75) 16

    11 Боль в животе 16

    11 5 (7,81) 3 (8,82) 2 (6.67) ,748 1,35 (0,21–8,71)
    Диарея 5 (7,81) 2 (5,88) 3 (10,00) ,540 0,56 (0,56)
    Сыпь 2 (4,08) 2 (5,88) 0 (0,00) 0,177 Инф (нет, инф)
    Результаты лабораторных исследований
    Тромбоциты (г / л) 209.27 ± 65,48 199,05 ± 55,87 222,69 ± 76,09 ,283
    <100 0 (0,00) 0 (0,00) 0 (0,00) 0 (0,00) , inf)
    Количество моноцитов (г / л) 0,39 ± 0,19 0,40 ± 0,21 0,38 ± 0,21 .987
    Количество лимфоцитов (г / л) 1,25 ± 421

    0,55 1.24 ± 0,63 1,27 ± 0,47 0,604
    <0,8 10 (27,03) 6 (30,00) 4 (23,53) 0,659 1,39 (1,39)
    Количество нейтрофилов (г / л) 5,95 ± 8,39 7,74 ± 10,79 3,85 ± 3,41 ,006
    Количество лейкоцитов (г / л) 6,4 7,17 ± 3,15 5.57 ± 3,62 .965
    <4 10 (26,32) 2 (9,52) 8 (47,06) 1,00
    4–20 4–20 ) 14 (66,67) 8 (47,06) 0,022 0,14 (0,02–0,84)
    > 10 6 (15,79) 5 (23,81) 1 (5,81) 1 (5,81)

    0,35 (0,03–3,55)
    CRP (мг / л) 26.77 ± 32,58 25,07 ± 30,67 28,47 ± 35,09 0,871
    FIB (г / л) 4,04 ± 0,83 4,41 ± 0,67 3,46 ± 0,7203 3,46 ± 0,7203
    D-димер (мкг / мл) 1,54 ± 2,02 1,37 ± 1,11 1,79 ± 2,91 ,033
    ≤0,5 1 (521,4 ) 9 (64.29) 1,00
    > 0,5 до ≤ 1 10 (29,41) 9 (45,00) 1 (7,14) <0,001 0,01 (0,00–0,2316)

    > 1 14 (41,18) 10 (50,00) 4 (28,57) 3,60 (0,34–38,48)
    СОЭ (мм / ч) 58,71 ± 24,5202 52,11 ± 36,08 .022
    АЛТ (Ед / л) 27,43 ± 23,32 23,67 ± 16,81 31,58 ± 28,80 ,155
    3 404 14,29) 4 (21,05) 0,574 0,63 (0,13–3,07)
    АСТ (Ед / л) 31,03 ± 20,35 28,76 ± 12,84 33,53

    8.

    8.

    ТБ (мкмоль / л) 10.23 ± 3,18 11,14 ± 2,91 9,22 ± 3,22 , 560
    BUN (ммоль / л) 4,81 ± 7,85 3,27 ± 1,83 6,44 ± 1020

    6,44 ± 1020 6,44 ± 1020
    Cr (мкмоль / л) 75,86 ± 143,85 47,01 ± 7,26 106,15 ± 204,02 0,001
    > 133 0,00 1 2 (2)

    1 (5.00) ,819 0,00 (0,00 – NaN)
    CK (U / L) 105,19 ± 72,94 94 ± 62,82 118,25 ± 84,17 ,382 4 (15,38) 3 (21,43) 1 (8,33) 0,356 2,81 (0,28–28,53)
    CK-MB (ед. / Л) 14,5 ± 9,8201 904 12,29 ± 4,81 17,08 ± 13,33 .411
    ЛДГ (ед. / Л) 225,68 ± 111,77 196,76 ± 52,55 257,63 ± 148,14 0,194
    19,05) 6 (31,58) 0,361 0,53 (0,13–2,11)
    BNP (пг / мл) 97,21 ± 105,16 119,56 ± 98,91 83,24 ± 11320,09

    Грипп B 4 (12.90) 2 (13,33) 2 (12,50) 0,945 0,88 (0,12–6,63)
    Вирус парагриппа 5 (16,13) 1 (6,6720) 4 .166 0,20 (0,02–1,87)
    Микоплазма 5 (16,13) 2 (14,29) 3 (33,33) ,280 3 0,56 (0,09) Хламидиоз 5 (16,13) 3 (21.43) 2 (50,00) .261 1,35 (0,21–8,71)
    Функции визуализации
    4 204 204 17 (50,00) 3 (10,00) ,001 9,00 (2,29–35,39)
    Тень матового стекла 42 (65,63) 19 (55,88) 23 (76,6720) 0,39 (0,13–1,14)
    Консолидация 15 (23,44) 5 (14,71) 10 (33,33) 0,079 0,34 (0,1–1,16) 421 904

    Антибиотикотерапия b 54 (84,38) 30 (88,24) 24 (80,00) . 1,488–0,488

    Противовирусная терапия 38 (59.38) 17 (50,00) 21 (70,00) .104 0,43 (0,15–1,2)
    Кортикостероиды 28 (43,75) 19 (55,8821) 0,037 2,96 (1,05–8,31)
    Лечение китайской медициной 30 (46,88) 15 (44,12) 15 (50,00) .638 0,79 (0,29–2,11) 904

    Кислородная поддержка 27 (42.19) 15 (44,12) 12 (40,00) .739 1,18 (0,44–3,21)

    Таблица 2.

    Сравнение общей информации между беременными и небеременными женщинами

    .

    904

    –0,19–0,19

    904,13 мокроты

    20)

    )

    Количество лейкоцитов (г / л)

    ± 3520,09

    ± 23420

    -МБ (Е / л)

    33

    904,16 0,34 (0,121–1,14)

    Всего (n = 64)
    .
    Беременные (n = 34)
    .
    Небеременные женщины репродуктивного возраста (n = 30)
    .
    P Значение
    .
    OR (95% ДИ) a
    .
    Демография и клинические характеристики
    Возраст, лет 32,23 ± 4,65 30 ± 4,220

    3,23 ± 4,65

    30 ± 4,26
    Продолжительность госпитализации, дней 12,80 ± 8,36 10,62 ± 4,77 15.27 ± 10,68 0,025
    Время от начала заболевания до поступления в стационар, дни 10,69 ± 9,72 9,38 ± 11,36 12,17 ± 7,35 ,256 .256 ) 1 (1,56) 1 (2,94) 0 (0,00) .344 Инф (Нет, инф)
    Бессимптомное число (%) 5 (7,81) 5 ( 14,71) 0 (0.00) 0,085 Инф (Нет, инф)
    История воздействия 12 (18,75) 10 (29,41) 2 (6,67) 0,020 5,83 (1,16)
    Сопутствующие заболевания
    Гипертония 0 (0,00) 0 (0,00) 0 (0,0016)
    Диабет 2 (3.13) 2 (5,88) 0 (0,00) 0,177 Инф (Нет, инф)
    Сердечно-сосудистые заболевания 1 (1,56) 1 (2,94) 0 (0,00) .344 Inf (Nah, inf)
    Признаки и симптомы
    Лихорадка (температура ≥37,3 ° C) 4821 7520 904 (64,71) 26 (86.67) 0,043 0,28 (0,08–1,00)
    Кашель 45 (70,31) 22 (64,71) 23 (76,67) ,296 0,56 (0,19)
    Усталость 22 (34,38) 6 (17,65) 16 (53,33) 0,003 0,19 (0,06–0,58)
    1821 (1421) ) 13 (43,33) .011 0.23 (0,07–0,74)
    Одышка 17 (25,56) 7 (20,59) 10 (33,33) 0,249 0,52 (0,17–1,60) Плотность груди (14,06) 3 (8,82) 6 (20,00) 0,199 0,39 (0,09–1,71)
    Головная боль 12 (18,75) 5 (14,71) 0,378 0,57 (0,16–2,02)
    Миалгия 7 (10.94) 3 (8,82) 4 (13,33) 0,564 0,63 (0,13–3,07)
    Тошнота или рвота 7 (10,94) 2 (5,8820) .168 0,31 (0,06–1,75)
    Боль в животе 5 (7,81) 3 (8,82) 2 (6,67) .748 1,35 (0,25) 0,25
    Диарея 5 (7,81) 2 (5.88) 3 (10,00) .540 0,56 (0,09–3,62)
    Сыпь 2 (4,08) 2 (5,88) 0 (0,00) .177 .177 Inf. (Нет, инф.)
    Лабораторные данные
    Тромбоциты (г / л) 209,27 ± 65,09 19921 ± 554207
    <100 0 (0.00) 0 (0,00) 0 (0,00) Inf (Nah, inf)
    Количество моноцитов (г / л) 0,39 ± 0,19 0,40 ± 0,21 0,38 ± 0,21 .987
    Количество лимфоцитов (г / л) 1,25 ± 0,55 1,24 ± 0,63 1,27 ± 0,47 .604 16 904 904 6 (30,00) 4 (23.53) 0,659 1,39 (0,35–5,50)
    Количество нейтрофилов (г / л) 5,95 ± 8,39 7,74 ± 10,79 3,85 ± 3,41 .16006 .16006 .16006 6,45 ± 3,42 7,17 ± 3,15 5,57 ± 3,62 ,965
    <4 10 (26,32) 2 (9,5220)

    8 (47,06) 1.00
    4–10 22 (57,89) 14 (66,67) 8 (47,06) 0,022 0,14 (0,02–0,84)
    > 10 5 (23,81) 1 (5,88) 0,35 (0,03–3,55)
    CRP (мг / л) 26,77 ± 32,58 25,07 ± 30,67 . 871
    FIB (г / л) 4.04 ± 0,83 4,41 ± 0,67 3,46 ± 0,73 0,001
    D-димер (мкг / мл) 1,54 ± 2,02 1,37 ± 1,11 1,79
    ≤0,5 10 (29,41) 1 (5,00) 9 (64,29) 1,00
    > 0,5 до ≤ 1 9 (29,41 45.00) 1 (7.14) <0,001 0,01 (0,00–0,23)
    > 1 14 (41,18) 10 (50,00) 4 (28,57) 3,60 (0,34–21,48)
    СОЭ (мм / ч) 58,71 ± 24,52 61,41 ± 18,35 52,11 ± 36,08 0,022
    ALT (ед. / Л) 27,43 31,58 ± 28,80 .155
    > 40 7 (17,50) 3 (14,29) 4 (21,05) .574 0,63 (0,13–3,07)
    AST (U / L)

    31,03 ± 20,35 28,76 ± 12,84 33,53 ± 26,48 ,787
    ТБ (мкмоль / л) 10,23 ± 3,18 11,14 ± 2,91 904,22
    АУК (ммоль / л) 4.81 ± 7,85 3,27 ± 1,83 6,44 ± 10,99 .002
    Cr (мкмоль / л) 75,86 ± 143,85 47,01 ± 7,26 4204204204204204
    > 133 1 (2,44) 0 (0,00) 1 (5,00) 0,819 0,00 (0,00 – NaN)
    CK (U / L) 105,19 ± 72,94 94 ± 62,82 118.25 ± 84,17 0,382
    > 185 4 (15,38) 3 (21,43) 1 (8,33) 0,356 2,81 (0,28–28420 C) 14,5 ± 9,81 12,29 ± 4,81 17,08 ± 13,33 .411
    ЛДГ (Ед / л) 225,68 ± 111,77 195 257,63 ± 148,14 .194
    > 245 10 (25,00) 4 (19,05) 6 (31,58) 0,361 0,53 (0,13–2,11)
    мл / мл BNP

    97,21 ± 105,16 119,56 ± 98,91 83,24 ± 113,09 ,057
    Грипп B 4 (12,90) 2 (13,33) 2 (13,33) 0,88 (0,12–6,63)
    Вирус парагриппа 5 (16.13) 1 (6,67) 4 (25,00) 0,166 0,20 (0,02–1,87)
    Микоплазма 5 (16,13) 2 (14,29) 3

    ,280 0,56 (0,09–3,62)
    Хламидия 5 (16,13) 3 (21,43) 2 (50,00) 0,261 1,3516 901–821

    0,24–821

    Функции визуализации
    Легочная инфильтрация 20 (31.25) 17 (50,00) 3 (10,00) 0,001 9,00 (2,29–35,39)
    Тень матового стекла 42 (65,63) 19 (55,88) 23 (7621,63 ) 0,081 0,39 (0,13–1,14)
    Консолидация 15 (23,44) 5 (14,71) 10 (33,33) 0,079
    Лечение
    Антибактериальная терапия b 54 (84.38) 30 (88,24) 24 (80,00) .365 1,88 (0,47–7,41)
    Противовирусная терапия 38 (59,38) 17 (50,00) 21 (70,00) 21 (70,00) .104 0,43 (0,15–1,2)
    Кортикостероиды 28 (43,75) 19 (55,88) 9 (30,00) 0,037 0,037 2,96

    Лечение китайской медициной 30 (46.88) 15 (44,12) 15 (50,00) 0,638 0,79 (0,29–2,11)
    Кислородная поддержка 27 (42,19) 15 (44,12) 12 (40,00) .739 1,18 (0,44–3,21)

    904

    256

    0,00 (

    –0,19–0,19

    904,13 мокроты

    20)

    )

    Количество лейкоцитов (г / л)

    ± 3520,09

    ± 23420

    -МБ (Е / л)

    33

    904,16 0,34 (0,121–1,14)

    Переменные
    .
    Всего (n = 64)
    .
    Беременные (n = 34)
    .
    Небеременные женщины репродуктивного возраста (n = 30)
    .
    P Значение
    .
    OR (95% ДИ) a
    .
    Демография и клинические характеристики
    Возраст, лет 32,23 ± 4,65 30 ± 4,220

    3,23 ± 4,65

    30 ± 4,26
    Продолжительность госпитализации, дней 12.80 ± 8,36 10,62 ± 4,77 15,27 ± 10,68 0,025
    Время от начала заболевания до госпитализации, дней 10,69 ± 9,72 9,38 ± 11,3204
    ОИТ (%) 1 (1,56) 1 (2,94) 0 (0,00) . 344 Инф (Нет, инф)
    Бессимптомный номер (%) 5 (7.81) 5 (14,71) 0 (0,00) 0,085 Инф (Нет, инф)
    История воздействия 12 (18,75) 10 (29,41) 2 (6,6,6,6,6,6) 0,020 5,83 (1,16–29,27)
    Сопутствующие заболевания
    Гипертензия )

    0 (0,0020) Инф (Нет, инф)
    Диабет 2 (3.13) 2 (5,88) 0 (0,00) 0,177 Инф (Нет, инф)
    Сердечно-сосудистые заболевания 1 (1,56) 1 (2,94) 0 (0,00) .344 Inf (Nah, inf)
    Признаки и симптомы
    Лихорадка (температура ≥37,3 ° C) 4821 7520 904 (64,71) 26 (86.67) 0,043 0,28 (0,08–1,00)
    Кашель 45 (70,31) 22 (64,71) 23 (76,67) ,296 0,56 (0,19)
    Усталость 22 (34,38) 6 (17,65) 16 (53,33) 0,003 0,19 (0,06–0,58)
    1821 (1421) ) 13 (43,33) .011 0.23 (0,07–0,74)
    Одышка 17 (25,56) 7 (20,59) 10 (33,33) 0,249 0,52 (0,17–1,60) Плотность груди (14,06) 3 (8,82) 6 (20,00) 0,199 0,39 (0,09–1,71)
    Головная боль 12 (18,75) 5 (14,71) 0,378 0,57 (0,16–2,02)
    Миалгия 7 (10.94) 3 (8,82) 4 (13,33) 0,564 0,63 (0,13–3,07)
    Тошнота или рвота 7 (10,94) 2 (5,8820) .168 0,31 (0,06–1,75)
    Боль в животе 5 (7,81) 3 (8,82) 2 (6,67) .748 1,35 (0,25) 0,25
    Диарея 5 (7,81) 2 (5.88) 3 (10,00) .540 0,56 (0,09–3,62)
    Сыпь 2 (4,08) 2 (5,88) 0 (0,00) .177 .177 Inf. (Нет, инф.)
    Лабораторные данные
    Тромбоциты (г / л) 209,27 ± 65,09 19921 ± 554207
    <100 0 (0.00) 0 (0,00) 0 (0,00) Inf (Nah, inf)
    Количество моноцитов (г / л) 0,39 ± 0,19 0,40 ± 0,21 0,38 ± 0,21 .987
    Количество лимфоцитов (г / л) 1,25 ± 0,55 1,24 ± 0,63 1,27 ± 0,47 .604 16 904 904 6 (30,00) 4 (23.53) 0,659 1,39 (0,35–5,50)
    Количество нейтрофилов (г / л) 5,95 ± 8,39 7,74 ± 10,79 3,85 ± 3,41 .16006 .16006 .16006 6,45 ± 3,42 7,17 ± 3,15 5,57 ± 3,62 ,965
    <4 10 (26,32) 2 (9,5220)

    8 (47,06) 1.00
    4–10 22 (57,89) 14 (66,67) 8 (47,06) 0,022 0,14 (0,02–0,84)
    > 10 5 (23,81) 1 (5,88) 0,35 (0,03–3,55)
    CRP (мг / л) 26,77 ± 32,58 25,07 ± 30,67 . 871
    FIB (г / л) 4.04 ± 0,83 4,41 ± 0,67 3,46 ± 0,73 0,001
    D-димер (мкг / мл) 1,54 ± 2,02 1,37 ± 1,11 1,79
    ≤0,5 10 (29,41) 1 (5,00) 9 (64,29) 1,00
    > 0,5 до ≤ 1 9 (29,41 45.00) 1 (7.14) <0,001 0,01 (0,00–0,23)
    > 1 14 (41,18) 10 (50,00) 4 (28,57) 3,60 (0,34–21,48)
    СОЭ (мм / ч) 58,71 ± 24,52 61,41 ± 18,35 52,11 ± 36,08 0,022
    ALT (ед. / Л) 27,43 31,58 ± 28,80 .155
    > 40 7 (17,50) 3 (14,29) 4 (21,05) .574 0,63 (0,13–3,07)
    AST (U / L)

    31,03 ± 20,35 28,76 ± 12,84 33,53 ± 26,48 ,787
    ТБ (мкмоль / л) 10,23 ± 3,18 11,14 ± 2,91 904,22
    АУК (ммоль / л) 4.81 ± 7,85 3,27 ± 1,83 6,44 ± 10,99 .002
    Cr (мкмоль / л) 75,86 ± 143,85 47,01 ± 7,26 4204204204204204
    > 133 1 (2,44) 0 (0,00) 1 (5,00) 0,819 0,00 (0,00 – NaN)
    CK (U / L) 105,19 ± 72,94 94 ± 62,82 118.25 ± 84,17 0,382
    > 185 4 (15,38) 3 (21,43) 1 (8,33) 0,356 2,81 (0,28–28420 C) 14,5 ± 9,81 12,29 ± 4,81 17,08 ± 13,33 .411
    ЛДГ (Ед / л) 225,68 ± 111,77 195 257,63 ± 148,14 .194
    > 245 10 (25,00) 4 (19,05) 6 (31,58) 0,361 0,53 (0,13–2,11)
    мл / мл BNP

    97,21 ± 105,16 119,56 ± 98,91 83,24 ± 113,09 ,057
    Грипп B 4 (12,90) 2 (13,33) 2 (13,33) 0,88 (0,12–6,63)
    Вирус парагриппа 5 (16.13) 1 (6,67) 4 (25,00) 0,166 0,20 (0,02–1,87)
    Микоплазма 5 (16,13) 2 (14,29) 3

    ,280 0,56 (0,09–3,62)
    Хламидия 5 (16,13) 3 (21,43) 2 (50,00) 0,261 1,3516 901–821

    0,24–821

    Функции визуализации
    Легочная инфильтрация 20 (31.25) 17 (50,00) 3 (10,00) 0,001 9,00 (2,29–35,39)
    Тень матового стекла 42 (65,63) 19 (55,88) 23 (7621,63 ) 0,081 0,39 (0,13–1,14)
    Консолидация 15 (23,44) 5 (14,71) 10 (33,33) 0,079
    Лечение
    Антибактериальная терапия b 54 (84.38) 30 (88,24) 24 (80,00) .365 1,88 (0,47–7,41)
    Противовирусная терапия 38 (59,38) 17 (50,00) 21 (70,00) 21 (70,00) .104 0,43 (0,15–1,2)
    Кортикостероиды 28 (43,75) 19 (55,88) 9 (30,00) 0,037 0,037 2,96

    Лечение китайской медициной 30 (46.88) 15 (44,12) 15 (50,00) ,638 0,79 (0,29–2,11)
    Кислородная поддержка 27 (42,19) 15 (44,12) 12 (40,00) 0,739 1,18 (0,44–3,21)

    Лабораторное обследование

    Результаты лабораторных исследований показали, что среднее количество нейтрофилов у беременных (7,74 ± 10,79 г / л) было значительно выше ( P =.006), чем у небеременных (3,85 ± 3,41 г / л). В системе свертывания крови средний фибриноген беременных (4,41 ± 0,67 г / л) и D-димер (1,37 ± 1,11 мкг / мл) также были выше ( P = 0,001 и P = 0,003), чем у небеременных женщин (3,46 ± 0,73 г / л и 1,79 ± 2,91 мкг / мл соответственно). Дополнительные результаты лабораторных тестов со статистически значимой разницей между беременными и небеременными женщинами включают среднюю скорость оседания эритроцитов (61,41 ± 18,35 мм / час против 52.11 ± 36,08 мм / час, P = 0,022), азот мочевины крови (3,27 ± 1,83 ммоль / л против 6,44 ± 10,99 ммоль / л, P = 0,002) и креатинин (47,01 ± 7,26 мкмоль / л против 106,15 ± 204,02 мкмоль / л, P = 0,001). (Таблица 2)

    Изображение компьютерной томографии грудной клетки

    На основании рентгеновского снимка грудной клетки и компьютерной томографии наиболее распространенной функцией визуализации среди всех пациентов является тень матового стекла. У 42 (65,63%) пациентов появилась тень матового стекла в легких.Хотя не было существенной разницы между беременными и небеременными женщинами (55,88% против 76,67%, P = 0,081), легочная инфильтрация у беременных (50%) была значительно более распространенной ( P = 0,001), чем у небеременных. женщины (10%). Всего в 15 (23,44%) случаях произошла консолидация легких без существенной разницы ( P = 0,079) между беременными (14,71%) и небеременными (33,33%) (Таблица 2).

    Лечение

    Все пациенты лечились на карантине.Тридцать (88,24%) беременных женщин лечились антибиотиками, как и небеременные женщины (80%) ( P = 0,365). Девятнадцать (55,88%) беременных женщин получали кортикостероиды, тогда как только 9 (30%) небеременных женщин ( P = 0,037) получали кортикостероиды. Аналогичный процент беременных (44,12%, n = 15) и небеременных (50,00%, n = 15) проходили лечение традиционной китайской медициной ( P = 0,638). Соотношение пациентов, получавших противовирусную терапию, не отличалось между двумя популяциями пациентов ( P =.104) (таблица 2).

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Многие возникающие вирусные инфекции часто приводят к неблагоприятным акушерским исходам, включая материнскую заболеваемость и смертность, передачу вируса от матери ребенку, перинатальную инфекцию и смерть [2, 13]. В предыдущих исследованиях исследователи показали, что коронавирусы, связанные с SARS и MERS, могут вызывать тяжелые неблагоприятные исходы беременности, такие как выкидыш, преждевременные роды, ограничение внутриутробного развития и материнская смерть [14].Однако SARS-CoV выявлялся не у всех младенцев. Клинический исход у беременных с ОРВИ хуже, чем у инфицированных небеременных женщин [7, 14, 15]. Кроме того, вирусные инфекции могут приводить к преждевременной беременности и преждевременным родам с другими наложенными друг на друга микроорганизмами [16].

    В этом исследовании обобщены соответствующие данные 64 женщин детородного возраста с лабораторно подтвержденной пневмонией COVID-19. Клинические проявления беременных женщин аналогичны небеременным взрослым пациентам [17].Более того, клинические характеристики беременных с пневмонией COVID-19 также аналогичны небеременным женщинам. В нашем исследовании ни одна из 34 беременных женщин не прогрессировала до тяжелой пневмонии или смерти, что указывает на то, что COVID-19 не представлял значительной угрозы для жизни матери, несмотря на сопутствующие заболевания, наблюдаемые у некоторых женщин, некоторые из которых имели акушерскую этиологию. Обратите внимание, что эти сопутствующие заболевания, включая преэклампсию, беременность с гипотиреозом, гестационный диабет и рубцевание матки, не являются фактором риска внутриутробной передачи COVID-19 плоду [18].

    В нашем исследовании наблюдались несколько несоответствий в клинических характеристиках беременных и небеременных женщин. В среднем беременные пациентки были моложе небеременных. Наши данные показывают, что средний возраст беременных и небеременных составлял 30 против 35 лет. Поскольку большинство беременных женщин контактировали с диагностированным членом семьи, клиницисты могут быть более склонны проверять беременных женщин. В результате беременные женщины с большей вероятностью будут госпитализированы или у них будет легкое заболевание.Длительность госпитализации беременных была значительно короче. Возможные объяснения могут быть следующими: (1) в данных есть беременные женщины с бессимптомными инфекциями; (2) состояние беременных было легче; и (3) беременные выздоравливали быстрее. Легочная инфильтрация у беременных женщин была значительно выше, чем у небеременных, вероятно, из-за анатомических и физиологических изменений во время беременности, которые снижают способность организма очищать респираторный секрет [18].Нейтрофилы беременных женщин были значительно выше, чем у небеременных. Чтобы избежать отторжения плода, мать находится в состоянии иммунного ответа и иммунной толерантности и поэтому более восприимчива к заражению другими патогенами [17]. Повышение уровня D-димера чаще встречается у беременных. Во время беременности фибринолитическая система организма часто изменяется и находится в физиологическом состоянии гиперкоагуляции, но чрезмерная гиперкоагуляция склонна к тромбозу [19].Исследования показали, что после развития острого респираторного дистресс-синдрома у пациентов с пневмонией COVID-19 D-димер умерших пациентов значительно выше, чем у выживших [20].

    Мы обнаружили, что у пациентов с пневмонией COVID-19 в третьем триместре беременности после естественных родов и кесарева сечения тесты на нуклеиновую кислоту у новорожденных были отрицательными. Судя по текущим отечественным и международным отчетам, случаев вертикальной передачи от матери ребенку не выявлено [9, 21].Небольшое количество отчетов об образцах указывает на то, что новорожденные могут получать антитела к иммуноглобулину G через плаценту и иметь иммунитет сразу после рождения [22]. Исследования показали, что хотя плацента может быть инфицирована вирусами, она обладает уникальной способностью предотвращать распространение вируса к плоду [23–25]. Интересным открытием является то, что в тех случаях, когда плацента определялась как COVID-19, результат был отрицательным [9]. Отсутствие передачи COVID-19 от матери ребенку согласуется с другими коронавирусными инфекциями (SARS и MERS), которые встречались у беременных женщин в прошлом.

    Сообщалось, что у новорожденного была диагностирована пневмония COVID-19 через 30 часов после родов, что указывает на то, что вирус может передаваться вертикально через внутриутробный контакт с материнскими выделениями [26]. Есть несколько сообщений о неонатальных инфекциях, потому что члены семьи или взрослые, ухаживающие за новорожденными, инфицированы и находятся в тесном контакте с новорожденными. Однако недостаточно доказательств, подтверждающих присутствие COVID-19 в грудном молоке, но, исходя из опыта SARS, грудное вскармливание не рекомендуется.

    Пять женщин на ранних сроках беременности в нашем исследовании выбрали аборт для прерывания беременности. Хотя не сообщалось об инфекциях у младенцев, рожденных женщинами с пневмонией COVID-19, эти младенцы могут иметь незначительный эффект из-за наличия пневмонии COVID-19 у их матерей. Неясно, как пневмония COVID-19 влияет на плод. Например, пневмония COVID-19 часто связана с лихорадкой, что приводит к повышенному риску дефектов нервной трубки в первые 3 месяца беременности, а также к другим неблагоприятным исходам неонатального развития или развития на поздних сроках беременности [27, 28].Все пациенты, перенесшие кесарево сечение, соответствовали показаниям на кесарево сечение [29].

    В нашем наборе данных пять из 34 беременных женщин (14,71%) имели бессимптомные инфекции. В недавнем исследовании переписи населения пневмонии COVID-19 среди беременных женщин в 2 больницах Нью-Йорка было обнаружено, что 15,4% беременных женщин были положительными на COVID-19. Среди них бессимптомных инфекций было в 7,25 раза больше, чем у пациентов с пневмонией COVID-19 [22]. Особые патологические или физиологические изменения в перинатальном периоде и влияние особых условий, особенно в третьем триместре беременности, часто имеют разную степень одышки.Большее количество людей приписывают физиологические изменения во время беременности, поэтому пневмонию легко упустить из виду, что увеличивает сложность диагностики пневмонии COVID-19 во время беременности. Это также может быть причиной более высокой частоты бессимптомных инфекций среди беременных. В то же время изменения в застое крови и задержке воды и натрия в органах тела могут частично ограничивать распространение инфекции, что приводит к появлению атипичных симптомов после инфекции, что приводит к постоянному латентному состоянию инфекции и скрытой инфекции [30].Поэтому во время пандемии нам необходимо сосредоточить внимание на риске пневмонии COVID-19 у бессимптомных беременных женщин.

    В этом исследовании мы также сравнили клинические характеристики беременных с пневмонией COVID-19 и вирусом h2N1. Острая респираторная инфекция всегда является первым проявлением этих двух респираторных инфекций [31]. Среди большого числа беременных женщин и послеродовых пациенток, которые были госпитализированы или умерли из-за гриппа h2N1 в 2009 году, почти пятая часть нуждалась в интенсивной терапии [32], а у гриппа появились послеродовые симптомы, включая серьезные осложнения и смерть.Этот факт подчеркивает сохраняющийся высокий риск после беременности [33]. Из-за различных методов лечения, прогнозов и защитных мер необходимо различать эти 2 заболевания по ранним клиническим проявлениям. Наши исследования показывают, что жар, утомляемость и сухой кашель являются наиболее частыми симптомами у беременных женщин с пневмонией COVID-19. Однако, помимо лихорадки и кашля, у пациентов с вирусом h2N1 часто бывают насморки (Приложение 1). Поэтому мы предполагаем, что состояние беременных женщин с инфекцией h2N1 кажется более тяжелым, чем состояние беременных женщин с пневмонией COVID-19.

    Однако в настоящее время не существует четкого метода лечения инфекции COVID-19 во время беременности [34]. Наши данные показывают, что только 50% пациентов использовали противовирусную терапию во время госпитализации, включая рибавирин, абидор, осельтамивир и т. Д. В некоторых случаях беременные женщины могут попросить избежать противовирусной терапии во время беременности [35], и поэтому кажется, что начало противовирусной терапии будет отложено. Как и в случае с большинством лекарств, имеется мало информации о безопасности и эффективности этих противовирусных препаратов во время беременности [36–39].Информационная информация для беременных женщин и их медицинских работников должна включать информацию о преимуществах и рисках лекарств от гриппа, а также информацию о повышенном риске осложнений гриппа среди беременных женщин.

    Следовательно, важно разработать план ведения беременности в сочетании с пневмонией COVID-19, чтобы обеспечить здоровье и безопасность беременных женщин. Кроме того, следует помнить, что по мере развития вакцины COVID-19 следует учитывать включение беременных женщин в клинические испытания, а также возможное распределение вакцины, если только риски не перевешивают потенциальную пользу [40 ].

    Это исследование имело некоторые ограничения. Во-первых, количество пациентов относительно невелико, что ограничивает возможные выводы. Во-вторых, заболеваемость, уровень инфицирования и вирулентность COVID-19 могут быть разными в разных местах и ​​на разных этапах пандемии. В-третьих, это одноцентровое исследование, и его результаты могут быть неприменимы к другим условиям и системам здравоохранения.

    ВЫВОДЫ

    Клинические характеристики беременных с пневмонией COVID-19 менее серьезны, чем у небеременных женщин с пневмонией COVID-19.Согласно нашему исследованию, в настоящее время нет доказательств того, что беременные женщины могут вызывать инфекцию плода путем вертикальной передачи. Состояние беременных, инфицированных вирусом h2N1, кажется более серьезным, чем состояние беременных, инфицированных пневмонией COVID-19.

    Дополнительные данные

    Дополнительные материалы доступны на Открытом форуме по инфекционным заболеваниям онлайн. Состоящие из данных, предоставленных авторами для удобства читателя, размещенные материалы не копируются и являются исключительной ответственностью авторов, поэтому вопросы или комментарии следует адресовать соответствующему автору.

    Благодарности

    Мы благодарим следующих коллег, которые собрали и рассчитали медицинскую информацию о пациентах в этом исследовании: Хуэй Цю, Синью Ван, Хунмей Гао и Шань Хуан. Мы благодарим пациентов и их семьи за возможность проведения этого исследования. Мы очень благодарны другим коллегам из A.I. Phoenix Technology Co., Ltd (Jiayou Lyu, Shihao Wang и Yunfei Tang), которые внесли большой вклад в процесс очистки и анализа данных.

    Заявление об ограничении ответственности . Источник финансирования не участвовал в разработке, сборе, анализе и интерпретации данных исследования, а также в отправке рукописи для публикации.

    Финансовая поддержка. Это исследование финансировалось Национальным фондом естественных наук Китая (№ 81571866).

    Возможный конфликт интересов. Все авторы: о конфликтах интересов не сообщалось. Все авторы подали форму ICMJE для раскрытия информации о потенциальных конфликтах интересов.

    Список литературы

    2.

    Шварц

    DA

    .

    Анализ 38 беременных женщин с COVID-19, их новорожденных детей и передачи SARS-CoV-2 от матери к плоду: инфекции коронавируса матери и исходы беременности

    .

    Arch Pathol Lab Med

    2020

    . DOI: 10.5858 / arpa.2020-0901-SA.4.

    Silasi

    M

    ,

    Cardenas

    I

    ,

    Kwon

    JY

    и др.

    Вирусные инфекции при беременности

    .

    Am J Reprod Immunol

    2015

    ;

    73

    :

    199

    213

    . 5.

    Расмуссен

    SA

    ,

    Джеймисон

    DJ

    ,

    Uyeki

    TM

    .

    Воздействие гриппа на беременных и младенцев

    .

    Am J Obstet Gynecol

    2012

    ;

    207

    :

    S3

    8

    .6.

    Вентилятор

    C

    ,

    Lei

    D

    ,

    Клинок

    C

    и др.

    Перинатальная передача COVID-19 SARS-CoV-2: стоит ли беспокоиться?

    Clin Infect Dis

    2020

    . DOI: 10.1093 / cid / ciaa226.7.

    Шварц

    DA

    ,

    Грэм

    AL

    .

    Возможные исходы заражения беременных женщин коронавирусом (Ухань) 2019-nCoV для матери и ребенка: уроки SARS, MERS и других коронавирусных инфекций человека

    .

    Вирусы

    2020

    ;

    12

    :

    194

    .8.

    Цяо

    Дж

    .

    Каковы риски заражения COVID-19 у беременных?

    Ланцет

    2020

    ;

    395

    :

    760

    2

    .9.

    Chen

    H

    ,

    Guo

    J

    ,

    Wang

    C

    и др.

    Клинические характеристики и потенциал вертикальной внутриутробной передачи инфекции COVID-19 у девяти беременных женщин: ретроспективный обзор медицинских карт

    .

    Ланцет

    2020

    ;

    395

    :

    809

    15

    .12.

    Jamieson

    DJ

    ,

    Honein

    MA

    ,

    Rasmussen

    SA

    и др. ;

    Рабочая группа по беременности нового гриппа A (h2N1)

    .

    Инфекция вирусом гриппа h2N1 2009 во время беременности в США

    .

    Ланцет

    2009

    ;

    374

    :

    451

    8

    . 13.

    Song

    Z

    ,

    Xu

    Y

    ,

    Bao

    L

    и др.

    От SARS до MERS, коронавирусы в центре внимания

    .

    Вирусы

    2019

    ;

    11

    :

    59

    . 14.

    Wong

    SF

    ,

    Chow

    KM

    ,

    Leung

    TN

    и др.

    Беременность и перинатальные исходы у женщин с тяжелым острым респираторным синдромом

    .

    Am J Obstet Gynecol

    2004

    ;

    191

    :

    292

    7

    .15.

    Maxwell

    C

    ,

    McGeer

    A

    ,

    Tai

    KFY

    ,

    Sermer

    M

    .

    № 225 — Руководство по ведению акушерских пациентов и новорожденных, рожденных от матерей с подозрением или вероятностью тяжелого острого респираторного синдрома (SARS)

    .

    Банка J Obstet Gynaecol

    2017

    ;

    39

    :

    e130

    7

    . 16.

    Квон

    JY

    ,

    Romero

    R

    ,

    Mor

    G

    .

    Новые взгляды на взаимосвязь между вирусной инфекцией и осложнениями беременности

    .

    Am J Reprod Immunol

    2014

    ;

    71

    :

    387

    90

    . 17.

    Wang

    D

    ,

    Hu

    B

    ,

    Hu

    C

    и др.

    Клинические характеристики 138 госпитализированных пациентов с пневмонией, инфицированной новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай

    .

    JAMA

    2020

    .DOI: 10.1001 / jama.2020.1585.18.

    Синхуа

    H

    .

    [Беременность при пневмонии]

    .

    Чжунхуа Фу Чан Кэ За Чжи

    1997

    ;

    32

    :

    61

    3

    ,19.

    Réger

    B

    ,

    Péterfalvi

    A

    ,

    Помет

    I

    и др.

    Проблемы оценки уровня D-димера и фибриногена у беременных

    .

    Thromb Res

    2013

    ;

    131

    :

    e183

    7

    .20.

    Arachchillage

    DRJ

    ,

    Laffan

    M

    .

    Аномальные параметры свертывания крови связаны с плохим прогнозом у пациентов с новой коронавирусной пневмонией

    .

    J Thromb Haemost

    2020

    ;

    18

    :

    1233

    4

    . 21.

    Chen

    S

    ,

    Liao

    E

    ,

    Cao

    D

    ,

    Gao

    Y

    ,

    Sun

    G

    ,

    Shao

    Y

    Клинический анализ беременных с новой коронавирусной пневмонией 2019

    .

    J

    Med Virol

    2020

    . DOI: 10.1002 / jmv.25789.22.

    Sutton

    D

    ,

    Fuchs

    K

    ,

    D’Alton

    M

    ,

    Goffman

    D

    .

    Универсальный скрининг на SARS-CoV-2 у рожениц

    .

    N Engl J Med

    2020

    ;

    382

    :

    2163

    4

    .23.

    Bayer

    A

    ,

    Delorme-Axford

    E

    ,

    Sleigher

    C

    и др.

    Человеческие трофобласты придают устойчивость к вирусам, вызывающим перинатальную инфекцию

    .

    Am J Obstet Gynecol

    2015

    ;

    212

    :

    71.e1

    8

    . 24.

    Romero

    R

    ,

    Espinoza

    J

    ,

    Gonçalves

    LF

    и др.

    Роль воспаления и инфекции в преждевременных родах

    .

    Semin Reprod Med

    2007

    ;

    25

    :

    21

    39

    . 25.

    Cardenas

    I

    ,

    Mor

    G

    ,

    Aldo

    P

    и др.

    Плацентарная вирусная инфекция повышает чувствительность к вызванным эндотоксинами преждевременным родам: гипотеза двойного удара

    .

    Am J Reprod Immunol

    2011

    ;

    65

    :

    110

    7

    . 26.

    Yu

    N

    ,

    Li

    W

    ,

    Kang

    Q

    и др.

    Клинические особенности, акушерские и неонатальные исходы беременных с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное одноцентровое описательное исследование

    .

    Lancet Infect Dis

    2020

    ;

    20

    :

    559

    64

    . 27.

    Иордания

    DN

    ,

    Иордания

    JL

    .

    Связь материнской лихорадки во время родов с неонатальной и младенческой заболеваемостью и смертностью

    .

    Obstet Gynecol

    2001

    ;

    98

    :

    1152

    4

    .28.

    Grether

    JK

    ,

    Nelson

    KB

    .

    [Материнская инфекция и церебральный паралич у младенцев с нормальной массой тела при рождении

    .

    JAMA

    1997

    ;

    278

    :

    207

    11

    . 29.

    Weiyuan Zhang

    ,

    YY.

    Экспертный консенсус по поводу кесарева сечения (на китайском языке)

    .

    Подбородок J Obstet Gynecol

    2014

    ;

    49

    :

    721

    4

    .30.

    Zhang

    L

    ,

    Jiang

    Y

    ,

    Wei

    M

    и др.

    [Анализ исходов беременности у беременных с COVID-19 в провинции Хубэй]

    .

    Чжунхуа Фу Чан Кэ За Чжи

    2020

    ;

    55

    :

    166

    71

    . 31.

    Тан

    X

    ,

    Du

    R

    ,

    Ван

    R

    и др.

    Сравнение госпитализированных пациентов с ОРДС, вызванным COVID-19 и h2N1

    .

    Комод

    2020

    ;

    158

    :

    195

    205

    .32.

    Louie

    JK

    ,

    Acosta

    M

    ,

    Jamieson

    DJ

    ,

    Honein

    MA

    ;

    Калифорнийская рабочая группа по пандемии (h2N1)

    .

    Тяжелый грипп h2N1 2009 у беременных и женщин в послеродовом периоде в Калифорнии

    .

    N Engl J Med

    2010

    ;

    362

    :

    27

    35

    .33.

    ANZIC Исследователи гриппа и Австралазийская система наблюдения за исходами материнства

    .

    Критическое заболевание, вызванное гриппом A / h2N1 2009 у беременных и женщин в послеродовом периоде: популяционное когортное исследование

    .

    BMJ

    2010

    ;

    340

    :

    c1279

    . 34.

    Favre

    G

    ,

    Pomar

    L

    ,

    Qi

    X

    и др.

    Рекомендации для беременных с подозрением на инфекцию SARS-CoV-2

    .

    Lancet Infect Dis

    2020

    ;

    20

    :

    652

    3

    .35.

    Rasmussen

    SA

    ,

    Jamieson

    DJ

    ,

    Macfarlane

    K

    и др. ;

    Рабочая группа по пандемическому гриппу и беременности

    .

    Пандемический грипп и беременные женщины: итоги совещания экспертов

    .

    Am J Public Health

    2009

    ;

    99

    :

    S248

    54

    .36.

    Cono

    J

    ,

    Cragan

    JD

    ,

    Jamieson

    DJ

    ,

    Rasmussen

    SA

    .

    Профилактика и лечение беременных при возникающих инфекциях и чрезвычайных ситуациях биотерроризма

    .

    Emerg Infect Dis

    2006

    ;

    12

    :

    1631

    7

    . 37.

    Танака

    T

    ,

    Накадзима

    K

    ,

    Мурашима

    A

    и др.

    Безопасность ингибиторов нейраминидазы против нового гриппа A (h2N1) у беременных и кормящих женщин

    .

    CMAJ

    2009

    ;

    181

    :

    55

    8

    ,38.

    Freund

    B

    ,

    Gravenstein

    S

    ,

    Elliott

    M

    ,

    Miller

    I

    .

    Занамивир: обзор клинической безопасности

    .

    Drug Saf

    1999

    ;

    21

    :

    267

    81

    .39.

    Ward

    P

    ,

    Small

    I

    ,

    Smith

    J

    , et al.

    Осельтамивир (Тамифлю) и его потенциал для использования в случае пандемии гриппа

    .

    J Antimicrob Chemother

    2005

    ;

    55

    :

    i5

    21

    .

    Заметки автора

    © Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества инфекционных болезней Америки.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), которая разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение. работы на любом носителе при условии, что оригинальная работа не была изменена или преобразована каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

    границ | Беременность, вирусные инфекции и COVID-19

    Беременность

    Беременность — это уникальное иммунологическое состояние, защищающее плод от материнского отторжения, обеспечивающее адекватное развитие плода и защиту от микроорганизмов (1, 2).

    Иммунная система матери подвергается воздействию отцовских аллоантигенов, экспрессируемых как плодом, так и плацентой. Однако из-за сложного набора клеток и молекул у матери не развивается классический ответ на этот аллотрансплантат (3).

    Во время беременности возникает микроквимерия плода, когда клетки плода, такие как ядросодержащие эритроциты, трофобластические клетки и лейкоциты (3), пересекают плацентарный барьер и подвергают мать воздействию аллоантигенов плода. Эти клетки могут оставаться в кровотоке и тканях матери через много лет после родов (4, 5).

    По сравнению с послеродовым периодом, беременность увеличивает количество моноцитов, гранулоцитов, пДК, мДК в крови, достигая пика в течение 2 триместров. Одновременно во время беременности происходит снижение CD3, CD4 и CD8 Т-лимфоцитов по сравнению с послеродовым. B-клетки уменьшаются в течение третьего триместра. NK-клетки CD56 dim снижаются во втором и третьем триместре беременности по сравнению с первым триместром и послеродовым периодом. Во втором и третьем триместрах NK и CD4 Т-клетки демонстрируют снижение выработки IFN-γ, TNF, IL-6 клеток по сравнению с послеродовым (6), но отмечаются вариабельность и противоречивые сообщения (7) .

    Материнские моноциты не показывают различий в абсолютных числах, однако они показывают некоторые фенотипические изменения, включая увеличение экспрессии молекул адгезии (CD11a, b; CD54) и высокоаффинного рецептора IgG, FcγR-I (CD64) ( 8). Абсолютное количество NK-клеток в материнской крови увеличивается в первом триместре беременности (9).

    Как и лимфоциты, количество В-клеток уменьшается во время беременности и остается на низком уровне до 1 месяца после родов. In vitro В-клетки беременных женщин были менее чувствительны, с подавлением лимфопоэза и исключением аутореактивных В-клеток (10).Несмотря на это, вакцинация во время беременности остается эффективной (11, 12).

    С 13-й недели беременности моноциты периферической крови матери также претерпевают фенотипические и функциональные изменения. Повышается способность продуцировать цитокины IL-1β и IL-12 и снижается потенциал секреции TNF-α (13). Плацента — это временный химерный орган, который развивается из стенки матки и может экспрессировать различные рецепторы и динамически доставляемые микровезикулы во время беременности (14).Этот орган обеспечивает гормональную, пищевую и кислородную поддержку плода, модулируя иммунный ответ матери (15). Материнское лицо плаценты формируется из децидуальных клеток с присутствием широкого спектра иммунных клеток, включая естественные киллеры матки (uNK), дендритные клетки (DC) и регуляторные Т-клетки (Treg). Лицо плода состоит из ворсин плаценты, в которой расположены кровеносные сосуды плода, окруженные фибробластами, и макрофаги плацентарных ворсинок фетального происхождения — клетки Хофбауэра (16, 17).

    Treg-клетки имеют решающее значение для правильного гестационного развития и численно повышаются во время беременности в периферической, молочной и пуповинной крови (18). Отцовский HLA-C является важной молекулой, которая может вызывать аллогенные иммунные ответы материнской клетки и способствовать развитию материнско-плодной толерантности (19), также T reg может регулировать активацию CD4 + и CD8 + Т-лимфоцитов посредством экспрессия IL-10 и TGFβ (20).

    Другой поразительной особенностью границы раздела матери и плода является накопление NK-клеток, которые составляют до 70% лейкоцитов лиственных клеток на ранних сроках беременности (21).Эти клетки важны для регуляции продукции цитокинов, особенно IL-10, и действуют в производстве ангиогенных факторов, хемокинов, контролируя инвазию трофобластов и доступность адекватной материнской крови в месте имплантации (17, 21, 22).

    Во время беременности гормональные изменения могут модулировать иммунные ответы, вызывая уменьшение количества ДК и моноцитов, а также снижение активации макрофагов, Т- и В-клеток (23). Чтобы лучше установить толерогенную среду, эстроген эффективно индуцирует T-regs клетки Foxp3 (24–26).

    Вирусные инфекции и беременность

    Изменения гормонального фона и функции иммунной системы, вызванные беременностью, могут повысить уязвимость женщин к инфекциям. У беременных женщин выше показатели смертности и осложнений, связанных с вирусными инфекциями, по сравнению с населением в целом (27, 28). Например, ветряная оспа у детей протекает в легкой форме, но первичные инфекции во время беременности могут прогрессировать до ветряной оспы и смерти (29).

    В 2009 г. во время пандемии гриппа h2N1 было подтверждено повышенное соотношение случаев заболевания женщин и мужчин, при котором у беременных женщин развивалось больше осложнений, таких как тяжелый острый респираторный синдром, и более высокая смертность по сравнению с населением в целом (30, 31).Аналогичным образом, в 1918 году, когда началась пандемия испанского гриппа, из 1350 зарегистрированных случаев гриппа у беременных женщин 27% умерли в результате инфекции (32). В 1957 г., в связи с пандемией H5N1, 50% смертей от гриппа среди женщин репродуктивного возраста в Миннесоте приходилось на беременных женщин (33). Хотя вирусы гриппа ограничены материнскими легкими, воспалительные цитокины могут приводить к осложнениям у плода, главным образом к преждевременным родам и выкидышу (34, 35).

    Во время эпидемии Эболы в 1995 году 46% инфицированных женщин (из 177) были беременными (36).Некоторые данные свидетельствуют о том, что во время беременности повышается риск развития серьезных заболеваний, самопроизвольного аборта, кровотечения и смерти при заражении вирусом Эбола (37). Кроме того, инфицирование вирусом Ласса у беременных женщин демонстрирует высокий уровень репликации плаценты, и риск материнско-плодной смертности увеличивается с увеличением срока беременности (38, 39).

    Вирусы могут получить доступ к децидуальной оболочке и плаценте, восходя из нижних отделов репродуктивного тракта или через гематогенную передачу, вирусный тропизм для децидуальной оболочки и плаценты в этом случае зависит от экспрессии рецепторов проникновения вируса в этих тканях, а также от иммунного ответа матери на вирус (16).

    Ряд вирусных инфекций во время беременности связан со специфическими патологическими изменениями плаценты, включая лимфоплазмоцитарный виллит с ассоциированным увеличением ворсинок и внутриворсинчатым отложением гемосидерина в условиях материнской цитомегаловирусной инфекции (40), а также редкие сообщения об интервиллозите в условиях вируса Зика вирус (41) и вирус денге (42), среди других.

    Хотя о плацентарных находках, связанных с распространенными коронавирусами, известно мало, Ng et al.сообщили о патологии плаценты у семи женщин с инфекцией SARS в Гонконге (43). В трех плацентах, доставленных в острой стадии ТОРС, было обнаружено повышенное содержание перивиллезного или субхорионического фибрина, в то время как у двух женщин, выздоровевших от инфекции в третьем триместре к моменту родоразрешения, наблюдались большие зоны бессосудистых ворсинок, причем одна из двух дополнительно демонстрация большого ворсинчатого инфаркта; оба содержали увеличенное количество ядерных эритроцитов в кровотоке плода. Ни на одной из семи исследованных плацент не было острых или хронических воспалительных процессов (43).

    Пандемия COVID-19 все еще находится на ранней стадии, и имеется предварительная серия случаев инфицирования беременных женщин. Исследование трех плацент, доставленных беременным женщинам с инфекцией SARS-CoV-2, инфицированных в третьем триместре с помощью экстренного кесарева сечения, описывает различные степени отложения фибрина. Отложение фибрина происходило внутри и вокруг ворсинок с локальным увеличением синцитиальных узелков во всех трех плацентах, множественными инфарктами ворсинок в одной плаценте и хорангиомой в другом случае.Все образцы из трех плацент были отрицательными на нуклеиновую кислоту SARS-CoV-2 (44).

    Было изучено еще одно исследование с 16 плацентами от пациентов с SARS-CoV-2, и наиболее значительным открытием является увеличение частоты признаков мальперфузии материнских сосудов (MVM), наиболее выраженной децидуальной артериопатии, включая атероз, фибриноидный некроз и гипертрофию стен. мембранных артериол (45). Материнские гипертензивные расстройства, включая гестационную гипертензию и преэклампсию, являются основными факторами риска МВМ (46), хотя только 1 из пациенток в этом исследовании была гипертонической.Несмотря на то, что SARS-CoV-2 является вирусом, который, как ожидается, вызывает воспаление, важно, что ни острая воспалительная патология (AIP), ни хроническая воспалительная патология (CIP) не были увеличены у пациентов с COVID-19 по сравнению с контрольной группой. Однако ни один из пациентов с COVID-19 в этом исследовании не был серьезно болен или подвергался цитокиновому шторму, и возможно, что CIP может быть вызван в тех случаях тяжелого системного воспаления (45).

    О выкидышах у женщин с COVID-19 известно мало, один случай произошел с беременной женщиной с симптоматическим коронавирусным заболеванием, у которой был выкидыш во втором триместре.Мертворожденный ребенок был доставлен вагинально, и мазки из подмышечных впадин, рта, мекония и крови плода, полученные в течение нескольких минут после рождения, дали отрицательный результат на SARS-CoV-2 и бактериальную инфекцию. Вскрытие плода не показало пороков развития, а биопсия легких, печени и тимуса плода была отрицательной на SARS-CoV-2. Кроме того, образцы околоплодных вод и вагинальные мазки, взятые во время родов, дали отрицательный результат на SARS-CoV-2 и бактериальную инфекцию. Гистология плаценты выявила смешанные воспалительные инфильтраты, состоящие из нейтрофилов и моноцитов в субхориальном пространстве, и неспецифическое увеличение межворсинчатого отложения фибрина (47).

    Во время всемирной эпидемии SARS-CoV-1 (тяжелый острый респираторный синдром, коронавирус-1) в 2003 году был зарегистрирован заметный рост смертности и заболеваемости среди беременных (48). Согласившись с предыдущими наблюдениями, что риск вирусной пневмонии значительно выше среди беременных женщин по сравнению с остальной частью населения (49).

    В 2012 году заражение коронавирусом ближневосточного респираторного синдрома (БВРС-КоВ) в Саудовской Аравии после изоляции пациента мужского пола, умершего от тяжелой пневмонии (50, 51).Данные о влиянии БВРС-КоВ на беременность ограничены, тогда как есть описание мертворождения на 5-м месяце беременности (52). В период с 2012 по 2016 год Министерство здравоохранения Саудовской Аравии сообщило о 1308 случаях заражения БВРС-КоВ, пять из которых были беременными (53). Несмотря на немногочисленность описаний, иммунологические изменения во время беременности могут повлиять на восприимчивость к БВРС-КоВ и тяжесть клинического заболевания (51).

    В модели инфекции вирусом герпеса на мышах, даже при отсутствии прохождения вируса герпеса через плаценту, наблюдалось заметное повышение уровней провоспалительных цитокинов, включая IFN-γ и TNF-α, а также изменения в развитии плода. (30).Этот сценарий может быть результатом провоспалительной реакции плаценты, вызванной инфекцией, или может быть следствием других физиологических изменений в матери или плаценте, связанных с инфекционным процессом (54).

    Плацентарные клетки, преимущественно трофобласты, экспрессируют TLR (Toll-подобные рецепторы), и эта экспрессия варьируется в зависимости от гестационного возраста и стадии дифференцировки этих клеток. Вирусные инфекции могут нарушить тонкую иммунную регуляцию на границе раздела матери и плода и привести к повреждению плода, даже если вирус не достигает его напрямую (55).Например, TLR-3, экспрессируемый трофобластами в первом триместре беременности (56), опосредует быстрый противовирусный ответ (57) и индуцирует продукцию цитокинов, интерферона I типа (IFN) и IFN типа III (58). TLR7 также экспрессируется в трофобластах, что индуцирует синтез противовирусных цитокинов и играет роль в предотвращении внутриутробной передачи HBV (59). Однако эти воспалительные реакции могут быть связаны с осложнениями во время беременности, такими как преэклампсия и / или дефицит внутриутробного развития (1).

    В целом цитокины и IFN являются важными медиаторами здоровой беременности из-за их роли в регуляции функции клеток, пролиферации и экспрессии генов. Однако при нарушении регуляции они могут прервать пути развития плода и плаценты (60).

    Иммунитет новорожденных и вирусные инфекции

    По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), около 2,5 миллионов детей умерли в течение первого месяца жизни в 2018 году. Ежедневно умирает около 7000 новорожденных, что составляет 47% всей детской смертности в возрасте до 5 лет (61).Большинство случаев смерти новорожденных связано с преждевременными родами, осложнениями, связанными с родами (асфиксия при рождении или недостаточное дыхание при рождении), инфекциями и врожденными дефектами. Что касается самой высокой частоты инфицирования, наблюдаемой в раннем возрасте, ее обычно связывают с незрелой иммунной системой в переходный послеродовой период (62).

    Врожденные иммунные клетки состоят из специализированных клеток, таких как гранулоциты (например, нейтрофилы), моноциты, макрофаги, DC и врожденные лимфоциты.Примерно на 5 неделе беременности нейтрофилы присутствуют в паренхиме печени плода человека (63), по сравнению с реакцией взрослых нейтрофилы новорожденных имеют качественные и количественные нарушения реакции в стрессовых условиях, включая снижение хемотаксиса, респираторный взрыв и образование внеклеточных ловушек ( 64).

    Профиль цитокинов, продуцируемых антигенпрезентирующими клетками (APC), моноцитами / макрофагами и DC, у новорожденного отличается от профиля, продуцируемого взрослыми. Как правило, APC новорожденных продуцируют меньше провоспалительных цитокинов, таких как IL-1β, TNF-α, IL-12p70 и IFN типа I, при стимуляции TLR (65).В противном случае он производит большое количество цитокинов, способствующих Th27 (IL-6 и IL-23), по сравнению со взрослыми клетками (66). Далее важность противовоспалительного ответа в раннем возрасте подчеркивается большим количеством IL-10, продуцируемым новорожденными моноцитами / обычными DC (cDC) по сравнению со взрослыми (67).

    Характер врожденного цитокинового ответа можно объяснить двумя механизмами: (i) высокими уровнями внутриклеточного циклического аденозинмонофосфата (цАМФ) в мононуклеарных клетках, вторичного мессенджера, который подавляет Th2, но увеличивает выработку Th3 и противовоспалительных цитокинов (68) и ( ii) измененная способность связывания ДНК факторов транскрипции, таких как IRF3, с промоторными областями генов цитокинов, вторичными по отношению к возрастному хроматину (69).Любопытно, что активация ДК новорожденных с помощью агониста CLR Dectin или макрофагально-индуцируемого лектина C-типа (Mincle) одновременно с TLR7 / 8 сильно стимулирует активацию каспазы-1 и NF-kB и продукцию поддерживающих Th2 цитокинов (включая IL-12p70), преодоление возрастного эпигенетического барьера в раннем возрасте для функции IRF3 и приводит к фенотипу Th-1 (70, 71). На 14 неделе беременности можно обнаружить зрелые αβ Т-лимфоциты плода. Во втором и третьем триместрах беременности набор рецепторов Т-клеток плода разнообразится (72).Как правило, новорожденные имеют ограниченный ответ профиля Th2 на некоторые вакцины и патогены, что согласуется с более низкой способностью CD4 T-клеток продуцировать IFN-γ и APCs производить цитокины с перекосом Th2 (73). Хотя есть некоторые ситуации, когда чувствительность профиля Th2 эффективна, например, у новорожденных и младенцев развиваются ответы Th2, подобные взрослым, на вакцины БЦЖ или коклюш, а у плода могут развиваться ответы Th2 при врожденной ЦМВ-инфекции (74–76).

    Недавние исследования показали, что иммунная система в раннем возрасте может иметь преимущества для выработки широко нейтрализующих антител (bnAbs), что очень желательно для вакцины против ВИЧ.Фактически, у ВИЧ-инфицированных детей реакция bnAbs развивается раньше и чаще, чем у инфицированных взрослых (77).

    Врожденные и перинатальные вирусные инфекции действительно возникают и могут приводить к серьезным нарушениям в младенчестве и детстве, основные причины могут быть связаны с патогенами, такими как Toxoplasma gondii , вирус краснухи, цитомегаловирус (ЦМВ), вирусы герпеса, сифилис и вирус Зика. (78). Хотя синдром вируса врожденной краснухи больше не наблюдается в странах с обязательной иммунизацией против этого вируса, недавно в Бразилии произошла вспышка вируса Зика (ZIKV), которая привела к синдрому ZIKV с поражениями мозга, сопоставимыми с врожденной ЦМВ-инфекцией, но более тяжелыми ( 79).

    Новорожденные демонстрируют незрелый иммунный ответ, первое воздействие на раздражитель окружающей среды может сформировать иммунный ответ легких (80). Кроме того, в легких преобладает иммунный ответ типа 2 (81), эти характеристики делают младенцев восприимчивыми к респираторным вирусным инфекциям, частой причине смерти младенцев (82). RSV является важной причиной заболеваний нижних дыхательных путей у младенцев во всем мире и является причиной одной трети смертей от инфекций нижних дыхательных путей у детей в возрасте до 1 года (83).

    Беременные женщины считаются подверженными высокому риску тяжелого гриппа, по этой причине вакцинация против гриппа рекомендована беременным женщинам и включена в программы иммунизации (84). Вакцинация против гриппа безопасна и защищает от преждевременных родов (PTB) и низкой массы тела при рождении (LBW) (85). Было также показано, что одно из преимуществ материнской иммунизации распространяется на новорожденных за счет передачи материнских антител, обеспечивая пассивную иммунизацию против вируса гриппа (86).

    В отношении тяжелой пандемической болезни, вызванной гриппом h2N1 в 2009 г., некоторые исследования предположили связь между тяжелым заболеванием, вызванным вирусом h2N1, преждевременными родами и внутриутробной смертью плода; однако эти ограниченные данные не позволяют сделать однозначных выводов (35).

    SARS-CoV-1 заразил около 100 беременных женщин во время пандемии (87), что привело к высокой летальности и частоте выкидышей (88), но неонатальных инфекций не зарегистрировано (88). В 2017 году Синтия Максвелл постулировала возможность интенсивной терапии и процедур для правильного ведения материнских и неонатальных инфекций SARS-CoV-1 (89).

    Вертикальная передача MERS не задокументирована. В описании случая, проведенном Alserehi et al., Матери был поставлен диагноз MERS, проведено лечение и выполнено кесарево сечение, чтобы родить здорового недоношенного ребенка на сроке гестации 32 недели (52). Hon et al. описал 14 детей с MERS, у которых наблюдалась стойкая лихорадка и кашель, после лечения не было зарегистрировано ни одного летального случая. Все дети в этом отчете заразились инфекцией в результате передачи от взрослого ребенку, и о передаче инфекции от детей к детям не сообщалось (90).Iqbal et al. сообщили о случае самопроизвольных родов через естественные родовые пути у беременных, инфицированных COVID-19, без признаков неонатальной инфекции в течение 7 дней после родов (91). Тем не менее, важно отметить, что в этом отчете были предприняты меры предосторожности при контакте для предотвращения послеродовой передачи инфекции.

    Иммунный ответ и COVID-19

    В конце 2019 года в Ухане, Китай, начали расследование респираторного инфекционного заболевания (92). Сначала заражение происходило при контакте с некоторыми инфицированными животными, но вскоре появились первые сообщения о передаче от человека к человеку (93). Вирус был идентифицирован как принадлежащий к семейству coronaviridae и получил обозначение SARS-CoV-2. (тяжелый острый респираторный синдром коронавирус-2) (94).Как и другие представители этого вирусного семейства, MERS и SARS-CoV-1, новый коронавирус вызывает респираторное заболевание, названное COVID-19 (коронавирусное заболевание-2019) (95).

    Хотя SARS-CoV-1 и SARS-CoV-2 очень похожи, они по-разному повлияли на мир. SARS-CoV-1 возник в 2002 году и унес жизни почти 800 человек в 26 странах (96), и даже без вакцины были приняты превентивные меры в виде изоляции пациентов. Новый коронавирус убил более 480000 человек всего за 6 месяцев и распространился на 5 континентов (97).

    SARS-CoV-2 имеет генетическое сходство между SARS-CoV-1 и MERS, 79 и 50% соответственно (98). SARS-CoV-2 представляет собой оболочечный одноцепочечный РНК-вирус и имеет геном из ~ 30 000 нуклеотидов, кодирующих структурные и вспомогательные белки — крупнейший из известных вирусных РНК-геномов (99).

    SARS-CoV-1 и SARS-CoV-2 проникают в клетки хозяина через рецептор ACE2 (ангиотензинпревращающий фермент 2) (100). В легком, наиболее пораженном органе среди инфицированных, основной мишенью являются альвеолярные клетки 2 типа (101).Рецептор ACE2 также экспрессируется в клетках почек, пищевода, сердца (102). Более того, небольшой процент моноцитов и макрофагов экспрессирует рецептор ACE2 (94, 99). Таким образом, может существовать другой альтернативный рецептор или инфекционный путь, такой как антитело-зависимое усиление (ADE). Однако, в отличие от других коронавирусов, ограниченных респираторными заболеваниями, SARS-CoV-2 вызвал полиорганную недостаточность. Кроме того, этот рецептор более выражен у пожилых людей, что связано с иммунным старением и другими сопутствующими заболеваниями, распространенными среди пожилых людей, что может служить оправданием высокой летальности в этой возрастной группе (103).

    Пики вирусной нагрузки происходят в течение первой недели заражения, а затем постепенно снижаются в течение следующих нескольких дней. Кроме того, вирусная нагрузка коррелирует с возрастом пациента. Антитела IgG и IgM начинают увеличиваться через 10 дней после заболевания, и у большинства пациентов происходит сероконверсия в первые 20 дней (104). Более того, анализов in vitro показали, что сыворотка пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, способна нейтрализовать вирус (101). Таким образом, гуморальный ответ может быть еще одной противовирусной стратегией через перенос плазмы (105).При SARS-CoV-1 и MERS в качестве механизма ускользания вируса вирус может подавлять ответ IFN типа I либо с помощью цитозольных сенсоров убиквитинирования, либо ингибируя транслокацию ядерных факторов, либо уменьшая фосфорилирование STAT1 (106).

    Нейтрофилов, С-реактивного белка и некоторых цитокинов (таких как IL-6, TNF, IL-10) повышается при COVID-19, и это повышение коррелирует с тяжестью заболевания и смертью (97). При серьезном заболевании были обнаружены такие же уровни белка, и увеличение воспалительных цитокинов коррелировало с уменьшением T CD4 + и T CD8 + лимфоцитов и снижением продукции IFNγ.В-лимфоциты, по-видимому, не страдают от болезни, независимо от степени тяжести (92, 103, 107).

    Эти характеристики, наблюдаемые у пациентов, указывают на то, что COVID-19 может быть опосредован интенсивным воспалительным процессом, который зависит от тяжести заболевания. Как и в случае SARS-CoV-1 и MERS, это повышение уровня цитокинов, известное как цитокиновый шторм, может быть связано с патогенезом заболевания (92).

    Чтобы защитить себя от агрессивного агента (такого как инфекция, травма, острое воспаление и др.), Организм вырабатывает преувеличенную реакцию, чтобы локализовать, а затем устранить повреждение.Этот ответ известен как синдром системного воспалительного ответа (SIRS) или, если источником инфекции является сепсис (108), этот процесс приводит к высвобождению белков острой фазы и эндокринным, гематологическим и иммунологическим изменениям, в том числе цитокиновому шторму. приводят к повреждению тканей и даже смерти (109).

    Цитокиновый шторм вырабатывается, в основном, высокоактивированными макрофагами и может вызывать повреждение легких и запускать вирусный сепсис (110). Это воспаление приводит к другим осложнениям, таким как острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС), дыхательная и сердечная недостаточность (48, 111).Исследования на мышах, инфицированных SARS-CoV-1, также демонстрируют, что цитокиновый шторм ослабляет адаптивный иммунитет (112).

    Другие факторы также могут влиять на восприимчивость людей, инфицированных COVID-19, и полиморфизмы некоторых генов, хорошо документированные для других вирусных инфекций (113).

    COVID-19: иммунитет матери и новорожденного

    В настоящее время не существует вакцины или специальных препаратов для борьбы с SARS-CoV-2. Во время беременности инфекции пневмонии могут вызвать повышенный риск смерти для матери и плода (114), что также может привести к таким осложнениям, как преждевременные роды и небольшие для гестационного возраста роды (115).

    Клетки синцитиотрофобластов плаценты экспрессируют рецептор ACE2, и этот рецептор высоко экспрессируется в первые месяцы беременности. Связанная с незрелостью плаценты, ранняя экспрессия ACE2 может сделать первый триместр наиболее вероятным периодом для заражения SARS-CoV-2 (14). Сериновая протеаза, TMPRSS2, также необходима для проникновения вируса (100, 116), и до сих пор нет единого мнения относительно экспрессии плаценты. Некоторые исследования сообщают о низкой, но присутствующей экспрессии мРНК в плаценте человека (117), другие описывают, что экспрессия не обнаруживается (118).Связь экспрессии TMPRSS2 и ACE2 в первые месяцы беременности сделает эту фазу более восприимчивой к инфекции SARS-CoV-2.

    Анализы крови у беременных выявляют регулярные маркеры COVID-19, такие как лимфопения, нейтрофилия и повышенный уровень С-реактивного белка у беременных (119, 120). Некоторые отчеты также подтвердили увеличение ALT, AST и D-димера (120–122). Важный отчет подтвердил, что у 3 матерей развилась анемия и одышка, которые потенциально могли быть фактором риска во время кесарева сечения (123).

    Chen и соавторы подтвердили изменение уровней кальция и альбумина в крови беременных женщин с инфекцией SARS-CoV-2 (124), что потенциально может увеличить тяжесть COVID-19 (125). Кроме того, в недавнем отчете, касающемся материнской смертности вследствие COVID-19, 2 случая сообщили о низком количестве тромбоцитов, что связано с увеличением смертности от COVID-19 (126, 127).

    Все еще исследуются эффекты инфекции SARS-CoV-2 в контексте матери и плода (Таблица 1).

    Таблица 1 . Влияние инфекции SARS-CoV-2 на беременных.

    В некоторых сообщениях описывается, что матери с симптомами инфицирования не передавали вирус во время беременности. В отчете о семи случаях показано, что три ребенка были протестированы на SARS-CoV-2, и только у одного был положительный результат через 36 часов после родов (138). С другой стороны, другой отчет показывает увеличение воспалительных цитокинов и вирус-специфических уровней IgM у новорожденных, от инфицированных матерей, через 2 часа после рождения (120), а в другом отчете у новорожденных представлены вирус-специфические IgM и IgG, но нет SARS-CoV-2-инфекция (таблица 1) (128).Это приводит к возможности активации материнской иммунной системы с помощью SARS-CoV-2, что может иметь некоторые последствия для здоровья потомства и развития иммунной системы.

    Хотя количество беременных женщин с исследованиями COVID-19 ограничено, окончательного сообщения о вертикальной передаче инфекции нет (таблица 1) (129, 139). В недавнем отчете о случае было описано два случая высыпаний и один с изъязвлениями лица (123).

    Другой важный фактор, помимо активации иммунной системы, использование противовирусных препаратов матерью также может навсегда повлиять на иммунный ответ потомства (140), поскольку в настоящее время не существует стандартного протокола лечения, касающегося использования антибиотиков или противовирусных препаратов (Таблица 1) (115 ).

    Лишь у части пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, развиваются тяжелые респираторные расстройства, неизвестно, могут ли беременные быть более восприимчивыми к легочным заболеваниям. COVID-19 может прогрессировать до тяжелого воспаления легких, которое на тяжелой стадии может прогрессировать до опасного для жизни заболевания (141). Этот воспалительный процесс связан с высокими уровнями цитокинов в плазме, поскольку цитокиновый шторм, включая IL-2, IL-7, IL-10, G-CSF, IP-10, MCP-1, MIP-1A и TNFα (92) .

    Это может играть важную роль во время беременности, поскольку предполагается, что IL-2 активируется в преэклампсии (142) и выкидышах (143), а сигнальный путь IL-7 / IL-7R при выкидышах плода (144) из-за повышение соотношения клеток Th27 / Treg (145).

    Другим важным аспектом является возможное влияние полиморфизма на заболевания COVID-19, что хорошо задокументировано для других вирусных инфекций (114). Кроме того, полиморфизм цитокинов, таких как полиморфизм TNF-α 308G / A (rs1800629), связан с повторным невынашиванием беременности (146).

    Фактически, рецепторы TNF-α и TNF-α играют важную роль в развитии плода, присутствуя в яичниках, эндометрии, плаценте и плода, а также в околоплодных водах в различной концентрации (147).Это увеличение TNF-α во время беременности может иметь отношение к различным результатам для здоровья в зависимости от срока гестации (148), что приводит к некрозу тканей плаценты и гипоксии (149). Интересно, что резкое повышение этого цитокина во время беременности у животных может вызвать аборт (7).

    Более того, изменение состояния здоровья матери во время беременности может иметь долгосрочные последствия для здоровья потомства (150). Воспалительные процессы во время беременности также могут влиять на здоровье женщины, поскольку повышение уровня TNF-α во время беременности также может привести к нарушению чувствительности к инсулину (151) и сахарному диабету беременных (152).

    На животных моделях было показано, что воспаление во время беременности приводит к изменениям в поведении (153, 154), развитию мозга плода (155–157), метаболическим нарушениям (158, 159) и формированию иммунного ответа потомства на антигены и инфекции (160, 161).

    Физиологическая реакция, такая как стресс и контроль температуры, во время инфекции может оказывать долгосрочное воздействие на беременных женщин с COVID-19. Повышение уровня гормонов, связанных со стрессом, также может влиять на иммунную систему потомства (162), а лихорадка во время беременности увеличивает вероятность нервных расстройств у детей (163).

    Более того, повышение уровня противовоспалительного цитокина IL-10 у матерей с COVID-19, вероятно, является регуляторным механизмом, имеющим решающее значение для регулирования воспаления (164) и поддержания беременности (165).

    Несмотря на то, что до сих пор не поступало сообщений о вертикальной передаче COVID-19, было описано несколько сообщений об инфекциях в раннем возрасте с очень низким уровнем смертности (98, 119). Опубликованы отчеты с рекомендациями по лечению беременных с COVID-19 (166) и новорожденных с COVID-19 (167, 168).Другой возможный путь заражения SARS-CoV-2 — это оральная передача с образцами фекалий (169) и при грудном вскармливании от матери, инфицированной SARS-CoV-2. Что касается грудного вскармливания, небольшое исследование не обнаружило признаков COVID-19 в грудном молоке шести пациентов (139). Однако основная проблема заключается в том, может ли инфицированная мать передать вирус через дыхательные пути во время грудного вскармливания.

    Другие вирусы в прошлом также вызывали беспокойство у беременных женщин. Вирус Зика был связан с несколькими случаями микроцефалии у новорожденных во время эпидемии 2015 года в Бразилии (170).Инфекция достигла пика в первом триместре беременности, когда были более благоприятные условия для ее проникновения и размножения в клетках плаценты. В случае SARS-CoV-2 еще не представляется возможным из-за времени, когда в мире происходит заражение, наблюдать последствия заражения в первом триместре беременности. Принимая во внимание раннюю беременность, незрелость плацентарной ткани вместе с повышающей регуляцией экспрессии ACE2 в плацентарных клетках, возможно, наиболее уязвимый период для инфекции SARS-CoV-2 приходится на первый триместр беременности.

    Важно подчеркнуть, что после пандемии гриппа 2009 г. появились сообщения о снижении цитокиновой реакции на бактериальные инфекции. Это приводит к гипотезе о том, что COVID-19 может привести к нарушению иммунного ответа на другие патогены и вакцины в будущем.

    Необходимы дальнейшие исследования для выявления возможных последствий SARS-CoV-2 / COVID-19 для беременности, возможной инфекции плаценты в первом триместре беременности и последствий цитокинового шторма для здоровья новорожденных.

    Авторские взносы

    RA и MS: написание, концепция и обзор. NP, LO и SG-S: напишите и просмотрите. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Финансирование

    РА имеет стипендию постдокторантуры от FAPESP (19 / 02679-7), а LO также имеет постдокторскую стипендию от FAPESP (19 / 07976-0). SG-S имеет степень магистра от FAPESP (19 / 22448-0).

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    2. ПрабхуДас М., Бонни Э., Карон К., Дей С., Эрлебахер А., Фазлеабас А. и др. Иммунные механизмы на стыке матери и плода: перспективы и проблемы. Nat Immunol. (2015) 16: 328–34. DOI: 10.1038 / ni.3131

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Бьянки Д.В., Зиквольф Г.К., Вейл Г.Дж., Сильвестр С., ДеМария А.М. Клетки-предшественники плода мужского пола сохраняются в материнской крови в течение 27 лет после родов. Proc Natl Acad Sci USA. (1996) 93: 705–8. DOI: 10.1073 / pnas.93.2.705

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Купманс М., Кремер Ховинга И.К., Баелде Х.Дж., Харви М.С., де Хир Э., Брюйн Дж.А. и др. Химеризм встречается в щитовидной железе, легких, коже и лимфатических узлах у женщин с сыновьями. J Reprod Immunol. (2008) 78: 68–75. DOI: 10.1016 / j.jri.2008.01.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Краус Т.А., Энгель С.М., Сперлинг Р.С., Келлерман Л., Ло И., Валленштейн С. и др.Характеристика иммунного фенотипа беременности: результаты исследования вирусного иммунитета и беременности (VIP). J Clin Immunol. (2012) 32: 300–11. DOI: 10.1007 / s10875-011-9627-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Мур А.Г., Браун Д.А., Фэрли В.Д., Баускин А.Р., Браун П.К., Мунье М.Л. и др. Цитокин-1 суперсемейства трансформирующего фактора роста-ss, цитокин, макрофаги, ингибирует цитокин-1, присутствует в высоких концентрациях в сыворотке крови беременных женщин. J Clin Endocrinol Metab. (2000) 85: 4781–8. DOI: 10.1210 / jcem.85.12.7007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Ватанабе М., Иватани И., Канеда Т., Хидака И., Мицуда Н., Моримото Ю. и др. Изменения субпопуляций T, B и NK лимфоцитов во время и после нормальной беременности. Am J Reprod Immunol. (1997) 37: 368–77. DOI: 10.1111 / j.1600-0897.1997.tb00246.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Aït-Azzouzene D, Gendron MC, Houdayer M, Langkopf A, Bürki K, Nemazee D, et al.Материнские B-лимфоциты, специфичные для отцовских антигенов гистосовместимости, частично удаляются во время беременности. J Immunol. (1998) 161: 2677–83.

    Google Scholar

    11. Steinhoff MC, Omer SB, Roy E, Arifeen SE, Raqib R, Altaye M, et al. Иммунизация против гриппа при беременности — ответы антител у матерей и младенцев. N Engl J Med. (2010) 362: 1644–6. DOI: 10.1056 / NEJMc0

    002655

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    155. Паттерсон PH. Материнская инфекция: окно нейроиммунных взаимодействий в развитии мозга плода и психических заболеваниях. Curr Opin Neurobiol. (2002) 12: 115–8. DOI: 10.1016 / s0959-4388 (02) 00299-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    156.Уракубо А., Ярског Л. Ф., Либерман Дж. А., Гилмор Х. Дж. Пренатальное воздействие материнской инфекции изменяет экспрессию цитокинов в плаценте, околоплодных водах, мозге плода. Schizophr Res. (2001) 47: 27–36. DOI: 10.1016 / s0920-9964 (00) 00032-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    157. Wischhof L, Irrsack E, Osorio C, Koch M. Пренатальное воздействие LPS — модель шизофрении на крысах, связанная с развитием нервной системы — по-разному влияет на когнитивные функции, миелинизацию и экспрессию парвальбумина у потомства мужского и женского пола. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. (2015) 57: 17–30. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2014.10.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    158. Yu S, Wen Y, Li J, Zhang H, Liu Y. Пренатальное воздействие липополисахаридов вызывает дислипидемию у потомства крыс-самцов. Front Physiol. (2018) 9: 542. DOI: 10.3389 / fphys.2018.00542

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    159. Никлассон Б., Самсио А., Бликст М., Сандлер С., Сьохольм А., Лагерквист Е. и др.Пренатальное вирусное воздействие с последующим стрессом у взрослых вызывает непереносимость глюкозы у мышей. Diabetologia. (2006) 49: 2192–9. DOI: 10.1007 / s00125-006-0339-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    160. Герхольд К., Авагян А., Сейб К., Фрей Р., Стейнле Дж., Аренс Б. и др. Пренатальное воздействие эндотоксина в дыхательные пути предотвращает последующую аллерген-индуцированную сенсибилизацию и воспаление дыхательных путей у мышей. J Allergy Clin Immunol. (2006) 118: 666–73.DOI: 10.1016 / j.jaci.2006.05.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    161. Kunzmann S, Collins JJ, Kuypers E, Kramer WB. Выведено из равновесия: влияние дородового воспаления на развивающиеся легкие и иммунную систему. Am J Obstet Gynecol. (2013) 208: 429–37. DOI: 10.1016 / j.ajog.2013.01.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    162. Лим Р., Федулов А.В., Кобзик Л. Материнский стресс во время беременности увеличивает предрасположенность новорожденных к аллергии: роль глюкокортикоидов. Am J Physiol Lung Cell Mol Physiol. (2014) 307: L141–8. DOI: 10.1152 / ajplung.00250.2013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    163. Zerbo O, Iosif AM, Walker C, Ozonoff S, Hansen RL, Hertz-Picciotto I. Связаны ли материнский грипп или лихорадка во время беременности с аутизмом или задержкой развития? Результаты исследования CHARGE (Риски детского аутизма, обусловленные генетикой и окружающей средой). J Autism Dev Disord. (2013) 43: 25–33. DOI: 10.1007 / с10803-012-1540-х

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    164. Ерыдин И.А., Дик Б. Влияние анти-TNF-α на развитие потомства и невынашивание беременности у крыс. Acta Sci Vet. (2016). 44: 1350. DOI: 10.22456 / 1679-9216.80901

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    166. Peyronnet V, Sibiude J, Deruelle P, Huissoud C, Lescure X, Lucet JC и др. Инфекция SARS-CoV-2 во время беременности. Информация и предложения по управлению.CNGOF. Gynecol Obstet Fertil Senol. (2020) 48: 436–43. DOI: 10.1016 / j.gofs.2020.03.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    167. Chen Z, DU LZ, Fu JF, Shu Q, Chen ZM, Shi LP, et al. План неотложной помощи при межбольничной передаче новорожденных с инфекцией SARS-CoV-2. Чжунго Данг Дай Эр Кэ За Чжи. (2020) 22: 226–30. DOI: 10.7499 / j.issn.1008-8830.2020.03.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    168.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    © 2021 КОПИИ БРЕНДОВЫХ ЧАСОВ